Дипломного образования» 1, уз «Минский областной клинический центр психиатрия наркология» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
«Минский областной учебно-методический центр» XV республиканская... 3 648.72kb.
Дипломного образования» игу «Минский городской центр гигиены и эпидемиологии» 1 176.9kb.
Государственное учреждение «Минский областной учебно-методический... 3 551.74kb.
Государственное учреждение «Минский областной учебно-методический... 8 1504.65kb.
Примерная программа дисциплины психиатрия и наркология для специальностей... 5 565.41kb.
Минского областного исполнительного комитета государственное учреждение... 1 27.16kb.
Непрерывное профессиональное развитие медицинских работников письмо... 1 117.29kb.
Депрессии при различных психических заболеваниях клиника и лечение 14. 5 783.82kb.
Православная энциклопедия "Домашний доктор" в вопросах и ответах... 9 1823.35kb.
Гу «Областной центр по усыновлению при министерстве образования Саратовской... 1 131.57kb.
24 марта – Всемирный день борьбы с туберкулезом. Мультирезистентный... 1 74.3kb.
Предварительный график Образовательных недель на 2013 год Десятая... 1 23.71kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Дипломного образования» 1, уз «Минский областной клинический центр психиатрия наркология» - страница №1/3

УДК 616.89-008.441.44:614.253

Е.В. Ласый1, К.М. Минкевич2

ГУО «Белорусская медицинская академия последипломного образования»1, УЗ «Минский областной клинический центр психиатрия - наркология»2
СВЯЗЬ СПЕЦИАЛЬНОСТИ И ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК С БАЗОВЫМИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯМИ ВРАЧЕЙ О СУИЦИДАЛЬНОМ ПОВЕДЕНИИ И ЧАСТОТОЙ СТОЛКНОВЕНИЯ С СУИЦИДАЛЬНЫМИ СОБЫТИЯМИ
Резюме

Врачи часто сталкиваются с суицидальным поведением (СП) пациентов и сами относятся к группе риска СП. Цель исследования: выявить связи демографических и профессиональных характеристик с базовыми представлениями врачей о СП и с частотой столкновения врачей с суицидальными событиями в практике и личной жизни. Методы: анонимное анкетирование врачей с помощью опросника «Отношение специалиста к суициду». Результаты: анкету заполнили 425 человек (мужчины – N=179, 42,1%). Выявлены статистически значимые связи переменных специальность, пол, возраст, стаж работы, религиозность с оценкой врачами причин суицида, его связи с психическими расстройствами, верой в возможность предотвратить суицид, количеством суицидов и парасуицидов в практике, степенью влияния СП, СП в личном и семейном анамнезе врачей, знаниями о депрессии. Врачи-психиатры проявляли более высокий уровень «чувствительности» в восприятии СП и чаще, чем другие специалисты, отмечали мысли суицидального характера у себя. Заключение Необходимо проведение дальнейших исследований с целью уточнения характера влияния личностных и профессиональных факторов на адекватность оценки риска суицида и степень собственного эмоционального благополучия.



Ключевые слова: суицидальное поведение, частота, оценка, врачи, специальность, пол, возраст.

Resume

The connection of professional and demographic characteristics with physicians’ basic knowledge about suicidal behavior and frequency of suicidal events

Physicians frequently confront with suicidal behavior (SB) of their patients and more over they are at the high risk of suicide too. Aim: to evaluate how professional and demographic characteristics influence physicians’ basic knowledge about SB and frequency of suicidal events in their practice and personal history. Method: the questionnaire “Specialists attitude to suicide” has been proposed anonymously to the group of physicians. Results: the number of 425 questionnaires have been filled (male – N=179, 42.1%). Statistically significant bonds have been revealed between specialty, sex, age, religiosity and years of practice on the one side, and physicians’ knowledge of suicide causes, its connection with mental disorders, belief in possibility to prevent suicide, SB frequency in practice and strength of its influence on doctor, number of suicidal events in personal history and knowledge about depression, on the other. Psychiatrists appeared to be more sensitive in perception of SB of their patients and have reported their own suicidal ideation more frequently than other specialists. Conclusion: further studies are necessary to clarify more precisely the peculiarities of personal and professional traits’ influence on the quality of suicide risk assessment and doctors’ emotional well-being.



Key words: suicidal behavior, frequency, assessment, physicians, specialty, sex, age
***

В исследованиях неоднократно отмечалось, что профессия врача предполагает наличие многосторонних связей с суицидальным поведением (СП). С одной стороны, врачам приходиться достаточно часто сталкиваться с суицидальными событиями среди пациентов [1, 5], оказывать помощь лицам в состоянии пресуицидального кризиса, а также родственникам и близким людям лиц, умерших вследствие суицида [7]. Эти факты обуславливают высокий уровень ответственности врачей за диагностику суицидального риска и профилактику СП, что требует повышения уровня осведомлённости врачей лечебных специальностей в указанных вопросах [6]. С другой стороны, врачи относятся к профессиональной группе высокого уровня эмоционального дистресса, в том числе связанного, как с переживанием симптомокомплекса реакции горя вследствие СП пациентов, так и с непродуктивными психологическими защитами, препятствующими этим переживаниям [8, 14]. Риск суицида у врачей часто превышает популяционный и/или риск в других профессиональных группах [11]. Предполагается, что представления врачей о суициде и отношение к СП могут влиять, как на адекватность оценки риска у других, так и на способность специалиста справляться с неприятными эмоциями и управлять степенью собственных депрессивных реакций [9, 12].

В связи с указанным, представляет собой интерес, как определённые профессиональные и демографические характеристики – пол, возраст, специальность и другие - влияют на информированность врачей и восприятие ими проблемы суицида.

Цель исследования – выявить возможные связи ряда демографических и профессиональных характеристик выборки врачей с базовыми представлениями о СП и с частотой столкновения врачей с суицидальными событиями в практике и личной жизни.

Материалы и методы

Было проведено анонимное анкетирование опросником для специалиста «Отношение к суициду» врачей различных специальностей ряда лечебных учреждений г. Минска и слушателей кафедры психиатрии и наркологии БелМАПО (2009-2011 гг.). Характер анкеты и обоснования для её применения описаны ранее [1, 4]. Объём выборки составил 425 человек (женщины – N=246, 57,9%, мужчины – N=179, 42,1%). Подробные описательные характеристики выборки представлены ранее [1].

Выборка была последовательно разделена на несколько дихотомических подгрупп. В качестве группирующих использовались такие независимые признаки, как пол, специальность («психиатры» - «другие специальности»), возраст («22-40 лет» - «41 год и старше»), стаж работы («менее 1 года – 10 лет» - «11 и больше лет»). Приверженность религии была разделена на три категории: «религиозен» - «не религиозен» - «затрудняюсь ответить». К группе «религиозных» были причислены врачи, которые сами отнесли себя к категории верующих, отметив принадлежность к католической, православной, протестантской и другим религиозным конфессиям. В подгруппу «не религиозных» были включены те, кто отнёс себя к «атеистам», «не считал себя верующим, но и атеистом назвать не мог», «не считал себя религиозным, но не исключал жизнь после смерти».

В качестве зависимых мы рассматривали такие переменные, как оценка врачами причин суицида, его связи с психическими расстройствами, вера в возможность предотвратить суицид, количество суицидов и парасуицидов в практике, степень влияния суицида и парасуицида, суицидальное поведение в личном и семейном анамнезе врача, количество правильно названных антидепрессантов и симптомов депрессии.

Статистическая обработка данных проводилась средствами пакета IBM SPSS Statistics 19.0. Для анализа связи между признаками использовались таблицы сопряженности, так как данные были представлены номинативными признаками. Сравнение долей и наличие связи между признаками оценивались с помощью критерия Хи-квадрат Пирсона (для таблиц 2*2 - с поправкой на непрерывность Йейтса) [2, 3]. При наличии менее 5 наблюдений в ячейке таблицы сопряжённости 2*2 использовался точный критерий Фишера [2, 3]. Малое значение уровня значимости (P<0,05) свидетельствовало о том, что гипотеза о независимости признаков должна быть отклонена, т.е. связь между ними принималась как статистически значимая. Из статистической обработки автоматически исключались наблюдения, имевшие системные пропуски в анализируемых данных. В таблицах приведено количество участников опроса (N), давших ответ на данный пункт анкеты; соответственно, доли по категориям пункта рассчитывались от этого количества.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Обнаруженные статистически значимые связи ряда признаков приведены в таблице 1. Объяснение возможных особенностей и характера статистической связи представлено в таблицах 2-6 и в тексте.

Специальность

Вся выборка была разделена на две группы по критерию специальности: специалисты в области психического здоровья (врачи психиатры-наркологи, врачи-психотерапевты, медицинские психологи) и врачи других специальностей. Статистически значимые межгрупповые различия приведены в таблице 2.

Психиатры значительно реже, чем другие специалисты, считали суицид проявлением «моральной неполноценности» (8,3% и 21,9%, P=0,000) и «духовной слабости» (22% и 34,4%, P=0,005), но чаще воспринимали его как следствие «психологического неблагополучия» (78% и 65%, P=0,005) и «психического расстройства» (75,2% и 66,1%, P=0,05). Они также чаще считали суицид предотвратимым (92,2% и 85,4%, P=0,04).

В пункте анкеты, направленном на уточнение представлений специалистов о диагностических категориях психических расстройств, которые ассоциированы с суицидом, психиатры значительно чаще выбирали ответы «депрессия» (91,7% и 74,5%, P=0,000) и «синдром зависимости от алкоголя» (67,7% и 38%, P=0,000). В то же время, представители других специальностей чаще, чем психиатры отмечали «расстройства личности» (45% и 56%, P=0,03).

Психиатры чаще сталкивались в своей практике как с суицидами пациентов (72,6% и 39,8%, P=0,000), так и с их суицидальными попытками (82% и 41,7%, P=0,000). Кроме того, они чаще, чем другие специалисты, расценивали влияние на них этих событий как «значительное» (суицид – 44,3% и 12,6%; парасуицид – 38,3% и 12,2%), причём в обоих случаях связи признаков «специальность» и «влияние суицида» («влияние парасуицида») оказались статистически значимыми (P=0,000).

Психиатры также чаще, чем другие специалисты, отвечали утвердительно на вопрос о том, были ли у них мысли о суициде и самоповреждении когда-либо в жизни (45,4% и 26,3%) и в течение последних 12-ти месяцев (19,7% и 6,3%). В обоих случаях связи признаков были статистически значимыми (P=0,000). Статистически значимых межгрупповых различий по частоте актов СП среди близких, а также парасуицидов среди самих врачей обнаружено не было.

Психиатры значительно чаще, чем другие специалисты могли назвать три и более симптома депрессии (91,7% и 20,4%, P=0,000) и знали три и более антидепрессанта (83,3% и 19,4%, P=0,000). Кроме того, психиатры чаще, чем другие специалисты, считали полезным приобретение дополнительных знаний по превенции суицидов (77,7% и 52,7%, P=0,000).

Пол

Статистически значимые межгрупповые различия по признаку пола приведены в таблице 3. Врачи женского пола несколько чаще, чем мужчины, воспринимали вмешательство специалиста как действие, способное предотвратить суицид (92% и 85,3%, P=0,048).

Мужчины, судя по ответам на вопрос анкеты, несколько чаще (без статистической значимости) сталкивались в своей практике с суицидами (63,3% и 53,5%, P>0,05) и статистически значимо чаще - с парасуицидами (70% и 59,2%, P=0,03) пациентов. В то же время, женщины чаще расценивали влияние суицидальных актов на себя как «значительное» (суициды – 33,3% и 24,1%; парасуициды – 30% и 22%). В обоих случаях связь признаков «пол» и «влияние суицида» («влияние парасуицида») оказались значимыми (P=0,01 и P=0,008).

Статистически значимых различий между группами мужчин и женщин по частоте актов суицидального поведения среди близких, а также суицидальных мыслей когда-либо в жизни и парасуицидов среди самих врачей обнаружено не было. Женщины несколько чаще, чем мужчины, отвечали утвердительно на вопрос о наличии суицидальных мыслей в течение последних 12-ти месяцев (15,8% и 8,4%, P=0,05).

Женщины были лучше осведомлены о трёх и более симптомах депрессии (79,7% и 50%, P=0,000), а знания антидепрессантов отличались в лучшую сторону от мужчин, но не значимо (44,4% и 33%, P>0,05). Необходимо уточнить, что пропорция психиатров среди мужчин и женщин, ответивших на эти вопросы, была приблизительно равной – 56,5% (N=139) среди 246 врачей женского пола, и 51,4% (N=92) среди 179 мужчин.

Возраст

Статистически достоверные различия приведены в таблице 4. Врачи младше 40 лет чаще отмечали психологическое неблагополучие среди причинных факторов суицида (76,9% и 67,2%, P=0,03). Врачи старшей группы чаще сталкивались с суицидами своих пациентов за время практики (68% и 47,7%, P=0,000) и чаще, чем врачи младшей возрастной группы, расценивали влияние этих актов на себя как значительное (36,3% и 22,9%, связь признаков «возраст» и «влияние суицида» значимая, P=0,01).

В группе до 40 лет чаще встречались утвердительные ответы на вопрос о суицидальных мыслях у врачей когда-либо в жизни (42,3% и 30,7%) и в течение последних 12 месяцев (17,7% и 6,6%), что делало статистически значимой связь обоих этих признаков с признаком «возраст» (P=0,045 и P=0,009).

Стаж работы

Врачи со стажем работы 11 и больше лет несколько чаще отмечали в ответах «духовную слабость» как предиспозицию суицидального акта (31,2% и 22,1%, P=0,05) (таблица 5). Они чаще, чем врачи со стажем 10 и менее лет, сталкивались с суицидами пациентов за время их практики (67,9% и 43%, P=0,000) и чаще расценивали влияние этих актов на себя как значительное (34,1% и 22,6%), что совпало с наличием значимой связи этого признака с признаком «стаж работы» (P=0,01). Врачи с меньшим стажем работы чаще отмечали суицидальные мысли у своих близких (28% и 18%, P=0,02), а также у себя в течение последних 12 месяцев (19,4% и 7,1%, P=0,004).



Религиозность специалиста

Как видно из таблиц 1 и 6, можно выделить несколько статистически значимых связей признаков «религиозность» и «суицид – проявление: психического расстройства» (P=0,044), «…греха» (P=0,004), «…отсутствия смысла» (P=0,026). Отмечены следующие тенденции: в группе «религиозных» и «не религиозных» врачей суицид чаще рассматривался как следствие «психического расстройства», чем среди «неопределившихся» (71%, 74,3% и 42,9%); «религиозные» (11%) чаще, чем «не религиозные» (2%) и «неопределившиеся» (7,1%), расценивали суицид как проявление «греха» и реже – как следствие «отсутствия смысла» (24%, 36,2%. 35,7%). В группе «религиозных» врачей влияние парасуицида чаще расценивалось как «значительное» (33,1%), чем в группе конфессионально нейтральных специалистов (15,3%) и «неопределившихся» (21,4%). Суицидальные мысли близких людей, также чаще отмечались врачами первой группы (23%, 18% и 5,7%, P=0,003).

ОБСУЖДЕНИЕ

Наибольшее количество значимых связей обнаружено между признаком «специальность» и переменными, которые были определены как зависимые (см. табл. 1).



Общая осведомлённость о суициде

Базовые представления о СП («моральная» или «медико-психологическая» модель, связь СП с определённой патологией, вера в возможность предотвратить суицид) были статистически связаны с переменными специальность, пол, возраст, стаж работы, религиозность. Так, специалисты без психиатрической подготовки чаще опирались на «моральную» модель («духовная слабость», «моральная неполноценность») и реже рассматривали суицид в рамках «медико-психологической» модели (психологическое неблагополучие, психическое расстройство), чем психиатры. Участники опроса, отнесенные к группе «религиозных», чаще трактовали суицид с позиции «греховности». Увеличение стажа работы также способствовало восприятию суицида как «духовной слабости», а в возрасте после 41 года суицид реже воспринимался как следствие «психологического неблагополучия». Врачи «не психиатры» имели тенденцию недооценивать роль депрессии и синдрома зависимости от алкоголя (СЗА) в качестве факторов риска СП, но, что интересно, были более склонны, чем психиатры, видеть расстройства личности (РЛ) как предиктор СП. Можно предположить, что игнорирование СЗА (и недооценка степени тяжести его симптомов) как фактора риска суицида является достаточно распространённым в социуме, что и отражено в результатах опроса. Большая частота указаний на РЛ врачами-интернистами может говорить о различиях в клинической практике и в отношении к оценке риска: возможно, психиатры чаще сталкиваются с суицидами депрессивных пациентов, которым уже оказывают помощь, и/или трактуют суицидальность у лиц с РЛ как коморбидную депрессию. Врачи-интернисты также выражали меньше оптимизма о возможности предотвратить суицид, что практически неизбежно в связи с недостаточностью информированности по теме. Врачи женского пола несколько чаще считали суицид предотвратимым.

Врачи-психиатры, как и ожидалось, продемонстрировали лучшие знания о симптомах депрессии и антидепрессантах, чем их коллеги других специальностей. Женщины оказались лучше осведомлёнными о симптомах депрессии, чем врачи-мужчины. Интересно, что, несмотря на очевидное преимущество перед другими специалистами в области знаний и опыта работы с пациентами из групп высокого риска СП, психиатры чаще, чем другие врачи, считали полезным приобретение дополнительных знаний по превенции суицидов

Влияние суицида на специалистов

Частота суицидов и парасуицидов была выше среди пациентов психиатров, и, закономерно увеличивалась (только суицидов) с возрастом специалиста и стажем работы. Женщины, по сравнению с мужчинами, реже сталкивались с парасуицидами пациентов и отмечали более значительное влияние на себя любых суицидальных актов. Аналогично, «религиозные» врачи были более «чувствительны» к парасуицидам пациентов.



СП в личном и семейном анамнезе

Психиатры чаще испытывали суицидальные мысли в течение жизни и за последний год, что совпадает с результатами некоторых исследований, регистрирующих более высокие уровни СП у психиатров по сравнению с другими группами специалистов [13, 15]. Женщины чаще, чем мужчины, отмечали у себя суицидальные мысли за последние 12 месяцев. Как и более высокую чувствительность в отношении СП пациентов это можно отнести к гендерным особенностям рефлексии и способности к коммуникации суицидальных идей [10]. Врачи младших возрастных групп чаще сообщали о суицидальных мыслях у себя и своих близких, чем их старшие коллеги.

ВЫВОДЫ


  • На восприятие проблемы суицидов оказывает влияние специальность, клинический опыт, возраст, пол, стаж работы и религиозная приверженность специалистов;

  • Врачи-психиатры выражают большую приверженность к медико-психологической модели суицида и демонстрируют, как большую уверенность в возможности превенции СП, так и более высокую потребность в повышении информированности, чем другие специалисты;

  • Врачи-психиатры проявляют более высокий уровень «чувствительности» в восприятии суицидальных актов пациентов и, в то же время, чаще, чем другие специалисты, отмечают мысли суицидального характера у себя;

  • Врачи женского пола более восприимчивы к воздействию суицидальных актов пациентов и, чаще, чем мужчины, испытывают суицидальные мысли;

  • Врачи, считающие себя религиозными, чаще используют «моральные» модели суицида, но более чувствительны к воздействию суицидальных актов.

  • Необходимо проведение дальнейших исследований с целью уточнения характера влияния ряда личностных, образовательных и профессиональных характеристик специалистов, как на качество оценки суицидального риска пациентов, так и на степень собственного эмоционального благополучия.


Таблица Результаты анкетирования: статистические значимые связи признаков

Пункт анкеты

Специальность

Пол

Возраст

Стаж работы

Религиозность

Хи-квадрат / P*

Суицид – проявление:
















  • моральной неполноценности

14,603

0,000


-

-

-

-

  • духовной слабости

7,761

,005


-

-

3,795

,051


-

  • психологического неблагополучия

7,788

,005


-

4,476

,034


-

-

  • психического расстройства

3,760

,052


-

-

-

6,229

,044


  • греха

-

-

-

-

11,004

,004


  • отсутствия смысла

-

-

-

-

7,336

,026


Вмешательство может предотвратить суицид

4,249

,039


3,918

,048


-

-

-

Большинство умирающих от суицида, страдают:
















  • депрессией

21,623

,000


-

-

-

-

  • СЗА

35,832

,000


-

-

-

-

  • расстройствами личности

4,866

,027


-

-

-

-

  • другими болезнями

-

-

-

4,30

,038


-

Суициды пациентов

44,717

,000


-

16,927

,000


24,73

,000


-

Влияние суицида

49,381

,000


8,754

,013


9,255

,01


8,76

,013


-

Парасуициды пациентов

70,580

,000


4,536

,033


-

-

-

Влияние парасуицида

51,276

,000


9,631

,008


-

-

15,690

,003


Суицидальные мысли близких

-

-

-

5,213

,022


11,585

,003


Суицидальные мысли у врача

18,697

,000


-

6,206

,045


-

-

Суицидальные мысли у врача за последние 12 мес

15,641

,000


5,899

,052


9,36

,009


11,078

,004


-

Дополнительные знания по превенции суицидов могут быть полезными

27,982

,000


-

-

-

-

Знание симптомов депрессии

100,28

,000


27,482

,000


-

-

-

Знание АД

243,957

,000


-

-

-

-

* - Здесь и далее: P - асимптотическая 2-стор. значимость
следующая страница >>



Социализм — это общество, в котором бесплатно еще не дают, а за деньги уже ничего не купишь. Советский фольклор
ещё >>