Чего? прозвучал хмурый ответ - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Продажые журналисты 1 68.42kb.
Eui выборы в Европарламент 5 823.92kb.
Ответ команды 1 252.17kb.
В этом есть что-то такое, чего вы не понимаете. Настоящей причиной... 1 183.37kb.
«Музыкальная мозаика» -из чего складывается музыкальная мо­заика? 1 15.54kb.
1. Подготовка а -для чего человек рождается на свет? -как на этот... 1 105.6kb.
Чего не стало? Поставьте на стол десять игрушек в ряд. Предложите... 1 17.77kb.
«из чего всё?» Клейко В. С 1 45.03kb.
Питомец Хозяин 1 10.83kb.
Дважды два волшебства 1 219.41kb.
Исихазм А. П. Чехова «Блаженны плачущие…» 1 78.18kb.
Левшунов георгий «здравствуй, родина моя!» Гомель 2010 здравствуй... 3 629.49kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Чего? прозвучал хмурый ответ - страница №1/4

....да, на Мясницком торговля, похоже, была в самом разгаре, несмотря на страшный зной. Естественно, запах царил не самый благоприятный. Люди вокруг, однако, кажется успели к нему привыкнуть, да и, говоря на чистоту, некоторые из них пахли ничуть не лучше. Кай углубился в город, вглядываясь в знакомые улочки, небольшие дома, появившиеся после войны, в лица прохожих, надеясь найти среди них знакомые – тщетно. Кай вытер пот со лба и отправился дальше, все больше и больше углубляясь в лабиринт улиц, маленьких площадей и церквушек.

За время его отсутствия появилась парочка новых, например, вот эта небольшая часовенка в два этажа наверняка была построена не так уж давно, во всяком случае Кай точно помнил, что раньше здесь был ничем не примечательный пустырь. Построена она была добротно и умело, с красивым фасадом и резными украшениями вокруг купола. Над входом красовалась резная композиция, каких Кай не видал до этого дня: она изображала двух мужчин, схлестнувшихся в схватке. Один был дикого вида и неопределенного возраста, в странной одежде, которую не носили не только в пределах страны, но и вообще где-либо (так, во всяком случае, казалось Каю), с широким обручем на голове. Волосы этого дикаря, почему-то, были собраны в хвост, который почти доставал до колен. В руках он держал необычного вида меч – прямоугольный, и, казалось, тупой, причем держал он его лезвием вниз, нанося удар сбоку.

Второй был скорее юношей, однако ничуть не менее странного вида: он был изображен в весьма массивных, похожих на робу одеждах, он отбивал удар своим мечом, вполне обыкновенного вида, если не считать, что вместо гарды на нем присутствовало непонятное утолщение, создавая впечатление, что рукоять медленно переходит в клинок.

- Прошу прощения, - Кай окликнул проходящего мимо человека. Тот развернулся – неплохо одетый средних лет мужчина, наверное, преуспевающий ремесленник – и окинул Кая оценивающим взглядом.

- Чего? – прозвучал хмурый ответ.

- Что это за часовня?

- Эта? – мужчина хотел ответить резко, как обычно отвечают спешащие по своим делам люди, однако увидев в руках незнакомца подозрительную трость, а за спиной рядом с рюкзаком еще одну, передумал.

- Этот….Зураб, зодчий местный построил. Ему поступил заказ от какого-то богатея, вот он и возвел. Лорд Гаррет не стал мешать.

- Ну, и кому же здесь молятся, - Кай на секунду перевел взгляд на необычную композицию, и обратно на собеседника.

- А шут его знает, говорят это что-то с Востока. Вроде как братьям каким-то, почем мне знать, я там не был ни разу. Но люди мирные сюда ходят, я их знаю, они у меня мясо постоянно покупают. Вы, кстати, не собираетесь пополнять запасы? У нас замечательно коптят говядину, вы бы знали…

Кай улыбнулся – каков! Своего не упустит, видит, что за человек перед ним.

- Спасибо на добром слове, я пока об том не думал…А вон ту картину кто сделал? – он указал пальцем над входом в часовню.

- А это? Ну так Зураб и сделал. Их, говорят, обычно иначе делают, а ему вроде как видение ночью было, он месяц из мастерской не вылезал и вот, изваял…

Мужчина уже нетерпеливо перебирал ногами – Кай попрощался, и поспешил дальше. Пора было найти трактир – и завалится спать, лучшее лекарство после долгой дороги.

Кто-то сильно толкнул Кая в плечо сзади – он не успел среагировать, как вперед уже унеслась какая-то фигура в сером капюшоне – кажется, Кай успел заметить отблеск солнца на длинных русых волосах. В следующий его почти сбило с ног – вперед пробежали двое крепкого вида мужчин, один был лысый.

Мгновение Кай стоял в оцепенении, не осознавая происходящего. И тут, в голове словно что-то щелкнуло, словно в темной комнате, в которой ты упорно что-то ищешь, кто-то включает свет, и все становится на свои места. Ноги сами резко ускорили шаг, переходящий в бег, лысина пару раз мелькнула среди прочих голов и свернула за угол. Кай выбрался на Швейную, огляделся, и успел зацепить взглядом все ту же лысину, сворачивающую в очередной переулок. Кай не отставал. Буквально через десять минут петляния по улицам Кантора, он остановился у поворота в тупик, вслушиваясь в приглушенное дыхание загнанной жертвы.

Даже много лет спустя, вспоминая события прошедших дней, Кай так и не смог точно вспомнить, или даже сформулировать, что же заставило его тогда бросится за этой троицей. Любопытство? После многих километров, любопытство отшибается начисто. Интуиция? Подсознательная какая-то догадка? В самом деле, если вдуматься, то толкований ситуации могло быть более тысячи: это могли быть как воры, так и обворованные, за время странствий Кай встретил достаточно женщин-воровок, это могла быть сбежавшая дочь аристократа, да кто угодно в конце-концов! Главное, что ни один из этих вариантов ни в коем разе не подразумевал, и более того, даже абсолютно не требовал присутствия Кая. Ведь не мальчишка же, чтобы спасать «принцесс» от разбойников.

Однако, все, как всегда, случается самым неожиданным, и более того, неудобным образом.

- Ну вот и попалась, крошка. – прозвучал грубый, кажется, немного хмельной голос.

- Думала убежать? Кто ж тебя, такую красавицу, отпустит? – последовал второй, более мягкий и трезвый.

- Да не делай ты такое лицо, мы тебе плохо не сделаем, только хорошо, а, Фумс? – ребята довольно рассмеялись. Впрочем, Каю показалось, что это шутка. Насильники так себя не ведут.

- Пошли прочь, - ответила им девушка. Её голос легонько дрогнул. – Мне терять нечего!

- Какие мы страшные! Ты и вправду думаешь этим ножичком кого-то порезать? Лучше отдай нам, а то еще уколешься, больно же будет. - сказал грубый голос.

- Э! Ты чего делаешь?! А ну убери! – внезапно заорал второй, и Кай резко нырнул в переулок.

«Мда», - огорченно думал Кай. – «Нехорошие ребята, несчастная девушка, и тут объявляюсь я, весь в белом…Не знал я, что так и вправду бывает…».

Вжавшись в стену, напротив стояла невысокая девушка с блестящими русыми волосами, в серой от пыли одежде и капюшоне, прикрывающем милое овальное личико и большие, серые глаза, в которых клубились отчаяние и решимость. Она держала у своего горла небольшой нож-стилет, её узкие губы были крепко сжаты.

Оба здоровяка, как один, развернулись в сторону Кая. Один был несколько толстоват, лыс, изрядно бородат, с близко посаженными глазами-пуговками. Второй, напротив, худой, высокий, с узкими глазами выдавшими в нем человека с востока. У обоих на лицах промелькнуло секундное удивление, сменившееся ухмылкой – они собирались повеселится. Впрочем, Кай не хотел затягивать.

Худой только начал открывать рот, чтобы съязвить, в то же мгновение Кай резко ринулся вперед и нанес удар тростью в неприкрытый бок. Бедняга издал невнятный звук и сполз по стене на землю – удар пришелся по почке. Второй, надо отдать ему должное, быстро сориентировался в обстановке, и мгновенно достал из ножен короткую саблю и сразу же нанес режущий удар – однако лезвие прошло в каких-то миллиметрах от головы Кая – он поднырнул под удар и сильно ударил его в челюсть концом трости снизу. Лысый подлетел вверх и рухнул наземь.

Кай резко встал, и уже хотел сказать девушке убегать, предложить помощь и очаровательно улыбнутся(а почему бы и нет?), однако шанса у него не представилось. Мир вокруг внезапно сжался в точку, все мышцы напряглись – это был грязный прием. Несчастная жертва, была, похоже, несколько иного мнения о действиях Кая, и решила обезвредить его самым надежным способом – ударом в пах.

Кай шумно втянул воздух и медленно, даже трагично, опустился на землю рядом с бугаями. Девушка рысью выбежала из тупика и скрылась – впрочем, Каю уже было до нее.

«Чертовка….вот и спасай людей после этого…» - шумно выдохнув, Кай начал подниматься на ноги. «Вот сейчас встану, отдышусь – и не дай ей боже еще раз попасться мне на глаза…» - поток проклятий продолжился более живо. Преследователи девушки, выражаясь гораздо более наглядными выражениями гнева и возмущения уже поднимались на ноги – и тут же легли от двух молниеносных ударов чуть выше переносицы.

- Девчонка….Найду – отшлепаю… - прошипел Кай. Уязвленная гордость бессовестно болела.

Кай вышел из тупика, оглянулся – вокруг сновал народ, благоразумно не обращая внимание на происходящее. Желание найти странную девушку загорелось в нем сильнее.

«Если за ней гонятся, то наверняка не они одни…Если бы я был на ее месте, я бы либо залег на дно, либо попытался бы выбраться из города. Ближайшие ворота из города – Китарийские, думаю, в последнем случае она побежит туда. Надо проверить».

Опираясь на трость, Кая захромал в сторону ворот, однако вскоре прибавил ходу – боль проходила. Смутная тревога ворочалась внутри, непонятная и от этого еще более волнующая. Плавно выдохнув, Кай изо всех сил бросился вперед, чувствуя, что не успевает.

Выбежав к воротам, он успел заметить, как девушку закинули в повозку у самых ворот. Стражи у ворот делали вид, что ничего не замечают, впрочем, как всегда. На бегу Кай схватил Камень с дороги и двинулся следом за повозкой, которая сразу же тронулась и пересекла ворота.

Телега набирала скорость, лошади ускорялись. Не считая девушки, в телеге было еще три человека – один из них, с повязкой на глазу, кажется вскоре заметил Кая. Все трое заржали, и начали махать Каю рукой. Повозка все отдалялась…

- Кто это за нами бежит? Никак любовничек твой а? – один из похитителей ткнул лежащую девушку носком сапога.

- Чего молчишь? – ухмыльнулся второй. Девушка была связана.

Похоже он собирался сказать что-то еще, оглядываясь на бегущего вдалеке человеке с тростью, но вместо этого у него вырвался лишь глухое ругательство. Внезапно, их преследователь оказался всего на расстоянии пяти шагов от движущейся телеги!

- Какого хрена! – заорал первый. Кай \прицелился, и швырнул булыжник во второго похитителя. Камень просвистел и угодил ему как раз в лоб. Бедняга вскрикнул от неожиданности, и вывалился из телеги.

Кай остановился, в двадцати шагах от него встала и телега. Одноглазый, управлявший телегой, резво выпрыгнул вслед за своим товарищем из телеги, доставая на ходу оружие.

Выпавший из телеги человек медленно поднимался, осыпая всех вокруг отборной руганью, кровь заливала ему глаза.

- Эй ты, черт! Совсем с катушек съехал! – заорал Каю первый похититель, оскалившись во все двадцать два зуба. Он был небрежно-вальяжен в речи, и был чем-то похож на обедневшего дворянина.

- Молчишь! Я тебе сейчас ребра считать буду! – крикнул второй, вытирая кровь со лба.

Одноглазый, раздав этим двоим оружие, встал чуть в стороне от дороги – и молчал. Кай почувствовал, как третий буравит его взглядом, словно пытается узнать. Кай не смотрел на приближающихся к нему с угрозами похитителей.

«Что у него? Арбалет? Да нет, не похоже…Какого черта он так смотрит на меня?». Кай скинул в траву на обочине рюкзак и вторую трость, свою е перехватил в левую руку сгибом вверх. Одноглазый подозрительно прищурился. Был этот странный тип худощав, солидно небрит, со шрамом над вторым глазом, скрытым за повязкой. Впрочем, сейчас не до него.

- Отдайте девку! Нехорошо похищать таких красавиц, как думаете? За ней ведь и погоню послать могут, - Кай изобразил фальшивую вежливость.

- Ты шути, пока можешь, - сказал «раненый», - Сейчас мы тебя резать будем.

Кай улыбнулся уголком губ, принял расслабленную позу, и вновь перевел взгляд на одноглазого. Тот уже сидел на корточках, и внимательно наблюдал за происходящим. Похоже, что никаких намерений вмешиваться у него пока не было. Вздохнув, Кай вновь посмотрел на угрожающе наступающих ребят. Оба были вооружены мечами средней ковки, обычными и ничем не примечательными на вид. Поначалу похитители надвигались быстрыми шагами, но сейчас сбавили темп. Что-то неладное было в этом парне с соломенными волосами. Люди по-разному ведут себя перед схваткой: храбрятся, пытаются что-то сказать, угрожающе смотрят, что аж челюсть сводит, делают всякие ненужные движения, нехорошо ухмыляются. А этот – просто стоит, как бы стоял, если тут никого не было. Стоит, и смотрит. И смотрит так нехорошо – нет, не как-то особо устрашающе, или, как любят описывать барды в своих песнях, с печатью силы и мужества в глазах. Просто смотрел, без лишних эмоций или выражений. Как на пустое место.

- Думаю, вы и вдвоем его сделаете, - наконец подал голос одноглазый – глухой, хриплый голос.

Похитители ухмыльнулись, и увереннее двинулись вперед. Пятнадцать шагов, тринадцать, десять…Одноглазый привстал, легонько шлепнул вылезающую из повозки связанную девушку, та увернулась и уставилась на происходящее. Восемь, пять….Похитители рванулись вперед и одновременно занесли клинки, чтобы удары невозможно было парировать поочередно – и Кай ударил.

Война равнодушна к искусству фехтования. Когда в битву вступают тысячи, все равно, насколько ловко ты можешь уворачиваться от атак – все просто: кто ударил быстрее, тот купил себе еще секунду жизни. Взмах, удар – шаг, взмах, удар, шаг. Не успел, парировал, получил удар сбоку – и тебе уже все равно.

Вполне возможно, что одноглазый заметил, что произошло. Девушка же просто увидела, что похитители просто замахнулись на своего противника – миг! – и оба лежат на дороге, хватаясь за неестественно вывихнутые кисти и корчась от боли в траве. Кай уже возвращал меч в ножны.

- Сирасайа…Как интересно, - широко улыбнулся одноглазый. – Замечательная работа, я и вправду сначала не отличил его от трости. А скорость, просто изумительно.

Кай выпрямился, улыбнулся в ответ.

- Спасибо. У вас тоже неплохой клинок сударь, - одноглазый заулыбался еще шире, доставая из-за спины скъявону, небольшой узкий клинок наемных убийц, легкий, очень удобный в ближнем бою, и смертоносный в умелых руках.

Секунду они просто смотрели друг на друга. Наконец, одноглазый встал и вытащил девушку из телеги.

- Зря ты с ней возишься, парень, ей богу, - продолжал хрипеть последний похититель.

- Посмотрим, - ответил Кай.

Одноглазый перерезал веревку, вынул кляп у девушки изо рта и толкнул в сторону Кая.

- Что происходит? – тут же спросила девушка, не адресуя вопрос кому-то конкретно.

- Иди ко мне. – приказал Кай. Девушка уже открыла рот, чтобы сказать что-то, потом замолчала и быстро двинулась к нему.

…Когда Кай с девушкой скрылись из виду, одноглазый уже вправил суставы обоим товарищам, и медленно раскуривал трубку, сидя в телеге. Двое других похитителей подошли к нему, но говорить не начинали, сели рядом. Дым медленно растворялся в вечернем воздухе, вокруг царила тишина.

- Чего мы ему девку-то отдали? Нам же теперь шеф голову открутит, - начал первый.

- Не открутит, - ответил одноглазый. – Ты хоть понял, как тебя ударили?

Второй, с синяком на лбу, неуверенно повел бровью.

- Вот именно, - продолжал одноглазый. – Вы только потом, уже на траве доехали, что произошло. Впрочем, тут ничего удивительного.

Похитители оглянулись на своего старшего товарища. Они знали, что он воевал на стороне армии короля в свое время, прошел всю войну. Они привыкли видеть его таким вот рассудительным, в городе его все уважали, а как за меч он свой возьмется, того и гляди кровь пустит…

- Так что это за перец такой был? – спросил первый, похожий на дворянина, но никогда им не бывший.

Одноглазый помолчал.

- Во время войны, мы любили потравить байки о подвигах, героях, и непобедимых бойцах. Вы должно быть слышали о Себастьяне Джайлзе Младшем? Говорят, нет никого сильнее его во всем королевстве. Я слышал, что он на спор одним ударом отсекал голову карпатскому туру. Тогда, прославились и другие воины, рыцари, мать их. – он сплюнул.

- И что? Этот тоже?

- Этот? – одноглазый затянулся дымом, и выпустил несколько колец. Он неспешно курил почти минуту, глядя, как дым рисует причудливые узоры в воздухе.

- Этот? – повторил он еще раз. – О, нет, конечно же, - голос его изменился, он стал глубже. – Я никогда не подумал бы, что один из таких людей доживет до наших дней. Это убийца. Но в отличие от вас, он убийца прирожденный, он убивает так же легко и непринужденно как дышит или справляет нужду. Я понял все, взглянув в его глаза. Я слышал лишь о двух людях с такими способностями, и первый из них умер в Битве за Карс. Вас пожалели ребята, пощадили самым милосердным образом. Если бы он хотел, вы бы и ртов раскрыть не успели, а если бы постарался – то остались бы без голов еще в телеге. Возможно, по инерции, ваши губы на лету продолжали говорить.

Тишина опустилась как-то внезапно, отдавая могильным холодом.

Некоторое время двое похитителей тщательно пропускали через себя все, что услышали. С каждой секундой недоверие на их лицах становилось все более отчетливым. Третий продолжал пускать кольца дыма, но смотрел он уже на заходящее солнце.

- Да ну…врешь ты все.

Одноглазый лишь усмехнулся, потом вновь заговорил:

- Мы тогда переправлялись через Чернушку, небольшую речку, чтобы ударить из засады по лагерю редийцев. На том берегу было спрятано кое-какое снаряжение, которое нужно было в нужный момент использовать. И он там стоял. Высокий такой, не то чтобы худой, а такой, средний…С мечом таким же, тростью. Нас было пятьдесят, понял? – внезапно повысив голос, одноглазый гаркнул на похитителей. – И не трусов, не зеленых каких-то молокососов. Мы под началом Джайлза служили, а это тебе не сиськи мять. А он один, понял? Стоит, и ухмыляется.

Пауза.

- Он внимания на меня не обратил. Глянул так – и я деру дал. Один остался, я потом только узнал что это за человек был.



- И это – он?

Одноглазый неопределенно повел плечами, потом ответил:

- Нет.

- Так если один умер, а второй – не он, то…



- А хрен его знает, - сказал наконец одноглазый, сказал облегченно. К лицу его вновь прилила краска. – С шефом я сам переговорю. Вы смотрите, ребятки на закат. Красиво. Сегодня вы его могли и не увидеть…

Глава 2.


Карин из Гарадара.
Назад возвращались молча. Как только девушка решила заговорить, Кай резко оборвал её:

- Дойдем до таверны – поговорим.

- До какой?

- До «Одноглазой Свиньи».

Девушка похоже порывалась уйти, но Кай следил, чтобы она не рванула смешаться с толпой. Впрочем, она и не пыталась этого сделать.

Шли они недолго, не больше пятнадцати минут – таверна стояла на Ткацкой торговой площади, среди лавочек портных и сапожников, чем последние были страшно недовольны ввиду отсутствия даже улицы башмачников, не говоря уже о площади. А все потому, что город славился изготовлением лучших одежд для монарших особ королевства, а также тем, что сапоги здесь делали не самым лучшим образом.

Таверна «Одноглазая Свинья» была большим, двухэтажным зданием, единственное на ближайшие несколько кварталов выполненное из белого камня. Помнится, местный священник говорил, что строить из камня на этом месте не велели боги, и что хозяин со всей почтеннейшей публикой отправится прямиком в пекло за нарушение законов Мироздания, а заодно и его, священника, воли. Однако, уже после пятой бесплатной кружки пива, священник сильно раздобрел, и даже благословил сие помещение, после чего не примянул ущипнуть прелестную Клару и заночевать под столом. Тоже бесплатно. В сравнении с небольшими мастерскими рядом, здание таверны сильно выделялось размерами.

Войдя внутрь, первое, что бросилось в глаза обоим, это необычайная чистота: пол, столы, стены – все так отличалось от грязных, запятнанных и пропахших горьким пивом таверн. Вся мебель выглядит не новой, но ухоженной, кругом сидели неплохо одетые люди, пили хорошее пиво и говорили о последних новостях и сплетнях в городе. Были здесь и выпивохи, но вели себя они весьма сносно, чему способствовал Самсон, местный силач. На самом деле звали его Аврелий, и был он огромным, мускулистым мужчиной с длинным чубом на голове. Выглядел он как самый обыкновенный вышибала, с квадратной челюстью и необремененным мыслью выражением лица. Кай улыбнулся, и даже немного рассмеялся: как-то раз сюда зашел известный ученый, и, несколько перебрав, начал состязаться с дурачком Самсоном в знании классической литературы. Кай махнул здоровяку рукой, тот кивнул в ответ, не меняя выражения лица.

- Это кто? – спросила девушка, оглядываясь вокруг.

- Самсон, местный вышибала, - ответил Кай. – Как-то раз один местный всезнайка решил, что будет весело выставить его посмешищем и вызвал его на состязание в знании литературы. Самсон продекламировал ему несколько отрывков из Аврелия Луциана, а потом…как он это назвал…подверг критике некоторые из отрывков. Я тогда тоже был, но понял от силы половины из того, что он сказал.

- А по нему не скажешь, - не поверила девушка.

- Я знаю. Только этот человек – далекий потомок того самого Луциана, и назвали его в честь деда. Это долгая история, я тебе потом расскажу, - Кай ободряюще улыбнулся и повел девушку к стойке.

Девушка промолчала.

За стойкой стоял среднего возраста мужчина, не лысый, как ожидалось, но бородатый, статный, с добрыми глазами и вполне обычными чертами. Он сразу обратил внимание на подходящих гостей, задержал взгляд на Кае.

- Чем могу помочь? – буднично осведомился он, не отводя взгляда. Какую-то секунду мужчины смотрели друг на друга.

- Рен?


- Кай?

Девушка смерила обоих недовольным взглядом, но опять ничего не сказала.

- Ты изменился, - с дружелюбными нотками в голосе сказал человек по имени Рен, - хотя и меньше, чем я думал.

- Ты тоже, - улыбнулся в ответ Кай. – Я удивлен, что ты помнишь меня.

- Еще бы. После твоего последнего визита мне лично пришлось переделывать все помещение, - оба засмеялись, юмор сказанного был понятен только им двоим, и крепко пожали руки.

Девушка стояла немного в стороне, предпочитая не вмешиваться – она лишь озиралась кругом, не смотря особенно ни на кого.

- Мне нужна комната, Рен, на одну ночь.

Рен кинул быстрый взгляд на девушку, потом состроил хитрую гримасу.

- Ммм, она ничего, хотя я на твоем месте взял бы взял что-нибудь, ну…объемнее.

Девушка метнула злобный взгляд на Рена.

- Это не то, что ты подумал! – быстро запротестовал Кай. – Я, конечно, понимаю, как она выглядит…

-ЧТО?!


Кай только обернулся, чтобы сказать, что пошутил, как получил звонкую пощечину. Щека загорелась, треск, казалось, был слышен по всему зданию. Кай провел языком по зубам на наличие трещин.

- Давай ключи, - приказным тоном потребовала девушка.

Не снимая хитрой маски, Рен быстро дал ей ключи из небольшого шкафчика на стене, подмигнул:

- Располагайтесь.

Кинув еще один взгляд на Кая, взгляд рассерженной пантеры, девушка победоносно удалилась. Кто-то из зала присвистнул.

- Горячая штучка. Где ты её нашел? – хохотнул Рен.

- В телеге, - хмуро ответил Кай, потирая щеку. – это долгая история, вот и помогай людям после этого. Сколько с меня?

- Нисколько. Судя по твоему виду, ты все равно не сможешь заплатить, - Рен не прекращал ухмыляться.

- А может я экономил?

- Врешь.


- Вру.

- Комната двадцать три, дружище.

- Спасибо.

Кай хотел еще поговорить, однако Рен его оборвал:

- Прости, но у меня очень много дел. Сегодня к нам заедет лорд Гаррет, девушки уже с ног сбились вылизывая комнату, через полчаса я выгоняю всех, но для тебя сделаю исключение.

- Да ну, сам Гаррет?

- Все позже, ладно? Обед занесут через час.

- Спасибо, Рен.

- Должен будешь. И это…

- А?


- У меня мазь есть, отлично помогает от ран на спине. Наутро намажешь, через час как будто и не было ничего.

- Иди к черту, - Кай отправился вверх по лестнице. В комнате его встретила девушка – её выражение лица не сулило ничего хорошего.

- А ЭТО как понимать??

- Что опять? – виновато спросил Кай.

Девушка не сводила с него гневного взгляда. Кай огляделся – комната как комната, небольшой шкафчик, пара стульев, столик, чан с водой, немного фруктов в чаше, кровать. ОДНА кровать.

* * *


Девушку звали Карин. Она была родом из Гарадара, что практически на границе, недалеко от Велримара. Её семья – простые торговцы – были разорены во время войны, и Карин забрали в рабство за долги. Родители не хотели отдавать любимую дочь, за что и были убиты прямо в доме.

- Они вырезали всех, - рассказывала она, - кто был в доме, прислугу, даже детей, что были в доме. Когда на крики прибежала стража, они убили и их. Я потом узнала, что эти головорезы имели влияние не только в городе, но по всей стране.


следующая страница >>



По смерти я предпочел бы превратиться в ничто. Ни одно представление, даже самое лучшее, не может нравиться целую вечность. Генри Луис Менкен
ещё >>