Депутатская группа За суверенитет - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Михаил Емельянов депутат Госдумы рф, партия «Справедливая Россия» 1 85.14kb.
А. А. Кокошин Реальный суверенитет в современной мирополитической... 8 1464.03kb.
Лекция 1 курс бакалавры вечер второй семестр группа 1б-эф103 > группа... 1 63.66kb.
Салон «Константа» Новосибирск Депутатская, 15 оф 5 (383) 2133-889... 1 157.42kb.
Суверенитет во внешней политике. Вопросы для сравнения 1 21.6kb.
Собрание депутатов Алейского района Алтайского края 1 11.5kb.
Состав депутатских фракций Верховного Совета Автономной Республики... 1 116.59kb.
Состав депутатских фракций Верховного Совета Автономной Республики... 1 115.09kb.
Состав депутатских фракций Верховного Совета Автономной Республики... 1 115.3kb.
Состав депутатских фракций Верховного Совета Автономной Республики... 1 117.36kb.
Состав депутатских фракций Верховного Совета Автономной Республики... 1 115.89kb.
Закон от 30 декабря 2004 г. N 218-фз "О кредитных историях" 1 434.03kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Депутатская группа За суверенитет - страница №1/1

Евгений Фёдоров

Депутатская группа За суверенитет

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_deputat_za_suverenitet
часть из беседы с Евгением Федоровым 28 июня 2013 года

видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-06-28

Собеседники:

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы, http://efedorov.ru)

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv)

Александр Богомолов (Федеральный патриотический вестник, http://fpvestnik.ru)

Ованнес Киракосян (партия «Свободная Россия - Национальный курс»)

Ованнес Киракосян: Давайте про Межфракционную депутатскую группу за суверенитет. Люди всё время спрашивают, не до конца всё время понимают. Расскажите о ней последние новости. Она сформирована, есть ли она?
Евгений Фёдоров: Межфракционная депутатская группа, которая называется «Российский суверенитет». Она в форме клуба. Задача группы – готовить законодательство по укреплению российского суверенитета, то есть в поддержку национального курса Путина и изменения принципов управления России. Теми законами, которые есть на сегодняшний день, раньше занималась наша рабочая группа, о которой мы уже говорили. Теперь она расширилась до масштабов депутатской группы. Там представлены все фракции: «Единая Россия», коммунисты, ЛДПР, «Справедливая Россия».
Александр Богомолов: А насколько она многочисленная, если не секрет?
Евгений Фёдоров: Около двадцати человек сейчас, и она всё время увеличивается в численности.
Ованнес Киракосян: Про это как раз и спрашивают – мало же там депутатов будет, в любом случае у фракции...
Евгений Фёдоров: Подождите, каждый депутат – субъект законодательной инициативы. Двадцать субъектов законодательной инициативы – это не мало, то есть 5% депутатов Госдумы – это сейчас, а ведь они только начали работать. Нет, речь идёт об авторстве законов. Законы принимаются всё равно, как решат фракции. Группа на это не повлияет. А фракции работают по определенному сценарию: если это путинский закон «ручной» – фракции его принимают и набирается необходимое число голосов, если это закон американский, а основное количество законов... Вот повестка дня в Госдуме (показывает документ) – например, я взял майскую повестку от 15-го мая, которая у меня на столе случайно оказалась. Видите, 34 закона. Это бумага, которая выдаётся всем фракциям, как голосовать за эти законы – указано. Вот эти решения и спускаются, как голосовать, так и голосуют.
Артём Войтенков: 34 закона в день?
Евгений Фёдоров: В день. 34 закона в день.
Ованнес Киракосян: Кошмар.
Александр Богомолов: Вы успеваете читать?
Евгений Фёдоров: Их как бы в комитетах читают. Это решение фракции. Эта бумага называется решение фракции о том, как голосовать по этим законам. Можете посмотреть. (Отдаёт документ). И такие решения во всех фракциях принимаются. Из этих законов в системном плане практически все либо американские, либо связанные. Для чего Путин вскрыл эту технологию грантополучателей? Допустим в экономике, МВФ даёт стратегическую команду, оформляют грантополучателей проектами законов, через Министерства и ведомства подают, Госдума их принимает. Это так работает технология принятия законодательных актов на оккупированной территории. Есть ручные законы, которые двигает Путин, но их немного: из пятидесяти-ста законов один. Это повестка одного дня, а таких дней в неделю – три, когда Дума заседает, то есть получается, за неделю таких законов около 90-100.
Александр Богомолов: Фактически это просто инструкция по действиям депутата...
Евгений Фёдоров: ...в данный день. Это во всех фракциях, это такая технология работы Думы. Корни этой технологии лежат в США, как стратегическая линия управления страны. Ещё раз: МВФ пишет, грантополучатели оформляют за 3 миллиарда, депутаты принимают. Вот как работает эта технология. «Ручные» законы Путина – в виде исключения, может быть, 1-2 закона в месяц, то есть не так много. Наша группа готовит законы, которые мы готовим под Путина для ручного управления. Если он их поддерживает, то они начинают в Думе приниматься. Вокруг них, конечно, будет борьба, это понятно. Это и есть элемент борьбы за суверенитет.
Ованнес Киракосян: Вы – уже не один депутат, который говорит о суверенитете страны?
Евгений Фёдоров: Технология решения проблемы суверенитета тоже исторична, это законы истории. Туда должны войти все основные политические институты страны любой колонии, неважно какой, в данном случае России. При этом они должны изменить сущность, именно поэтому Путин и чистит их. Когда Путин чистит от агентов Госдуму, он же публично это делает, он же чистит не просто Госдуму, а чистит конкретные фракции в том числе. Он это делает для того, чтобы преобразовать эти институты в национальный курс, то есть, чтобы те же фракции начали работать на Россию, а не против неё, как институты. Понятно, что для этого недостаточно чистить, что толку от того, что чистят, если писать некому. Написание законов – это огромная система. Её надо создать, в российском государстве её нет.
Александр Богомолов: Два вопроса по поводу Межфракционной группы. Первый вопрос. Каким образом туда попадают депутаты? Они сами приходят или их предоставляют фракции?
Евгений Фёдоров: С фракциями согласовано, но депутаты принимают решение идти сами, конечно. Это выбор каждого человека, на чьей он стороне: среди карателей он или среди партизан. Это исторический выбор, такой выбор люди делали всегда.
Александр Богомолов: И второй вопрос. Вы недавно начали работать с Межфракционной группой. Сама группа чувствует на себя давление со стороны системы, оно уже присутствует или каждый депутат в отдельности, как винтик?
Евгений Фёдоров: Депутаты знают политику позиции Путина. Они знают, что он встал на позицию суверенитета. Причём они это знают лучше всех, потому что он, прежде всего, общается с начальством страны, с депутатами - они из первых рук, что называется, знают. Дальше у каждого возникает свой жизненный путь: некоторые сильнее завязаны на американцев, другие боятся рисковать, третьи ещё что-то, у четвёртых имущество, они это скрывают, но знают, что, если что, это вскроют те же американцы, если они не так будут себя вести. Каждый принимает своё решение, у каждого своя дорога в партизанский отряд. Понимаете? У каждого. Это полностью касается этой группы. Я думаю, по мере усиления национального движения (а мы сейчас всё-таки находимся в начальной стадии, пик его будет года через два-три) численность группы будет расти. Будет ли борьба с группой? Конечно, будет. Но, ещё раз говорю, все знают позицию Путина. Поэтому если с группой будет борьба, все депутаты (они отлично посвящены в технологию принятия решения, они больше знают политику управления) понимают, что это антипутинская борьба. И в этом плане как бы легче. Я думаю, группа будет расширяться. И заметьте, о группе ни одно СМИ тоже ничего не говорят, так же, как и о наших массовых мероприятиях: сто городов вышло – никто ничего не говорит, и так далее. Путин о суверенитете – его в прямом эфире перевирают. Государственный канал показывает Путина в прямом эфире и умудряется врать в отношении смысла фактов, о которых он говорит, то есть просто врут по фактам. Поэтому это элемент борьбы, и о группе будут молчать дальше, пока не будет частично прорвана информационная блокада. Но ещё раз: у нас три-четыре года есть ещё.
Ованнес Киракосян: Расскажите про серьёзные законопроекты.
Евгений Фёдоров: Чем сейчас группа занимается конкретно? Статус национального бизнеса – закон практически на выходе будет через недели две, уже запущен в технологию принятия.
Артём Войтенков: Он будет уже вынесен на голосование в Думу?
Евгений Фёдоров: Нет. «В технологию принятия» – это значит текст закона готов, и дальше начинается уже его обсуждение.
Ованнес Киракосян: Поправки?
Евгений Фёдоров: Нет, поправки чуть позже. Обсуждение для цели внесения – может и внесём, но посмотрим. Это первое. Второе – саморегулирование средств массовой информации. Большой закон, он уже готов, висит на сайте. Сейчас идёт обсуждение его в журналистской среде.
Артём Войтенков: На каком сайте?
Евгений Фёдоров: В том числе и на моём. Мы это публично обсуждаем. Обсуждение в журналистской среде закончится где-то через месяц. Соответственно, приблизительно через месяц после обсуждения он будет внесен в Госдуму. Закон о Центральном Банке и развитие этих законов. Кстати, Путин сейчас эти же команды дает. Мы закон о ЦБ пишем уже год, а Путин команду писать закон о ЦБ в плане поддержки экономики дал, по-моему, позавчера уже новому руководству Центрального Банка и Правительству. В принципе, мы идём параллельно: мы – общественная линия, а Путин – естественно внешняя. То есть когда он видит, что ситуация назрела, он это поддавливает то, что называется. То есть этот закон вполне может быть поддержан Путиным в плане управления, он может стать «ручным» путинским законом, тот, который мы пишем.

Также хотел с вами обсудить. Посмотрите, только что мы праздновали День России. Из этого праздника мы узнали, что Россия существует всего двадцать с небольшим лет. Вот такая абсолютно довеликая страна, которую конечно надо всем учить, она в младенческом возрасте, говорить ей «агу-агу», логично.
Александр Богомолов: Зачем ей научные институты?
Евгений Фёдоров: О какой науке тут может идти речь? Где-то даже смешно. Соответственно вот сейчас группа выносит ещё один закон о дате Дня России – не о переносе, а о дате. Праздник же называется День России. Американцы же в начале дали название День Независимости, потом увидели, что это просто абсолютный идиотизм. Тогда они переименовали в День России. Но если это даже День России – а название хорошее – тогда это должен быть День России, а не день младенца. Соответственно, мы готовим сейчас проект закона о Дне России, не опираясь на всякие искусственные даты двадцатилетней давности, которые придуманы, а опираясь на исторические даты России, её существования. Она всё-таки однозначно существует больше двадцати лет. В царской России был День тысячелетия России, если вы помните, праздник был такой до 1917 года. Был даже памятник тысячелетия, в Великом Новгороде находится. Второй вариант – День крещения Руси. То есть мы сейчас в депутатской группе обсуждаем, в том числе закон об изменении, о том, чтобы День России был тогда, когда он должен быть, а не вот эта глупость, которую нам вот так взяли и по глупости же навязали. И люди как-то так даже не задумываются, что, оказывается, они старше России во много раз.

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.




Для человека, который не знает, к какой гавани он направляется, ни один ветер не будет попутным. Сенека
ещё >>