Боец криминального фронта. «Я — не бандит» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Владимир Колычев я не бандит Боец – 01 26 5515.84kb.
Методология криминального захвата 1 249.63kb.
Андрей Александрович Ильин Боец невидимого фронта Обет молчания – 7 25 5407.03kb.
Лукашенко Александру Григорьевичу Александр Григорьевич, к вам обращается... 1 35.62kb.
Бесплатная реклама. Боец невидимого фронта На стол руководителю Публикация... 1 94.28kb.
Группа немецких войск в Чехословакии, уклоняясь от капитуляции советским... 1 15.24kb.
Ооо «Пати-Питер», 191186, Санкт-Петербург, набережная канала Грибоедова 1 83.37kb.
На других участках фронта существенных изменений не было 1 15.7kb.
«Оборот сексуальных услуг как разновидность криминального рынка 13 1830.43kb.
Анекдоты про беломор 1 49.69kb.
Пельмени по-новорусски 1 110.48kb.
Урок по теме «Вычисление площадей плоских фигур с применением информационных... 1 245.48kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Боец криминального фронта. «Я — не бандит» - страница №3/3

Глава третья


— Классно, парни! Классно! Как новенькая! — радовался мужик.

Неделю назад его «шестерка» потерпела крушение. Родион даже не хотел браться — настолько ужасный вид она имела. Но ничего, взялся. И справился. Как говорится, глаза боятся, а руки делают.

— Ну так халтуру не гоним, — довольно осклабился Жук. — Все чин-чинарем. Ты нам деньги, мы тебе работу.

Расценки у них щадящие. Но все равно выше, чем на государственных СТО. Зато никаких очередей. И качество работ не слабое. Вот в эту «шестерку» Родион не только труд, но и душу свою вложил. Руки у него не из задницы растут, да и времени полно. Ночами трудился. Но дело сделал. Качественно и в срок. Есть чем гордиться. — Да деньги я заплатил, — мужик озадаченно почесал затылок. И достал из портфеля бутылку водки. — Держите, ребята. Это чисто из благодарности...

— А вот этого не надо! — замотал головой Жук. — Нам это ни к чему.

— Ни к чему, — легко согласился Родион.

Все у них хорошо. Как и у него самого. С жильем проблем нет. Работа тяжелая, зато благодарная. Сам на себя работает. Пока, правда, долю свою в деле отрабатывает. Но когда-нибудь с долгами рассчитается. Хорошо получать будет.

Автосервис дело доходное. Автолюбителей в стране навалом, всем нужно за конями своими железными ухаживать. Поэтому с клиентами проблем не будет. Пока они втроем работают. Но со временем расширят дело, удлинят перечень услуг. Там, глядишь, сеть автомастерских создадут. Сами под машинами валяться уже не будут, других на себя работать заставят. Не в грязных робах, а в чистых костюмах при галстуках ходить будут. Холодный ангар сменят на теплый офисный кабинет. Но все это впереди. Сейчас же ношу на собственном горбу тянуть приходится.

«Шестерка» уехала. И тут же ее место синяя «семерка» заняла. Правый бок стесан от переднего до заднего крыла. Капот наполовину смят. Хорошо кто-то покатался. Удивительно, как машина своим ходом до них добралась.

Из машины вышел плотно сбитый коренастый мужчина с большими залысинами. Холеный дядя. Кожаный плащ нараспашку, верхние пуговицы рубахи расстегнуты — видна массивная золотая цепь. Запах дорогого табака и одеколона.

— Принимай работу, мастер! — улыбаясь одними губами, сказал он.

— Где это вас так угораздило?

— Места надо знать! — У мужика явно было хорошее настроение. — Еще в прошлом году столбик придорожный на крепость проверил.

— Столб крепче оказался?

— Как видишь...

— Почему сразу на ремонт не поставили? — внимательно рассматривая машину, поинтересовался Родион.

— Да все некогда было. На даче она у меня стояла. Вот только сейчас руки дошли...

— Объем ремонта большой. Машину мы, конечно, сделаем. Но это будет дорого стоить.

— Да нет, братишка, ты ее мне бесплатно сделаешь, — заявил мужик.

Родион аж оторопел от такой наглости. Глаза угрожающе заблестели.

— Я не ослышался?

— Нет, не ослышался... Ты бесплатно сделаешь эту машину.

Наглец как ни в чем не бывало продолжал улыбаться.

— Только не мне ее сделаешь. А себе... Давно хотел познакомиться с тобой, Родион. Да все времени не было.

— Не понял.

Или этот дядя чокнутый, или великий приколист. И откуда он, интересно, знает, как его зовут? И какого ляда ему с ним знакомиться?

Мужик протянул ему руку.

— Дима меня зовут.

Теперь все встало на свои места. Это Дима. Светкин жених. Тридцать четыре года ему. Да, так и есть. Не бедствующий элемент. Да, похоже.

Уже две недели как Родион освободился. Но с родственничком своим будущим так и не познакомился. А давно пора.

— Вот, значит, оно как... — радушно улыбнулся Родион. — Родственничек.

— Точно, родственничек, — кивнул Дима. — У нас со Светланой свадьба на следующей неделе. Ты же сам вроде хотел, чтобы по-людски.

Хотел. И не скрывал этого.

— Свадьба — это хорошо. А что с машиной делать?

— Что-что! Сделай и катайся себе на здоровье. Машина не новая, семь лет ей. Но движок у нее хороший. И кузов... Насчет кузова тебе видней... В общем, машина хорошая. Отрихтуешь, покрасишь, будет как новая. И езди себе на здоровье.

— Я в подарках не нуждаюсь, — покачал головой Родион.

Алексей Яковлевич, мамин друг, презентовал ему костюм и куртку. Прикид пришелся впору, он с удовольствием носил ее. Но благодетеля заверил, что деньги ему вернет сполна.

— А кто сказал тебе, что это подарок? Ты сам оцени, сколько это добро стоит. Когда разбогатеешь, отдашь. А пока по доверенности будешь ездить.

— Ну спасибо!

Что ни говори, а Заволжск встретил его с распростертыми объятиями. Все хотят ему помочь, и родственники, и друзья. Всем он благодарен... И убивать его, похоже, никто не собирается. Никто не покушался на его жизнь.

Скорее всего, не было никакого покушения. Просто так напал на него тогда Мамалыга...

Встречи с Веником-Боксером Родион не искал. Хоть и презирал этого типа, но нужно отдавать дань действительности. Веник нынче в большой силе. И не стоит будить лиха, пока тихо. И с Элоной увидеться не хотел. Не нужен он ей, ну и фиг с ней. Да, он продолжал ее любить. Но он не попрошайка и объедками с барского стола не питается.

Да и потом, нет у него времени на Элону. С утра до ночи на работе. Потому как еще не совсем ас в своем деле. Работает хорошо, но медленно. Что не успевает, оставляет на ночь. Времена нынче такие. Кто не работает, тот не ест...

«Семерка» будто только что с конвейера сошла. Блистала свежей краской и радовала глаз ровными боками. Родион не ел, не спал. Но машину сделал. Жук с Жекой тоже старались. Потому как это их общая машина. Дима на каждого доверенность выпишет. А как же иначе. У них общее дело, значит, общее все. Кроме женщин, разумеется...

— А Дима не передумает? — с сомнением спросил Жук. — Такая лялечка...

— Не передумает, — покачал головой Родион. — Он мужик классный.

Кроме «семерки», у них было много другой работы. Поэтому своей машиной они занимались в свободное время. Ударными темпами работали. Спешили. Потому как завтра Светка замуж выходит. Хотелось бы украсить машину ленточками и погонять в свадебном кортеже. Жук и Жека на свадьбу приглашены. Ох и гульнут они завтра.

Светка собиралась его с одной своей подругой познакомить. Зря она это затеяла. Ничего у него с подругой ее не получится. Разве что на один раз — здравствуй, в постель и прощай...

Жека сел за руль. Согнал машину с «ямы». Выгнал из бокса. И тут же появилась новенькая «девятка» цвета мокрого асфальта. Хорошо у них идут дела. Клиенты не заставляют себя долго ждать.

Машина остановилась рядом с Родионом.

— Бери влево и прямо, — велел он бритоголовому парню за рулем.

Но тот лишь гадко усмехнулся. И начал выбираться из машины. Вместе с ним оттуда выползли еще трое.

Морды кирпичом, бритые затылки, спортивные костюмы, кожаные куртки, цепи в палец толщиной. Мерзкие ухмылки.

— Как дела идут, мужики? — утробно рыкнул старший — крепкий коренастый парнишка с квадратной головой и приплюснутым носом.

— Да ничего, — глянул на него исподлобья Родион. — А тебе что?

— Да это, узнать надо, не наезжают ли на вас...

— Наезжают на эту вот яму. Чтобы машину починить. А так нет, все нормально... Тебе-то какое дело до нас?

— Да вот, мужики, хочу, чтобы никто на вас не наезжал.

— Хотеть не вредно.

— Короче, мы охранять вас будем. Чтобы никаких проблем у вас не было.

— О, бляха, защитники появились, — хмыкнул Жук. — Давно вас ждем.

Это было известно с самого начала. Бизнес без «крыши» не бизнес. Бандюки как голодные шакалы ищут свободные кормушки. Находят и набрасываются на них стаями. Трудовой люд в поте лица вкалывает, чтобы доход иметь. Но жирный кусок достается шакалам. Потому как зубы у них острые и когти цепкие. Взамен братки дают иллюзию спокойствия. И у бизнесменов все в порядке. Пока из голодных краев не приходит другая стая... Таковы законы дикого рынка... Ну а что делать, если Родиону не нравятся такие законы?

— Это хорошо, что ждете, — осклабился крепыш. — Вот мы, встречайте. С хлебом-солью, конечно.

Весело придурку. Думает, что самый крутой. Могуществом своим упивается.

Жук долго и внимательно всматривался в него.

— Слушай, а где-то я тебя видел... Ты у Гены Саранчи в команде был. Восемьдесят четвертый или восемьдесят пятый год. Мы с вами на Болотном пустыре сходились. Хорошо мы вам тогда накостыляли...

— Кто это мы? — напрягся браток.

— А Родиона Космача знаешь?

— А-а... Так давно это было. Нашел о чем вспомнить. Нет Гены, царствие ему небесное. Давно нет... И где твой Космач? Говорят, зону топчет, да?

— Уже оттоптал, — усмехнулся Родион. — Вот он, перед тобой...

— А-а, в натуре, я и думаю, где-то я тебя, чумазого, видел... Такой крутой пацан был, а сейчас гайки крутишь, как черт последний.

— Ты за базаром следи, да!

— Во наехал! — развеселился крепыш. — Ты чо, думаешь, я тебя всерьез принимаю? А выкуси!.. Космач ты там или хрен с бугра, мне по фигу. На нашей территории работаешь, значит, должен платить.

— Ты меня не нанимал, поэтому я тебе ничего не должен... А «крышу» нам делать не надо. Есть у нас «крыша». Так что опоздал.

Родион с трудом сдерживал себя, чтобы не нагрубить этому нахалу. Он бы и морду ему набил с удовольствием. Да только понимал, что нельзя этого делать. Прикинуты эти братки конкретно, на новенькой «девятке» разъезжают. Серьезная команда за ними, не какая-то шайка-лейка. Не от Веника ли посланцы?.. Да нет, вроде не его это территория.

— И кто ж вас «кроет»?

— Кроют коров в коровнике. А нам делают крышу. Мы сами ее делаем...

— А-а, — расслабился крепыш. — Я думал, вас Боксер достал... Значит, вы сами по себе.

— Почему сами по себе? — спросил Жека.

Он выгнал машину и вернулся в гараж. До сей поры он стоял за спинами братков. И не высовывался.

— У нас бригада. Бригада Космача. Тебя устраивает?

Старший из братков развернулся к нему. Окинул оценивающим взглядом. Хотел презрительно улыбнуться — не получилось. Жека смотрелся внушительно. Метр девяносто ростом, борцовские плечи, медвежья стать. Обычно он производил впечатление добродушного парня. Но сейчас в его глазах светилась неприкрытая угроза. Браток с трудом выдерживал его взгляд.

— Бригада Космача?! — удивлением прикрыл он свою растерянность. — Звучит... Но не канает.

— Почему не канает? — спросил Жук. — Мы тебе «стрелку» забиваем... Ты бы назвался. Хоть знать, с кем базарить...

— Коробок я. Слышал?

— Не-а. Под кем ходишь?

— Капитона знаешь?

— Знаем, — кивнул Родион.

Наслышан. Серьезная бригада. Бывшие спортсмены, а ныне рэкетсмены. Из той же оперы, что и Боксер. Только театры разные. И конкурирующие.

— Ну так где встретимся, Коробок? — на правах начинающего «бригадира» спросил Родион. — Где рамсы разведем?

Про рэкет он знал не хуже этих крепышей в кожанках. Сиживали с ним братки из «новых», рэкетирских дел мастера. Один даже из Москвы у них срок мотал. Крутой пацан, из люберов. Рассказывал он, как Рижский рынок с корешами бомбил, как с другими бригадами территорию и сферы влияния делили — как и что делать, объяснял. Так что Родион не только как машины чинить знает.

— А где скажешь! — разозлился браток. — Можем прямо сейчас вас уму-разуму поучить. Места здесь глухие.

Тут он прав. Казанское шоссе — это крупная междугородная трасса. По восточной окраине города проходит. От нее к их гаражу тянется грунтовая дорога. Машины к ним часто заезжают. А вот пешком сюда редко кто забредает. Потому как это не жилой, а промышленный район. Завод ЖБИ рядом. Только он не работает. Производство остановлено как нерентабельное. В общем, места глухие. Хоть из автомата в мастерской стреляй, никто ничего не услышит.

— Тихое место, — кивнул Родион. — И овраг рядом. Есть где вас похоронить.

Коробок буравил его колючим взглядом. Будто решал, шутит он или нет. Вдруг Родион всерьез что-то неладное задумал. Пацан он крутой. Когда-то его имя на весь Заволжск гремело. На удар он крепкий. На зоне чалился, знает что почем...

А тут еще Жека руку за спину сунул, как будто из-за пояса брюк «волыну» достает. Родион видел, как «бык» толкает своего старшого. Смотри, мол, опасность. Коробок быстро глянул на Жеку. И растерялся еще больше. Родион тоже добавил жару. Сунул руку в карман робы, пошевелил ею так, словно втягивал пальцы в пазы кастета.

— Вообще-то, мужики, мы можем с вами дружить, — разрядил обстановку Жук. — Никаких «стрелок», никаких разборок. Мы вам «поляну» накроем, тачки там ваши по мелочи будем чинить. Ну а вы нам работать дадите. За «крышу» мы вам платить, само собой, не будем. Не так уж хорошо дела у нас идут, чтобы с кем-то делиться.

— Надо подумать, — оживился Коробок.

— Подумай, — как бы разрешил ему Родион. — А завтра утром, часиков в десять, подъезжай. Прямо сюда. Чего куда-то ходить, если рамс можно здесь развести. Сам же говорил, места у нас глухие... В общем, если что-то не так, конкретно поговорим. Решим, как нам дальше быть... Ну так что, завтра тебя ждать?

— Жди, — внешне миролюбиво кивнул браток.

Хотелось надеяться, что камня за пазухой нет. Родион готов был к драке. Но драться не хотел. Зачем ему лишние проблемы?

Братки забрались в свою «девятку» и выехали из гаража. Им явно не нравилось, что их визит закончился ничем.

— Платить мы им однозначно не будем, — плюнул им вслед Жук.

— Не будем, — утвердил Родион. — Не на тех нарвались... Надо бы пацанов собрать. «Община» развалилась. Но пацаны-то остались...

— Что-нибудь придумаем, — кивнул Жека. — Если эти козлы завтра заявятся, встретим их по чести, не вопрос...

На сегодня работа была закончена. Не до машин им сейчас. Толпу надо собирать. Если честно, Родион не прочь был тряхнуть стариной.

Результат превзошел все ожидания. На пятачке перед пустырем собралась целая боевая дюжина.

Олег Симулянт, Паша Мергель, Вася Шустрик, Вадик Спелый, Кеша Качок, Толик Бешеный — с этими ребятами Родион ходил еще на Юру Лютого. На них всегда можно было положиться. И раньше. И, как оказалось, сейчас. Они давно не те, какими были. Остепенились, устроились на работу, почтенные отцы семейств. Никак не думал Родион, что они откликнутся на его просьбу. Но нет, они были рады вспомнить молодость. И грозное имя Капитона не пугало их.

Геша Рыжий, Яша Паровоз, Сер Серыч — эти тоже из его уличной команды. Но эти как были шпаной, так и остались. Геша три года отмотал за злостное хулиганство, сейчас прочно сидит на игле. За Паровозом тянется огромный состав из бутылок. Спился пацан. Конченый хрон. Сер Серыч, тот от скуки на все руки — и анашу по-черному смолит, и водяру литрами глушит. Все трое не работают. Целыми днями шатаются по улице как неприкаянные. Кулаки вечно чешутся. Они даже спрашивать не стали, с кем нужно разобраться, где, когда. В момент приняли предложение.

— Капитон Восточный район держит, — делился своими познаниями Рыжий. — Серьезный чувак. И пацанов при себе держит убойных, ага. Спортстмены. Носы на раз в черепа вдавливают...

— Так какого хрена ты сюда приперся? — хмуро спросил Кеша.

Качок рвался в бой. Плевать ему, что у него жена, ребенок. Ему ужасно хотелось зарядить кому-нибудь в морду. Такая у него натура. Всегда был таким.

— Да мы с Яшей на его дуболомов раз нарвались. Мы под этим делом были, — чпокнул себя по горлу Рыжий. — Что-то не понравилось им. Ну и поперли на нас буром. Мы им, типа, вы чо, пацаны, уху ели? Ну и понеслась. Одному я челюсть свернул, это было. А дальше ни фига не помню...

— А я и ударить не успел, — неуклюже улыбнулся Паровоз. — С копыт сбили да головой о бордюр приложили. Полный отруб... Блин, хорошо бы кто из этих козлов нам попался!

— Мля буду, башку кому-нибудь точно сверну! — сплюнул в сторону Рыжий.

— А потом это дело обмоем, — показал гнилые, местами выбитые зубы Сер Серыч. — Да, пацаны?

Кому что, а ему бы забухать. И «косячок» для догона неплохо бы забить... Впрочем, Родион и сам не прочь был бы вмазать. Свадьба у сестры сегодня. Торжество, пьянка, веселье. Если, конечно, до этого ему череп не проломят...

Капитоновские должны были подкатить вот-вот. Или миром базар закончится — водка тогда рекой будет литься. Или будут выяснять отношения на кулаках. Тогда другие реки прольются — кровяные...

Войны Родион не хотел. Но и сдаваться не собирался. В ожидании противника он не нервничал. Но боевой азарт уже горячил кровь, вызывал озноб на коже.

Часы показали десять. Прошло еще четверть часа, затем еще. Капитоновскими и не пахло. Не появились они и в одиннадцать.

— Замохали козлы, — довольно осклабился Жук. — Обкезались со страху.

— А я знал, что так и будет, — презрительно скривился Паша. — Эти стервятники только на падаль горазды налетать. Коммерсантов беззащитных крошить, это они пожалуйста. А где сила, туда они не полезут.

— Шакалы, в натуре, — кивнул Олег.

— У меня тесть ларек держит, — сказал Вася. — Здесь, в Восточном районе. Капитон с него дань снимает. Три шкуры дерет. Ларечники недовольны... Если это, нам за них заступиться? Наехать на капитоновских, послать их куда подальше...

— Ага, так они и пошли, — хмыкнул Толик. — Ты, Шустрик, соображай, что говоришь. Одно дело наезд отбивать. Другое — самим наезжать. Эту мастерскую Капитон не тронет. Но своего не отдаст, и не жди.

— Не, Шустрик, твой базар не канает, — решил Жук. — Мы не Робин Гуды, блин. Да и не хватит нас на всех.

— Короче, пацаны, не приедут капитоновские. Затрухали уроды. Наша победа. Обмыть надо это дело...

На этот раз предложение Сер Серыча вызвало бурный восторг. Откуда-то появился один пузырь, второй. И закуска вдруг образовалась. Жека выгнал из гаража «семерку». Ленточек, цветочков на ней не было — потому как опаздывали они к свадебному выезду. Вместо этих прибамбасов капот машины украсила газета-самобранка. Забулькала водка, зазвенели стаканы.

Они опоздали не только на церемонию в загсе. В ресторан они заявились уже после того, как невеста и жених заняли место во главе стола. Они все трое были уже навеселе. Хорошо, хватило ума не шуметь, а тихонечко занять свободные места.

Родион глянул на мать. И нарвался на ее упрекающий взгляд. Зато ее друг сердечный, Алексей Яковлевич, вроде бы одобрительно посмотрел на него. Хотя нет ничего хорошего в том, что он опоздал...

Это верно. Ничего хорошего. Потому как все гости обратили на них внимание. А видок у них не очень. Вернее, у них-то все как раз на мази. Спортивные костюмы, кожанки — все в полном порядке. Только все мужчины за столом в строгих костюмах, при галстуках. Все такие солидные, деловые. Ну да, Дима же серьезный бизнесмен. И друзья-приятели у него соответствующие. На их фоне Родион, Жук и Жека как не пришей к заднице рукав. Да пошли они все!..

И со стороны невесты гостей хватало. Родные, близкие. Но и эти все как сговорились. В костюмах, при галстуках. И чего они все на него уставились? На невесту пусть лучше смотрят. Тем более, есть на что смотреть.

Светка у него просто блеск. Всем невестам невеста. Лучше не бывает. Родион залюбовался ею... А это кто рядом, в лучах ее красоты отсвечивает? Дружка... Тоже вся из себя такая. Золотое платье, красная лента с золотистыми буквами. Волосы тоже золотые, даже кожа и та золотом отливает. Не Златовласка ли ее зовут?

Родион присмотрелся к ней повнимательней. А ведь блеск девчонка. Смазливое личико, глаза как бриллианты, фигурка ладненькая. Осанка царственная — будто это она сегодня замуж выходит... Не с ней ли Светка хотела его познакомить?

Свидетельница рядом с невестой. К жениху притерся дружок. Ничего так смотрится. Одних примерно лет с Родионом. Не урод. Холеный, зализанный, сам от себя тащится. Костюмчик на нем не стремный, хорошо сидит. И все на дружку посматривает. Будто она ему что-то должна. Может, думает, она к нему в постель сегодня залезть должна. Типа, что за дружка, если под дружком не была... А рыло у него не треснет?

Чего скрывать, понравилась Родиону Златовласка. Не то чтобы глубоко в душу запала — нет, там место по-прежнему Элоной занято, несмотря ни на что. Но кровь заиграла, нахлынул мужской азарт. Пожалуй, было бы неплохо познакомиться с этой девочкой...

Гости только поначалу вели себя скованно, кичились друг перед другом — смотрите, какие мы деловые. А потом пошло-поехало. Водка пилась хорошо, официанты только успевали пустые бутылки уносить. Пока молодых одаривали, все еще держались в рамках приличия. А дальше... Все вдруг стали братьями, сестрами. Солидные дядьки легко шли в пляс, обнимались с незнакомыми тетками. Все правильно, свадьба — она только поначалу свадьба. А потом плавно переходит во всеобщую пьянку. Гости забывают, зачем они здесь собрались. Плевать на все. Лишь бы водку подавали...

Родион не оставался в стороне. Хорошо сидел с Жуком и Жекой. Много пили, много закусывали. В голове светло, настроение до потолка подпрыгивает. Друзья его танцевать ринулись, каких-то молодух подцепили. А Родион на месте сидел, все на дружку посматривал.

Хотелось встать, подойти к сестре, спросить про Златовласку. Но как-то неловко было. А потом, Светка сама обещала его с ней познакомить. Так что придется ждать...

А вот дружок ждать не хотел. Родион видел, как тот подбивает к ней клинья, заигрывает. А ей это нравится. Глазки она ему не строит. Но улыбается все чаще.

Заело Родиона. Он уже хотел подняться. Да дружок оказался проворней. Бросил жениха на произвол судьбы, что-то шепнул Златовласке. Та кивнула, поднялась со своего места. И они вместе куда-то отправились. Ах да, медленный танец звучит. Потанцевать ребятам захотелось.

Только после танца дружок и дружка на место не вернулись. Да и молодые засобирались. Родион глянул на часы. Половина девятого. Ех-мох! Надо же, как быстро пролетело время.

Светка с Димой отправились на покой. Типа первая брачная ночь. Смешно? Не очень... А вот у Златовласки с дружком точно может быть первая ночь. А Родион будет в пролете... Впрочем, надежд на бурную ночь с дружкой он не питал. За все время она лишь пару раз глянула в его сторону. И то как на пустое место.

Все же Родион направился за молодыми. Но, видно, слишком медленно. Когда он вышел на улицу, машина уже мигала ему задними габаритными огнями. Новобрачные уехали. Дружок и дружка гостям не очень-то нужны. Поэтому они тоже могут исчезнуть. Вместе. Что, кстати, они и сделали...

Ну вот, теперь Родион мог по праву называть себя пролетарием. Потому что пролетел как фанера над Парижем. Увели у него Златовласку. И хотя он не сделал абсолютно ничего, чтобы удержать ее, все равно ныла ущемленная гордость.

Родион вернулся в зал. Свадьба гуляла, только держись. Жук и Жека вовсю обнимались с какими-то кисками. Пьяные, лица красные, в мозгах планы на ночь. У одного Родиона облом. А так хочется женщину. Не было их у него после зоны — грязная проститутка, которую сняли для него друзья, не в счет.

Он осмотрелся по сторонам, но ничего интересного для себя не нашел. Да и Златовласка отбила интерес к другим женщинам. Настроение никакое. Разве что водки выпить... Да только и водка не пошла. Он стал еще угрюмей. Нет, с таким настроением делать ему здесь нечего.

Родион вышел из ресторана, поймал такси и отправился домой. Не самый лучший вариант. Но лучше он завалится спать, чем будет портить праздник людям.

Он открыл дверь, вошел домой. Зажег свет в прихожей. Люстра в комнате вспыхнула сама по себе. Родион ошалел: там стояла и весело улыбалась Златовласка.

— Привет! — Улыбка ее стала еще ярче.

— Привет, — оцепенело выдавил он из себя. — Как... Как ты здесь оказалась?

— А ты разве против?

— Я?!.. Я не против... Просто спрашиваю...

— А я просто отвечаю. Мне Светлана ключ дала...

Ну да, теперь все ясно. Сестра в институте учится. Подружка ее, вероятно, оттуда. И, возможно, не местная. Общежитие ей надоело, вот Светка и решила уступить ей свою комнату в квартире. Между прочим, неплохой расклад.

— А где этот... Ну который на свадьбе дружком был?

— А-а, Герберт!.. Я от него сбежала. Наглый он...

И слишком резвый. С ходу девчонку в постель затащить хотел. Да обломилось. Зато Родиону привалило... Ну да, так Златовласка ему и дала...

— Ты только что пришла? — спросил он.

— Да нет, я здесь уже больше часа.

И все еще в своем золотом платье. Как была нарядной, так и осталась. Странно, если ее Светка у себя поселила, могла бы и душ принять, и в домашнее переодеться.

— Чуть не заснула — тебя ждала...

— Меня?! Ты меня ждала?! — удивился Родион.

— А разве это плохо?

— Хорошо, конечно... Но я думал...

— Какая разница, что ты думал?

Она загадочно улыбнулась, приласкала его взглядом, подошла к нему, взяла его за руку. Сила ее очарования и запах французских духов закружили голову.

— Ты не хочешь со мной выпить? — спросила она.

На маленьком столике стояла бутылка коньяка, хрустальные рюмки, апельсины в вазе, коробка шоколадных конфет. Златовласка взяла бутылку. Родион тупо смотрел, как она пытается ее откупорить. Наконец до него дошло, что не женское это дело. Забрал у нее бутылку, зубами сорвал пробку. Разлил коньяк по рюмкам.

Он думал, Златовласка опустится в кресло. Но она продолжала стоять. В длинном облегающем платье она смотрелась великолепно и в высшей степени эротично. Аппетитная грудь, тонкая талия, развитые бедра, длинные ноги... Родион пожирал ее жадным взглядом. Она понимающе улыбалась. Глаза ее пылали жарким огнем.

— Выпьем на брудершафт? — спросил Родион, хотя они и так были на «ты».

Их руки переплелись. Сначала его губ коснулся холодный хрусталь. Затем он ощутил коньячный вкус ее губ. Жаркие и жадные губы. Невероятной силы ощущения подхватили его и вознесли на вершину блаженства...

Они прижал к себе Златовласку. Гладил, мял ее податливое тело. Сначала через ткань платья. Затем вдруг оказалось, что она уже без одежды. Не успел он опомниться, как они уже лежали на диване. Или он сам разделся, или она ему помогла, но они оба были совершенно голые...

Это была невероятная ночь. Марина — так звали Златовласку — была великолепна. С ней Родион не знал предела насыщения. Всю ночь они предавались любви и даже утром не могли остановиться. И ему и ей все было мало.

Но природа берет свое. Хочешь не хочешь, а надо спать. Десять часов утра. Воскресенье. Нормальные люди только просыпаются. Но сегодня они оба ненормальные. Потому как ночь была ненормальная.

Засыпала Марина у него на груди, ее рука гладила его живот.

— Я всегда знала, что ты такой, — тихо сказала она. — Сильный, ненасытный. С тобой так хорошо...

— Всегда — это как? Мы же только вчера встретились...

— Как бы не так. Ты уже взрослый был, а я совсем девчонка. Мы со Светкой в музыкальной школе учились. Ты меня не помнишь. А я тебя помню. Красивый такой, мужественный. Я тогда в тебя влюбилась... А потом ты пропал...

— Ты знаешь, где я был?

— Знаю... Только мне какая разница? — Голос ее звучал все тише и тише. — Я как вчера тебя увидела, так чуть не умерла. Ты такой... Такой... Знаешь, как мне хорошо с тобой...

— Как?


Марина не ответила. Потому что уже крепко спала. Вымоталась девчонка. Он ее вымотал...

Она и в самом деле училась со Светкой в одном институте. Только жила в городе, с родителями. И не комната ей нужна была в его квартире, а он сам. Его она вчера ждала. Она не шлюха, нет. Просто не ведала, что творила. Так сильно Родион вскружил ей голову...



Он тоже заснул. Когда проснулся, Марины уже не было. На столе лежала записка. «Извини, если что-то не так...» Странная какая-то записка. Что между ними могло быть не так? И за что извиняться?..
<< предыдущая страница  



Девушке нужен некоторый опыт, чтобы целоваться как начинающая. Джоан Риверз
ещё >>