Com, г. Чита, театр «ЛиК» В. Э. Мейерхольд статьи письма речи беседы - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Юлий Борисович Харитон 4 Раздел I. Публикации трудов и статей 5 Ю. 4 405.26kb.
Наставления, поучения, письма 1 256.59kb.
Драматургия Маяковского 1 40.38kb.
Творческая работа по составлению частного письма. Наглядность: раздаточный... 1 104.37kb.
Евгений Вахтангов, Михаил Чехов, Всеволод Мейерхольд – сходства и... 1 312.1kb.
Спас Нерукотворный (первый образ Христа) 1 18.2kb.
Беседы с Шри Раманой Махарши Как быть Собой – чистым Счастьем Первое... 37 5423.68kb.
Отправитель письма запросил подтверждение о прочтении письма 1 181.59kb.
Играют в театр 1 142.28kb.
Сценарий районного конкурса чтецов «Природа не бездушный лик…» 1 98.47kb.
«Литературная газета «лик» №2 (231), 2011г. Литературно-художественное... 1 395.47kb.
Биография Тукай происходил из семьи простого муллы. Когда ему исполнилось... 1 40.01kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Com, г. Чита, театр «ЛиК» В. Э. Мейерхольд статьи письма речи беседы - страница №2/70

ИЗ ЧЕРНОВОГО ПРОЕКТА ОБРАЩЕНИЯ АРТИСТОВ К СОВЕТСКОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ (Конец 1917 — начало 1918 года)

Мы, артисты государственных театров, считаем необходимым заявить о праве своем на существование как артисты государст­венных театров, потому что именно теперь особенно звонко и чрез­вычайно напряженно должен прозвучать наш голос не только в нашей стране, но <и во> всех странах земного шара.

...Россия придет к победе. Ибо страна эта не только мощна своим политическим разумом, но еще и тем, что она страна искус­ства. И когда искусство это хочет стать потоком, рвущимся с той же необъятной силой к той же цели, к великой вольности; послед­ней вольности, — с какою рвется к победе новая трудовая комму­на, служители этого искусства вправе сказать: обратитена нас внимание, мы с вами.

4

<О РАБОТЕ И ОТДЫХЕ>


(7 августа 1918 г.)


Чем культурнее страна, тем ритмичнее установлены в ней че­редования часов работы и часов отдыха и тем усерднее культур­но-просветительные организации хлопочут о том, чтобы установ­ленный ритм красивого и радостного труда для нового человека никем и ничем не нарушался.

Теперь, когда перестраивается весь уклад русской жизни, каж­дый гражданин страны должен знать, что для строительства но­вого, социалистического государства нужно иметь большой запас сил. Каждый становится рабочим, в каком бы цехе он ни рабо­тал, — в цехе интеллигентного труда или труда физической силы. Везде нужен исключительный запас сил, бодрости и радостного восторга.

Чтобы сил своих не растрачивать, рабочий, а следовательно, всякий гражданин стремится отвоевать себе большее количество отдыха не для того, чтобы меньше работать, а для того, чтобы в отдыхе черпать все новые и новые запасы сил и чтобы иметь свободные часы не для одного только отдыха, а для самообразо­вания. Оттого государство стремится обставить жизнь рабочих единиц страны так, чтобы отдых протекал в условиях культурно-просветительной обстановки с комфортом. Но главное, о чем забо­тится государство, это о том, чтобы и в труде и в отдыхе прово­димы были необходимые предначертания красивой гигиены.

Радостью надо отметить распоряжение правительства о закры­тии на ночные часы всяких кафе, клубов, театров-кабаре, чайных с эстрадами и дивертисментами. Все эти места для отдыха рабо­чим нужны, но они должны быть открыты днем, а не ночью.

Если «Веселая канарейка», учредители которой взволнованы закрытием этой чайной, нужна как место для отдыха тружеников сцены, эстрады, арены и экрана, пусть она откроет five o'clock'n1. Если в ней крепки подлинно просветительные зародыши, эта чай­ная будет процветать в дневные часы не хуже, чем в ночные. Вся же энергия, которую затрачивают режиссеры Троицкого театра1 на увеселение ночных посетителей чайной при театре (вряд ли в составе их много настоящих тружеников сцены, эстрады, арены и

5

экрана, так как настоящий цеховой, знающий сладость труда, не отнимет ни часа от своего сна ради тупого сидения у столиков с дорогим печением из рук спекулянтов), вся эта на ветер брошен­ная энергия режиссеров вольется в работу по сцене Троицкого театра, убогий репертуар которого и вялая игра актеров нагляд­но показывают вред, приносимый кабаретным придатком театру. А ведь Троицкий театр мог бы стать культурно-просветительным очагом.



Жизнь Парижа с его знаменитым Монмартром перестроилась в последнее десятилетие так, что ночным разгулам монмартрских кабачков стали предаваться лишь иностранные путешественники да провинциалы. Рабочие и городские труженики Парижа всех категорий стараются получать подкрепление и необходимый отдых на бегу, в часы первых сумерек, в тех разнообразных и повсюду разбросанных кафе и чайных, где особо торжественно обставляются именно five o'clock'n.

6

ВЫСТУПЛЕНИЕ НА ТЕАТРАЛЬНОМ СОВЕЩАНИИ В НАРКОМПРОСЕ 12 декабря 1918 года


У каждого театра есть своя идеология и свой «каждый день». Практика жизни, практика театра заставляют руководителей те­атра привлекать в свой дом идеологов.

Учреждались и учреждаются всякого рода литературные бюро и литературно-театральные комитеты для того, чтобы люди этих комитетов создавали в театре атмосферу той идеологии, без ко­торой немыслима жизнь «каждого дня». Но что получалось? Эти аппараты, сами по себе превосходные, только и делали, что приспособляли свои работы к условиям каждого дня и мало-помалу становились не вдохновителями дела, а простыми слугами, смотрящими в глаза своего господина.

Но вот создался специальный Театральный отдел — орган, поставивший себе задачей организовать пути театральной идеоло­гии. И все принялись отмахиваться от этого учреждения. Руково­дители театров предпочитают питаться пищей, фабрикуемой у себя на дому, в условиях отравленной атмосферы, и не брать достав­ляемого извне, продуманного и проработанного людьми объектив­ными, сознательно не входящими в запыленные кулисы действу­ющего театра.

Театральный отдел это новая территория, куда пришли новые люди — на вновь вспаханном поле сеять новые семена.

Когда нарком по просвещению утвердил положение о Теат­ральном отделе2, определяющее эту его природу чисто идеологи­ческую, как было не возрадоваться, что наконец-то русский театр получает давно недостающий ему кислород. Но руководители театров не возрадовались. Они кричат: «Не надо нам ничего извне, нам надо только изнутри». Но как же сделать так, чтобы это «из­нутри» было таким же свежим, как то, что приходит извне?

Нам рассказывали здесь, что государственные театры пропу­стили через свои аудитории такое-то количество посетителей из народных маос. Нам сообщили ряд заглавий замечательного репер­туара. Здесь мы узнали о том, что Художественный театр предпо­читает в условиях настоящей жизни молчать. Но что же? В госу­дарственных театрах разве тот репертуар, и если тот, разве так исполняемый, как того требует здоровый запрос современного зри­теля? Разве молчание Художественного театра не смерти подоб­но? И в государственных театрах и в Художественном театре дело

7

обстоит так, что идеологического фундамента нет под ними. И вот, между прочим, причина моего ухода из государственных театров3. Чтобы помочь этим театрам, надо было искать новую территорию, где, начав новую работу, было бы легко и возможно выковывать новые ценности, надобные увядающим современным театрам. Здесь предлагают Театральному отделу перестать быть органом теории и всяческой идеологии — пусть и он превратится в театр. Когда нарком по просвещению заслушал проект Театральной ака­демии, он тотчас дал обещание привлечь специалистов, разраба­тывавших этот проект, в другое место. Мы знаем, о чем речь. Нам готовят открытыми двери будущей Академии искусств. Ведь мы могли бы и теперь пойти со своей работой в Академию наук, на­пример. Но мы этого не делаем.



Наша работа здесь — в Театральном отделе — строится иначе, чем если бы мы выбрали своей территорией Академию наук. Здесь на предмет нашей работы у нас особый угол зрения — театраль­ный. Правильно делает книгоиздательство Максима Горького4, что исключает из системы выпусков целый ряд пьес и ждет, чтобы кто-то другой занялся их изданием. Его издательство при выборе пьес иначе подходит к их анализу. Литературная точка зрения здесь доминирует.

Наш комиссар почти каждые две недели выпускает новые инст­рукции к постепенному перестроению Театрального отдела. И под­талкивает его к таким инструкциям сама жизнь.

Нам предлагают здесь все основать на законах выборного на­чала. Но разве выборное начало — единственная гарантия благо­получия какого-нибудь дела?

Наш вождь Ленин прав, когда зовет к тому, чтобы широко было использовано привлечение специалистов к работе на пользу народа. Представители организаций только в сотрудничестве со специалистами получают ту силу, без которой невозможен труд нового строительства.

Будет актом величайшего вандализма, если выбранная Теат­ральным отделом идеологическая территория с программой-максимум будет занята кем-то другим, а не специалистами в области театра, призванными к объединенной и напряженной работе с представителями народных культурно-просветительных организа­ций.

8


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Главная причина нынешней эпидемии неграмотности — то, что все умеют читать и писать. Питер де Врайз
ещё >>