Белоусова Людмила на территории сна оглавление Белоусова Людмила 1 на территории сна 1 - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Центральный парк культуры и отдыха имени П. П. Белоусова 1 49.33kb.
Сон. Нарушения сна 1 18.76kb.
Белоусова О. Перекресток волков. / О. Белоусова. М.: Форум, 2007. 1 8.65kb.
В. А. Жуковского («Светлана», «Людмила») «Людмила» первая поэма 1 30.23kb.
Электронная маска осознанных сновидений DreamStalker 1 330.13kb.
Археология сна 1 46.13kb.
Электронная маска осознанных сновидений DreamStalker pro 3 449.98kb.
Ади Шанкарачарья Утреннее созерцание 1 16.79kb.
Робин Шарма 200 уроков жизни 3 451.57kb.
Поведение человека во время сна 1 121.49kb.
Исследовательская работа на тему: загадки сна 3 471.15kb.
Марийская республиканская организация Профсоюза работников народного... 1 13.67kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Белоусова Людмила на территории сна оглавление Белоусова Людмила 1 на территории - страница №1/20





Белоусова Людмила

НА ТЕРРИТОРИИ СНА

Оглавление


Белоусова Людмила 1

НА ТЕРРИТОРИИ СНА 1

Оглавление 1

ЧАСТЬ 1 3

1. Таинство сна 3

Пробуждение 3

Неожиданный помощник 6

Из дневника 6

Структура сна 8

2. Исследуя сновидения 12

Во сне и наяву 13

Из дневника 13

Сбываемость 15

Из дневника 15

Случайности 17

Из дневника 18

Из дневника 18

Из дневника 21

Смыслы 22

Из дневника 22

3. Сновидческое «Я» 24

Из дневника 24

Наряду с другими 25

Из дневника 25

Не «я» 27

Из дневника 27

Самоанализ 29

Из дневника 30



4. Сначала был сон 35

Тело – способ интерпретации реальности 35

Восприятие и сознание 38

5. Состояния сознания 45

Осознавание 45

Из дневника 45

Изменённое состояние 48

Из дневника 48

Из дневника 49

На сессии холотропного дыхания 51

6. Быть осознанным 55

Истинное время жизни 55

Из дневника 55

Внимание и энергия 59

Из дневника 59

Смысл и разум 66

Множественность сознания 67

7. Карта территории 70

Инициация 70

Из дневника 70

Из дневника 72

Эволюция сна 75

8. Навстречу внутренней реальности 80

Язык сновидений 80

Сновидение – «сномышление» 83

Из дневника 84

Волны мозговой активности 86

9. Я там, где моё сознание 91

Без тела 91

Внутренняя реальность 95

Современная психология об устройстве сознания 97



10. Навсегда 102

Из дневника 103



ЧАСТЬ 2 107

1. Новая встреча 107

Из дневника 107



2. В космосе бессознательного 114

Собственное отражение 114

Из дневника 115

На поводу у сна 117

Из дневника 117

3. Невероятно, но факт 122

Свидетельствуют учёные 122

Чудесный «биокомпьютер» 123

4. «Внутренний» мир 129

Связь с Иным 129

Разные явления 130

Из дневника 132

Свойство природы 135

5. Загадочные исходные 141

Пространство и время 141

Функциональное и психологическое 146

6. Собственная реальность 148

Хранилище времени 148

Иллюзия присутствия 150

7. Вариант описания 153

Разделить бутерброд 153

Информация 155

«Различное» по-разному 157



8. В виртуальном мире 159

За ширмой 159

Всегда дома 161

9. О смерти и жизни 164

Тайна тайн 164

В пути 168

Из дневника 168



10. Кружева сознания 172

О природе психической реальности 172

Современные научные гипотезы 174

Ты – это я 176

Из дневника 176


ЧАСТЬ 1

Ты – это я (Восточная мудрость)

1. Таинство сна


Пробуждение

Вечер. Я возвращаюсь домой. По сторонам привычный вид финских домиков военного городка в пригороде Ленинграда. Иду ни о чём не думая, совершенно механически. В разное время года, в разное время суток, в разную погоду и в разном состоянии духа я проходила этой дорогой уже множество раз. За домом Саши Гавриленко поворачиваю налево, а чуть дальше – за дом направо. Слева от меня показалась задняя стена местной баньки. Выкрашенная в жёлтый цвет штукатурка в нескольких местах отвалилась, обнажив её кирпичную кладку. У стены неизменная куча чёрного блестящего угля – заготовка на зиму. Сейчас можно обогнуть баню и выйти на дорогу, но я иду правее, дворами. Передо мною длинный одноэтажный дом. Внутри у окон столпились женщины. Они с удивлением меня разглядывают.

Что-то не так. Откуда здесь взялся этот дом, и почему я вызываю такое любопытство у этих женщин?

В это самое мгновенье внезапно моё сознание чудесным образом проясняется, как будто с него спадает некая пелена. Похоже на то, когда выходишь из душного помещения, в котором провела так много времени, что духоту его не замечаешь, на свежий чистый воздух. Я вдруг осознаю, что сплю, что моё тело сейчас ровно дышит в постели, а всё, что вокруг, – мой сон.

Но, боже мой, как ясно всё окружающее, как реально! Моё сердце учащённо бьётся. Масса чувств захлёстывает меня: и восторг перед этим необыкновенным переживанием, и желание продлить его подольше, потому что интуитивно я осознаю его зыбкость…

Подхожу к двери в дом. Открываю её. Вхожу в тёмную прихожую. Поворачиваю налево. Понимаю, что здесь темно, но я ясно вижу деревянные стены коридора, ведущего в комнату. Слишком ясно! Непривычно ясно!

Захожу в комнату. Здесь такие же деревянные тёмные от старости стены, как и в коридоре. Провожу рукой по поверхности стены: прохладная, чуть-чуть шершавая. Настоящая! Твёрдая! Деревянная! Удивительно, ведь всё, что вокруг, мне снится, то есть стены как бы нет. Я прекрасно понимаю, что она существует лишь в моём воображении, но тактильное чувство абсолютно достоверно.

Пусто. Только что через окна я видела внутри толпу женщин, а сейчас здесь никого нет. Рассматриваю комнату: в ней нет даже мебели, только в левом углу куча старой одежды. Куча зашевелилась, и из-под старых пальто поднимается кто-то очень знакомый.

Хотя передо мной молодая женщина, я знаю, что это моя бабушка, которая умерла уже больше десяти лет тому назад. Мы смотрим друг на друга. Видно, что она поражена не меньше меня. Я же совершенно остолбенела. У меня в голове единственная мысль: «Я же сплю! Как же это всё может происходить?» Наконец она произносит: «Ты зачем здесь? Ты не должна здесь быть!» Я не знаю, что сказать. Всё настолько невероятно! Наверное, надо что-то сделать, но я не представляю что. Она говорит: «Вот я сейчас сделаю звук!» Смысл сказанного для меня абсолютно тёмен. Очевидно, она хочет или напугать, или предостеречь меня от чего-то мне неведомого. Казалось, прошла вечность. Наконец, должно быть, что-то поняв, она подходит и обнимает меня.

Я стою, уткнувшись в её плечо, и лихорадочно пытаюсь сформулировать хотя бы одну мысль. Мне слишком многое хочется сказать сразу: и что происходящее сейчас невероятно, и что я её люблю и помню, и ещё множество всего о своей жизни. В калейдоскопе вопросов от «как же устроен мир» и «в чём смысл жизни» до «что это за сон, который так похож на явь» невозможно выбрать главный. Она отстраняет меня от себя, долго смотрит, а потом говорит очень неожиданную вещь: «Не забывай, что ты очень красивая!» Чувства переполняют меня. Перехватывает горло. Я не в состоянии сдерживать эмоции. Зажмуриваю глаза. Становится темно. Тут же ощущаю себя лежащей в постели.

Ещё сохраняется на коже ощущение от прикосновения бабушкиных рук, но перед внутренним взором темно. Я понимаю, что вернуться туда, по крайней мере сейчас, уже невозможно. И тут я даю выход эмоциям и начинаю рыдать – моя привычная реакция на всё, что «цепляет».

Первые дни не могу даже думать о случившемся: то нахожусь без мыслей в каком-то блаженном состоянии, то принимаюсь плакать. Я как бы привыкаю к этому переживанию, стараюсь вместить его в себя.


И всё же, что это было? Сновидение? Но как же оно могло происходить при совершенно ясном сознании? Я была в полной растерянности, так как не могла признать случившееся сном, хотя было очевидно, что встреча происходила во сне.

Тогда я просто-напросто ничего не знала про осознанные сновидения, может быть ещё и поэтому, оно произвело на меня прямо-таки ошеломляющее впечатление. Сразу вспомнились другие «нестандартные» переживания, которые я как бы забывала, будучи не в состоянии объяснить и не умея принять. Однако они просто ждали своего часа, капля за каплей наполняя некий неведомый сосуд, пока он, наконец, не переполнился.

Однако всё по порядку.

Я достаточно образованный человек и понимаю, что сон – не просто время для отдыха. Мы с вами – часть мира, который устроен бесконечно целесообразно, в котором всё исполнено смыслом. Не можем же мы целую треть жизни тратить на отдых в каком-то странном отключённом состоянии. Безусловно, сон выполняет какие-то очень важные функции. Но только ли физиологические? Правда, до тех пор я рассуждала, как большинство окружающих: чем меньше спишь – тем больше времени для жизни, а на время сна подлинная жизнь приостанавливается. И вдруг, судя по всему именно во сне, произошло совершенно полноценное переживание, которое никак не отличается и ничем не уступает бодрствующей жизни. Оказалось, что такое привычное, такое банальное состояние – сон – находится для меня в зоне полного неведенья. Необходимо было разобраться, что же такое со мной приключилось?


Это было в начале девяностых. В то время на книжные прилавки обрушилась лавина литературы самого разного толка. Я обошла книжные магазины и ярмарки и истратила кучу денег – скупила всё, где хоть что-то говорилось о сне. И какое же разочарование! Почти вся тогдашняя популярная литература – гора графоманского невежества, в которой очень трудно найти сведения, заслуживающие внимания и доверия. Я удивлялась самой себе – зачем я всё это разгребаю? Но упорство, по-видимому, действительно вознаграждается: находился то один брильянт, то другой – в основном религиозные и философские тексты. Конечно, без подготовки понять их было не так-то просто. И тогда у меня начался период посещения бесчисленных эзотерических школ, практик и семинаров, который, впрочем, вскоре и закончился. Не нужно было много времени, чтобы увидеть безграмотность новоиспечённых «академиков» и психическую неадекватность «учителей». Большинство тех «школ» и «академий» быстро ушли в небытие. Хотя и сейчас нет-нет да услышишь с экрана телевизора заумную галиматью очередного «академика» с неусвоенным средним образованием.

А что же говорят учёные? Выясняю, что сон начали изучать совсем недавно, всего около ста лет тому назад. И хотя сегодня проблемами сна занимаются во многих институтах и лабораториях, но наука лишь слегка приоткрыла его таинственные покровы, а то, что увиделось, весьма неоднозначно. Во всяком случае, единой теории сна до сих пор не существует. Ну а мои переживания вообще не укладывались в рамки существующей научной парадигмы.

В театре говорят, что актёром должен становиться не тот, кто им хочет быть, а тот, кто не может им не быть. К моменту, который я описываю, кроме этого, первого в моей жизни осознанного сновидения, я уже сталкивалась со странными проявлениями психики, которые невозможно было объяснить. Но нельзя же бесконечно игнорировать то, что рвётся в твоё собственное сознание. И тогда я решаю, что имеет смысл какое-то время понаблюдать за собственными сновидениями, возможно, что-нибудь и прояснится. Я и не подозревала, во что это вырастет. Все предыдущие переживания оказались как бы предчувствием. С того дня, когда я положила рядом с кроватью бумагу, карандаш и приготовилась записывать свои сновидения, начались самые настоящие и невероятные приключения.

Почти сразу же я столкнулась с первой странностью, правда, весьма прозаической.

Трижды оговариваюсь, что хотя я и стараюсь соотнести сделанные мною выводы с известными научными данными, все они основаны на моём субъективном опыте. А поскольку представление о научном знании связано исключительно с понятием объективности, то я предлагаю допустить, что существуют знания иного рода, которые постигаются субъективно через непосредственное переживание. Думаю, что никому неизвестно, которые из них ближе к истине.

Когда-то, почти ничего не зная и не представляя с чем придётся столкнуться, я отправлялась в этот путь, который не заказан никому. Попытаюсь описать всё по порядку, как оно и происходило на самом деле, ничего не декларируя, не утверждая заранее.

Неожиданный помощник

Из дневника


дата ...

Наверное, я простудилась: уже несколько ночей просыпаюсь раз по пять – бегаю в туалет, хотя на самом деле выясняется, что у меня не было в этом потребности. Надо сходить к врачу.

дата ...

У врача ещё не была. Дело в том, что днём у меня всё благополучно. Может быть, причина в чём-то другом? Возможно, сон не глубок, потому что я неосознанно жду повторения того необычного переживания. Из-за этого моё сознание незаметно для меня напряжено, я не могу по-настоящему расслабиться, вот и вскакиваю по пять раз за ночь. Слава богу, что всё же высыпаюсь и утром чувствую себя отдохнувшей, как и прежде.

дата ...

В последнее время каждую ночь по нескольку раз просыпаюсь. Думала, что мне надо по ночам в туалет, а сегодня…

В очередной раз проснулась ночью и вдруг озарение – аж мурашки по коже! Похоже, что существует Нечто рядом с моим обыденным сознанием. Это Нечто изнутри меня помогает мне отследить, записать и осознать свои сны. Дело в том, что в течение ночи мы видим несколько сновидений, но в памяти обычно остаётся только последнее, когда же я направила на них своё внимание, случилась эта потрясающая и удивительная вещь: Нечто начало будить меня после каждого сновидения, помогая ничего не пропустить, а мой собственный организм, не понимая в чем дело, пытается оправдать эти пробуждения желанием сбегать в туалет.
Передо мною дневник, который я начала вести много лет назад. В нём сотни записей, которые давно переросли рамки «дневника сновидений». Они подтверждают, как трудно признать очевидные вещи только потому, что они не соответствуют привычным взглядам.

Почти сразу я почувствовала, что не только я исследую сон, но как будто бы сон и сам демонстрирует мне свои свойства. Словно Нечто из глубины меня самой раскрывает мне тайны моего же сознания. Это казалось настолько невероятным, что я скорее готова была поверить в несуществующие болезни, чем принять очевидное. Уже были написаны в дневнике эти строки, уже накопилось достаточно опыта, демонстрирующего, что изнутри меня постоянно сопровождает, по крайней мере, ещё один персонаж, который обладает сознанием отличным от моего, но до осознанного принятия этого было ох как далеко.

Я забегаю вперёд, но раз эта тема сама себя обнаружила с самого начала, то надо заметить, что, конечно же, не я «изобрела велосипед». Идея о существовании человека «внешнего» и человека «внутреннего» уходит в глубину веков. Первого обычно связывали с привычным собой, а второго – со своей бессмертной составляющей. Размышления об этом феномене есть и у очень серьезных учёных. Вот цитата из Юнга: «Внутри нас существует ‘иное существо’, оно является другой личностью внутри нас – большей и значительной, знакомой, как ‘внутренний человек’. Мы подобны паре, один в которой смертен, а другой – бессмертен, и которые, хотя всегда вместе, никогда не могут стать одним. Процессы трансформации стараются приблизить их друг к другу, однако наше сознание осознаёт противодействие, поскольку другая личность кажется странной и сверхъестественной, и поскольку мы не можем свыкнуться с мыслью, что не являемся полным хозяином в своём собственном доме. Мы предпочли бы всегда остаться ‘Я’ и больше никем. Но мы оказываемся лицом к лицу с этим внутренним другом или врагом, и является ли он другом или врагом зависит от нас самих. Наше отношение к Внутреннему голосу меняется от одной крайности до другой: он рассматривается нами либо как чистейший нонсенс, либо как глас божий. Похоже, никому не приходит в голову, что может существовать нечто ценное между этими двумя категориями. ‘Другой’ может быть таким же односторонним в некотором смысле, как ЭГО – в другом. И, тем не менее, конфликт между ними способен привести к истине и осмыслению – но только в том случае, если ЭГО наделит другого приличествующей ему индивидуальностью. Он, без сомнения, имеет индивидуальность, подобно тому, как её имеют голоса у больных людей, но подлинное общение становится возможным только тогда, когда ЭГО признаёт существование собеседника».

Наверное, множество людей могут подписаться под этими словами, но самим идеям ещё только предстоит занять своё место в научной картине мира. Однако я действительно забежала далеко вперёд.

Структура сна

Мне кажется, что я обязательно должна привести читателю классическую структуру сна. Вещь конечно формальная, но эти данные – проверенный ориентир, тот берег, от которого я сама отталкивала лодку, отправляясь в своё плаванье, и к которому причаливала, когда боялась потеряться в неизведанном океане снов. Впрочем, если вам чужд излишний педантизм, то эту главу можно безболезненно пропустить.

Итак, объективно изучать состояние сна стало возможным сравнительно недавно, когда появился способ «заглянуть в голову» – зафиксировать мозговые волны. Представляю, какое потрясение испытали первые исследователи. Оказалось, что мозг вовсе не отдыхает. Никогда! Более того, когда мы видим сновидения, он активен, как в очень сильные эмоциональные моменты бодрствования.

Конечно же, сегодня для исследования сна используется метод, который включает параллельную регистрацию многих объективных показателей, но три считаются базовыми: запись мозговых волн (ЭЭГ – электроэнцефалограмма), регистрация движений глаз (ЭОГ) и изменение мышечного тонуса (ЭМГ). На основании анализа всех показателей строится гипнограмма, отражающая его строение.

Как только мы ложимся, закрываем глаза и расслабляемся, колебания мозговых волн становятся регулярными, с периодичностью повторения примерно 10 раз в секунду (10 Гц). Это и есть знаменитый «альфа-ритм», который свидетельствует о состоянии расслабления. Неожиданным образом нейтральным состоянием мозга оказался не покой, а активность. Альфа-ритм исчезнет, если из внешнего мира поступит неожиданный сигнал, например, звук щелчка пальцами. Это ещё не сон, мы ещё бодрствуем.

Полежав некоторое время в тихой затемненной комнате, мы начинаем погружаться в дремоту. Субъективное сонное состояние вполне объективно регистрируется приборами: меняется характер мозговых волн, уменьшается частота сердечных сокращений и частота дыхания, снижаются показатели мышечного тонуса и изменяются другие показатели. В это время фиксируются медленные движения глаз. Этот период классифицируется как первая стадия сна. Она длится, как правило, всего несколько минут. Идущие за ней изменения показаний электроэнцефалограммы свидетельствуют о переходе сна на следующую ступень, названную «стадией сонных веретён». «Сонные веретёна» (колебания синусоидальной формы с определённой частотой, амплитудой и длительностью) – это основной феномен ЭЭГ второй стадии сна. Она также продолжается минуты. В это время регистрируются небольшие движения глаз и ещё большее понижение мышечного тонуса. Затем постепенно в мозге спящего нарастает медленно-волновая активность. Когда, по крайней мере, 20% периода ЭЭГ заполняется дельта-волнами (3 Гц), отмечается начало третьего этапа. А когда дельта-волны займут 50% в периоде, третья стадия перейдет в четвёртую – глубокий сон. Третья и четвёртая стадии объединяются под общим названием «дельта-сон». Во время дельта-сна движение глаз обычно не регистрируется, а мышечный тонус бывает очень низким.

Примерно через полтора часа такое развитие сна поворачивает вспять, а спящие проходят по циклу обратно третью, вторую и снова первую стадию. Когда пересекается граница между второй и первой, а мышечный тонус достигает возможного низшего уровня, наступает состояние, называемое сонным мышечным параличом. И вдруг совершенно неожиданно начинают регистрироваться движения глаз, вначале редкие, но постепенно учащающиеся и переходящие в быстрые. Быстрые движения глаз сопровождаются и физиологическими изменениями: учащается и становится нерегулярным пульс, изменяется кровяное давление, крупные мышцы расслабляются, но тонус мелких, особенно мимических, повышается. Это состояние недаром называется «вегетативной бурей» – оно сопровождается дыхательной и сердечной аритмией, колебаниями артериального давления, эпизодами апноэ (остановки дыхания в норме длительностью до 10 секунд), эрекцией пениса и клитора. В это время мы, несомненно, видим сновидение.

Эту фазу называют «быстрым» или «активным» сном, в противоположность предыдущей фазе «медленного» сна, на протяжении которой движение глаз медленное или вообще отсутствует. В лабораториях сна испытуемые, разбуженные во время фазы быстрых движений глаз (БДГ-фазы), с легкостью вспоминают живые, яркие и предельно насыщенные сновидения. Это состояние назвали ещё и «парадоксальным сном», ведь оно шло вразрез с ранее традиционной концепцией, считавшей сон состоянием пассивного отчуждения от внешнего мира.

После того как первый «активный сон», длящийся обычно от 5 до 15 минут, завершается, спящий проходит весь цикл снова. На протяжении всей ночи «быстрый сон» наступает еще четыре или пять раз, циклически сменяясь относительно спокойной фазой – «медленным сном» с двумя существенными изменениями. Первое – с каждым новым циклом уменьшается время третьей и четвёртой стадий (дельта-сна). Позже ночью, после второго или третьего быстрого сна, дельта-сон не возобновляется вовсе, только вторая стадия медленного сна и быстрый сон. Второе изменение состоит в том, что на протяжении ночи каждая следующая фаза быстрого сна длиннее, чем предыдущая. Если первое сновидение длится от 5 до 15 минут, то следующее занимает уже около 30 минут. Периоды быстрого сна удлиняются, а интервалы между ними сокращаются от 90 минут, характерных для начала ночи, до 20 – 30 минут поздним утром.

Доказано, что во время парадоксального сна каждый человек еженощно видит сновидения, независимо от того, помнит он о них утром или нет. И самое удивительное, что на протяжении всех четырёх – пяти БДГ-периодов, через которые вы пройдёте сегодня ночью, ваш сновидящий мозг будет проявлять гораздо большую активность, чем та, которую он проявляет наяву, если только вы не читаете интересную книгу, не прыгаете, не занимаетесь любовью или не тонете в реке! Однако, несмотря на парадоксальные и неожиданные особенности этой фазы, все эксперты в один голос соглашаются с тем, что она соответствует всем критериям состояния сна.

Таким образом, сон человека представляет собой сложно организованное состояние, в котором можно различить две основные фазы: медленного и быстрого сна, у каждой из которых в свою очередь есть свои стадии, у фазы медленного сна их, например, четыре. Во всяком случае, именно так сон манифестируется на уровне тела.

На протяжении всего сна человеческая психика осуществляет активную работу, выполняя какие-то важные для нашей жизни функции. Их выяснением занимается сомнология – наука, изучающая состояние сна.

Определённые ступени сна сопровождаются возникновением в сознании образов: от их бессмысленной череды на первой стадии до красочных, сюжетных сновидений БДГ-фазы. Когда говорят о сновидениях, имеют в виду именно её. Установлено, что на долю сновидений приходится около 25% от всего времени сна, а спим мы примерно треть жизни. Получается, что приблизительно двенадцатую часть жизни – а это годы! – мы проводим на территории сна.
Благодаря неведомому «Помощнику», который будил меня в конце каждого цикла сна, я смогла проверить эту схему на себе. Часы со светящимся циферблатом поселились у изголовья кровати. Просыпаясь ночью, я старалась зафиксировать и время тоже. Конечно вот так, в домашних условиях, всё получалось довольно приблизительно, но я убедилась, что каркас у сна действительно существует. Правда, он не жёсткий, структура реального сна всё время колеблется вокруг этого каркаса.

Одновременно я пыталась выяснить, как сновидения зависят от дней недели, от чисел месяца, от фаз луны и от моего собственного женского цикла. О такой зависимости, причём даже с соответствующими таблицами, можно прочесть во многих популярных книжках. Всё это совсем не соответствует действительности, по крайней мере, для меня. Я убедилась, что ни дни недели, ни числа месяца никак не влияют на качество, количество и содержание сновидений. Впрочем, это как раз понятно: с какой стати числа, которые люди присвоили дням совершенно произвольно, или такие же произвольные периоды времени, как неделя или декада, должны влиять на фундаментальное проявление психики.

Можно было бы ожидать, что на сновидения оказывают влияние природные ритмы: изменение фаз луны и физиологический женский цикл. У себя я таких связей тоже не обнаружила. Правда, существует мнение, что природные ритмы влияют не столько на сновидения, сколько на их запоминание. Например, вот что пишет Патриция Гартфильд – автор нескольких книг об осознанных сновидениях: «Я с большой достоверностью установила, что запоминание снов для меня наиболее низко в первые пять дней после начала кровотечения. Высокий уровень запоминания приходится на середину цикла (8 – 19 дни), а затем следует другой интервал низкой степени запоминания снов, предшествующий следующей менструации (20 – 27 дни). Высокий уровень запоминания снов никогда не совпадает с менструацией или периодом, непосредственно ей предшествующим. Низкий уровень запоминания снов в определённые отрезки менструального цикла – это обычное и общее явление, и способность запоминать возвратится к нормальному уровню и достигнет пика в середине цикла».

Однако подобные «технические» подробности интересовали меня лишь на первых порах. Ко всему прочему они – предмет для изучения в научных лабораториях, оснащённых соответствующей аппаратурой. Для меня гораздо важнее, что сны сопровождаются сновидениями, в которых есть нечто такое, что в лабораторных условиях постичь просто невозможно. По самой своей природе сновидения принципиально недоступны любому строго научному подходу. А значит, индивидуальные личные исследования имеют свой особенный смысл.



следующая страница >>



Человек, который говорит то, что думает, — конченный человек; а человек, который думает то, что говорит, — законченный идиот. Рольф Хоххут
ещё >>