Даниил хармс биографическая справка - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Даниил Хармс Старуха 1 364.37kb.
Рассказов и сцен Даниил Хармс определил так: «Меня интересует только 1 387.61kb.
Даниил Хармс [Даниил Иванович Ювачев] 1 62.05kb.
Краткая биографическая справка 1 26.77kb.
Биографическая справка Юрий Васильевич Гусев 1 128.88kb.
Конспект урока литературы 5 класс. Вихровой Е. А. Тема Даниил Хармс... 1 33.12kb.
А. С. Макаренко: краткая биографическая справка и характеристика... 1 161.78kb.
Биографическая справка 1 71.68kb.
Урок во 2 г классе. Тема урока: Даниил Хармс «Вы знаете?» Учитель... 1 54.85kb.
Биографическая справка. Зорько Юрий Федорович 8 1150.08kb.
Генеральный секретарь обсе (Биографическая справка) 1 22.67kb.
Даниил Хармс [Даниил Иванович Ювачев] 1 62.05kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Даниил хармс биографическая справка - страница №1/1

ДАНИИЛ ХАРМС
Биографическая справка
Даниил Иванович Хармс (настоящая фамилия Ювачев) родился в Петербурге 17(30) декабря 1905 рода.

Отец его, Иван Павлович Ювачев (1860-1940), в прошлом – морской офицер, осужденный за участие в «Народной воле», провел много лет в Шлиссельбургской крепости и на Сахалине. После возвращения в Петербург он устроился на службу в Управление Сберегательных касс, однако главным делом его жизни стало писательство. Ему принадлежит множество мемуарных и религиозно-публицистических книг. Иван Ювачев оказал существенное влияние на сына. Их духовная близость сохранялась до конца жизни, хотя художественные поиски Хармса были Ювачеву-старшему непонятны. Мать Даниила, Надежда Ивановна Ювачева, урожденная Колюбакина (1869-1929), заведовала Убежищем женщин, вышедших из Исправительных заведений Санкт-Петербурга.

Даниил учился в немецкой гимназии, так называемой Петришуле, однако был оттуда исключен за неуспешностью и завершал среднее образование в Детском Селе, в школе, созданной на базе женской гимназии (которую в свое время закончила Ахматова). В 1924-1926 он учился в электротехникуме, потом некоторое время на факультете театра и кинематографии Высших курсов искусствоведения. В этот период началась и его литературная деятельность.

В начале своего творческого пути Хармс пережил увлечение наследием русского футуризма в его наиболее радикальных формах. В 1925 году он познакомился с Александром Введенским, ставшим его ближайшим другом и литературным соратником, чьи поиски в этот период шли в том же направлении. Хармс и Введенский вошли в так называемый «Орден заумников DSO», созданный поэтом-авангардистом Александром Туфановым. Однако постепенно Хармс в своей творческой практике отказывается от простой фонетической зауми ради более сложных и семантически нагруженных форм алогизма. С 1926 года Хармс и Введенский определяют себя как «чинари» (однако более широкого «эзотерического сообщества» под таким названием, миф о котором одно время существовал у историков литературы, видимо, не было). Важным для Хармса было общение с друзьями Введенского – философами Яковом Друскиным и Леонидом Липавским, с которыми он познакомился в это же время.

В 1926 году при участии Хармса возникает литературная группа «Левый фланг» и связанный с ней экспериментальный театр Радикс, который пытается поставить в помещении возглавляемого Казимиром Малевичем Института художественной культуры пьесу «Моя мама вся в часах». В конце года группа переименована в Академию Левых Классиков, а затем (в конце 1927) в Объединение реального искусства. В период расцвета объединения в него входили, кроме Хармса и Введенского, поэты Николай Заболоцкий (один из ближайших друзей Хармса во второй половине 1920-х), Игорь Бахтерев, Дойвбер Левин, Константин Вагинов (короткое время), Юрий Владимиров, а также киносценаристы Александр Разумовский и Климентий Минц. Фактическим членом объединения, но не участвовавшим в его публичных выступлениях, был Николай Олейников. 28 января на сцене Дома Искусств состоялась знаменитая презентация ОБЭРИУ – так называемый вечер «Три левых часа». В ходе выступления была поставлена (в первый и последний раз при жизни автора) пьеса Хармса «Елизавета Бам». Выступления ОБЭРИУ на различных площадках продолжались до апреля 1930, когда в газете «Смена» появилась статья Л. Нильвича (псевдоним до сих пор не раскрыт)«Реакционное жонглерство», обличающая обэриутов как «классовых врагов».

С 1928 Хармс и его товарищи по ОБЭРИУ сотрудничали, по предложению С. Маршака, в детской редакции Госиздата. Если для других обэриутов эта работа была, в основном, средством заработка, то Хармс стал одним из лучших русских детских поэтов (несмотря на свое эпатажное «детоненавистничество»). Его лучшие стихи и рассказы для детей лишь условно отделены от «основного» творчества. Уже в начале 1930-х годов «детский» Хармс имел подражателей, его произведениям посвящали статьи. При этом его произведения для взрослых не публиковались (за исключением двух стихотворений, напечатанных в 1926-1927 годы), а с 1930 он был лишен и возможности читать их публично.

В конце 1931 детская редакция подверглась печатной атаке со стороны партийных ортодоксов. В декабре 1931 Хармс (вместе с Введенским, Бахтеревым, Туфановым и молодым в то время литературоведом Ираклием Андрониковым) был арестован. Ему было инкриминировано вредительское сочинение идеологически вредных детских стихов и рассказов, а также участие в политических разговорах в доме у одного из знакомых. Хармс был приговорен к трем годам лагеря, в результате хлопот отца замененных на три года (а затем на год) ссылки в Курск. Вернувшись в 1932 году в Ленинград, Хармс продолжал сотрудничать в детской редакции, однако даже его детские произведения публиковались нерегулярно, и в его жизни бывали долгие периоды безденежья.

В 1928-1931 Хармс был женат на Эстер Русаковой (страстная влюбленность в которую отразилась во многих его произведениях), а с 1933 – на Марине Малич (во втором браке Дурново). Он жил на Надеждинской улице в Ленинграде, в одной квартире с отцом, сестрой и ее семьей. Существуют многочисленные воспоминания об экзотическом убранстве комнаты Хармса, о его эксцентричных манерах, необычном способе одеваться, о своего рода «хэппенингах», которыми украшал он свое существование в безрадостном Ленинграде 1930-х. Однако последнее десятилетие жизни Хармса было в первую очередь временем интенсивного творчества и углубленной духовной жизни. В 1933-1934 он, вместе с Введенским, Олейниковым, Друскиным и Заболоцким, участвовал в литературных и философских беседах в доме Липавского на Гатчинской улице (которые были записаны хозяином дома и являются важнейшим памятником интеллектуальной жизни эпохи). В его творчестве в этот же период происходит важный перелом: Хармс перестает определять себя как «левого» писателя и приходит к своего рода неоклассицизму по ту сторону авангарда. Манифестом его в этот период стали письма к актрисе Клавдии Пугачевой (1933) и речь, произнесенная в 1936 году в Союзе Писателей во время навязанной властями «дискуссии о формализме».



В начале блокады, 23 августа 1941, Хармс был арестован по обвинению в ведении пораженческих разговоров в гостях у знакомого. На допросе он искусно симулировал психическое расстройство, был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение в психиатрическую клинику, где умер 2 февраля 1942. вероятно, от голода.

В 1960 году он был реабилитирован (точнее, его дело было прекращено «по реабилитирующим основаниям»), после чего стали переиздаваться его произведения для детей. Архив Хармса, сохраненный Друскиным, был открыт для исследователей в 1963 году. Вскоре основные произведения Хармса были опубликованы за границей, а в СССР стали широко распространяться в самиздате. Его имя и личность стали легендарными. За последнюю четверть века произведения писателя публиковались огромными тиражами по-русски и в переводах на иностранные языки.




Либо человечество покончит с войной, либо война покончит с человечеством. Джон Кеннеди
ещё >>