Белорусский Рынок - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Белорусский Рынок 1 85.89kb.
1. (8 балла). По какому принципу образованы ряды? Дайте краткий ответ 1 69.5kb.
Республика Беларусь 1 90.66kb.
Информационный лист по республике беларусь 1 55.49kb.
1 Мировое хозяйство и международная торговля. Валютный рынок. 1 41.5kb.
Белорусский кирмаш-2012 Студенты 2 курса группы дкп-2 факультета... 1 20.08kb.
Первичный рынок ценных бумаг Константин Царихин Основные понятия 1 149.83kb.
«Фондовый рынок за неделю 24-28. 11. 08» 1 113.22kb.
Теоретические аспекты рынка недвижимости Рынок недвижимости и его... 4 825.84kb.
6. потребительский рынок. Оборот розничной торговли во всех каналах... 1 48.34kb.
Срочный рынок россии: вчера, сегодня, завтра 1 рынок фотографии:... 16 1472.76kb.
Управление эмоциями: рекомендации перед экзаменом и не только… 1 54.53kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Белорусский Рынок - страница №1/1


Белорусский Рынок
№16(600), 28 апреля - 5 мая 2004




Фактор номер 1 – Россия

Длительная дотационная поддержка со стороны РФ помогла завести белорусскую экономику в тупик


Из всех постсоциалистических стран, начавших переход к рыночной экономике, только в Беларуси левым удалось взять реванш в 1994 г. И несмотря на свертывание реформ и падение инвестиций, им удалось обеспечить экономический рост в 1996-1999 гг., а также сдержать падение зарплаты после 2001 г.
Эти достижения не вызваны теми факторами роста, на которые обычно ссылается экономическая наука (например, либерализация, инвестиции и модернизация, рост знаний и качества управления). Они обусловлены действием ряда специфических факторов, прежде всего российского. Об этом мы уже не раз писали в “БР” в прошлые годы. И тем, у кого началось головокружение от успехов белорусской экономики, не вредно вспомнить недавнюю историю.

Не были
мы белыми


и пушистыми

До сих пор некоторые политики любят вспоминать, какая эффективная экономика была в Беларуси до распада СССР. Тогда, мол, Беларусь вывозила из страны в другие республики СССР, прежде всего в Россию, на 2,5 млрд. USD больше, чем ввозила. Однако мало кто знает, что экономическое благополучие Беларуси в то время держалось на особенностях методики ценообразования того времени.

Тогда было принято стимулировать за внедрение новых технологий и новой техники в производство. Поэтому непрерывно изменялись модели машин, возникали новые бантики на обуви и т. д. В результате появлялись новые изделия со знаком “Н”, со знаком качества, новые модели машин. На эти изделия предприятия имели право повышать цены. Что они и делали. Например, по расчетам новосибирских ученых, в 1980-1989 гг. цены в машиностроении росли в год в среднем на 9% только за счет варьирования моделей машин без изменения их потребительских свойств.

Беларусь специализировалась на продукции машиностроения, легкой и пищевой промышленности, то есть в тех отраслях, где было легко повышать цены. Иная ситуация была в сырьевых отраслях — на нефть, газ, лес, металл индекс “Н” не приклеишь. Поэтому в конце 80-х цены на поставляемое в Беларусь российское сырье были ниже цен мирового рынка в 2,5-3 раза. И наоборот, цены на товары белорусской специализации (машиностроение, легкая и пищевая промышленность) были в 2,5-3 раза выше. При расчете сальдо обмена по мировым ценам оказывалось, что в конце 80-х Россия дотировала Беларусь на те же 2,5 млрд. USD. Это было признано в одном из заявлений правительства Кебича в 1991 г. (см. “Народная газета”, 19 ноября 1991 г.).

В 1995 г. структура цен мирового рынка и рынка СНГ начала выравниваться, в том числе и по энергоносителям. Если, к примеру, за тонну нефти в 1990 г. Беларусь рассчитывалась двумя парами женских босоножек с минского “Луча”, то в 1995 г. — шестью. Возникла и несколько месяцев действовала таможенная граница с Россией. Беларусь задолжала России за энергоносители более миллиарда долларов. Дотационная поддержка со стороны России заканчивалась.

Покупательная способность заработной платы в 1995 г. снизилась до минимального уровня — за нее можно было купить 1,07 набора МПБ (в 1990 г. — 3,0). Некоторые аналитики, в том числе и автор данной статьи, предсказывали возможность дальнейшего понижения уровня жизни населения, поскольку после президентских выборов в стране реставрировались командные методы управления, что, в свою очередь, могло сократить поддержку и международных финансовых организаций (в то время — 300-500 млн. USD в год). И, весьма вероятно, если бы не возникли особые отношения с Россией, белорусскому руководству не удалось бы достичь сегодняшнего уровня потребления населения.

На “подсосе”

Подъем белорусской экономики начинается с заключения Таможенного союза с Россией. Напомним, что за это Россия сделала Беларуси царский подарок: в конце марта 1996 г. списала задолженность за энергоносители в размере 1,3 млрд. USD (“нулевой вариант”).

Вступление в Таможенный союз создало и другие предпосылки для экономического роста. Российская экономика открылась для беспошлинного ввоза белорусских товаров. Экспорт белорусских товаров в Россию резко возрос (в 1997 г., например, он вырос на 38%). С другой стороны, белорусские импортные пошлины были повышены до российского уровня. В результате только за один год импорт, например, телевизоров сократился со 104,1 до 0,6 тыс. штук в год. Производство телевизоров за 9 месяцев 1997 г. возросло на 60%, а их экспорт в Россию за этот период — на 27,3%.

Таможенный союз дал белорусскому руководству возможность получения различных дополнительных доходов. Известен ряд случаев, когда белорусские власти пользовались несогласованностью таможенной политики для присвоения доходов от российского импорта в свою пользу (беспошлинный ввоз водки, автомобилей для реализации на российском рынке в 1996 г., зачисление в свой бюджет пошлин на ввозимые в Россию легковые автомобили или вообще прекращение перечисления в российский бюджет его доли в пошлинах и т. д.).

Все это дало основание В. Новикову, зам. председателя ГТК России, заявить “Интерфаксу” осенью 1997 г., что Россия ежегодно недополучает 11% доходов бюджета от импорта товаров. Дотационная поддержка белорусской экономики Россией после создания Таможенного союза составляла, по различным оценкам, 1,5-2 млрд. USD ежегодно.

Вместе с дефолтом российского рубля (август 1998 г.) падают и темпы развития белорусской экономики со 111,4% роста ВВП в 1997 г. до 103,4% в 1999 г. Одновременно снизилась покупательная способность средней заработной платы (с 1,29 набора МПБ в 1998 г. до 1,16 в 1999 г.).

До 2003 г. белорусская экономика стагнирует (темпы роста ВВП в 4-5% фактически означают отсутствие роста, поскольку принятая в Беларуси методология учета завышает эти показатели). Но в год президентских выборов (2001) удается резко поднять среднюю зарплату до 1,66 набора МПБ (в среднем за второе полугодие 2001 г.). Затем искусственно вздутая зарплата начинает падать, несмотря на все усилия сдержать это снижение. Во втором полугодии 2003 г. она была ниже, чем в 2001 г., на 2,7%. И это падение было бы значительно большим, если бы, опять же, не дотационная поддержка России.

Во-первых, тяжелое положение белорусской экономики после дефолта вызвало подъем интеграционной волны (Союзное государство), и в 1999 г. среднегодовая цена на газ для белорусов снижается с 50 до 30 USD за 1.000 куб. м и держится на этом уровне до 2003 г., что в 2-3 раза дешевле, чем в соседних странах.

Во-вторых, падение российского рубля после 1998 г. и последовавший затем рост цен на энергоносители на мировом рынке создали весьма благоприятные условия для экспорта белорусских товаров в Россию.

Наконец, в-третьих, “серая” экономика, доля которой в последние годы возросла и оценивается экспертами в 30-40% от ВВП, делает значительный вклад в поддержание уровня потребления и существует во многом благодаря единому таможенному пространству.

Но все это преходяще. Теперь Москва слезам не верит, а высокие цены на нефть не вечны. Эксперты ожидают снижения цен на нефть уже к концу этого года. События в Ираке могут оттянуть падение цен на нефть, но 15-16 USD за баррель (сегодня — 32 USD) уже не за горами. Есть вероятность и восстановления белорусско-российской таможенной границы.

Нас предупреждают

С приходом В. Путина к власти Россия больше не хочет быть “дойной коровой”. И это, похоже, всерьез. Потому что со сменой президента произошла и смена стратегии развития России.

Раньше ставилась цель возродить Россию как один из геополитических полюсов мира. С этой целью необходимо было воссоздать самодостаточную экономику, то есть такую, которая производит, например, новейшее вооружение без использования импортных комплектующих. Для этого, в свою очередь, следует восстановить единое экономическое пространство бывшего СССР. Как писал в одной из статей В. Лукин, возглавлявший ранее Комитет по международным делам российской Думы, вернуть бывшие союзные республики можно не силой, а экономическими преимуществами. Вот в этой стратегии Беларуси и отводилась главная роль — показать всем, как хорошо в едином экономическом пространстве. И за это Беларуси платили прежде всего дешевым газом, смотрели сквозь пальцы на мелкое жульничество в едином таможенном пространстве.

Но к моменту прихода Путина к власти российская интеллектуальная элита осознала, что экономическое соревнование начисто проиграно и без помощи того же Запада, которому она собиралась вновь противостоять, модернизация российской экономики невозможна.

Выработана новая стратегия, которую неоднократно озвучивал Путин, — включаться в европейское экономическое пространство, в процессы глобализации. В декабре 2002 г. в белорусском парламенте состоялись слушания на тему о состоянии и перспективах экономического сотрудничества России и Беларуси. В нем приняла участие группа российских парламентариев и политиков. В своей речи на слушаниях В. Лукин так охарактеризовал роль Беларуси в новой стратегии: “Я думаю, что место наших обеих стран будет значительно более достойным, если мы войдем туда экономически сильными, а значит, интегрированными”. Это значит, что в новой стратегии России роль Беларуси гораздо скромнее.

Российские стратеги недовольны тем, что Беларусь проводит антирыночную политику. И они предупреждали белорусских лидеров о том, что Россия не намерена оказывать дотации, которыми распоряжаются бестолково. Вот что сказал на слушаниях С. Караганов, возглавляющий Совет по внешней и оборонной политике при президенте России: “Нам помогали, как мы сейчас помогаем Беларуси, во времена Горбачева, вы помните. Это отложило реформы. Но зато мы накопили долг, который мы с кровью отдаем сейчас, через 15 лет... Если Беларусь не пойдет по пути быстрейшей приватизации, то рано или поздно люди в России, которые сейчас поддерживают линию на сближение с Беларусью, на помощь Беларуси, вынуждены будут прекратить эту поддержку”.

Все не так безнадежно

Длительная дотационная поддержка России помогла завести белорусскую экономику в тупик.

Она остается по-прежнему весьма неэффективной и нереформированной (в Беларуси частный сектор производит лишь около 20% ВВП, в соседних странах — 60-80%). Уровень жизни населения поддерживался до сих пор в основном за счет этого фактора, а также за счет проедания ранее накопленных страной ресурсов (износ активной части основных фондов растет ежегодно на 1-2,5% и достиг отметки 80%).

Похоже, что действие факторов относительного благополучия заканчивается одновременно. И тогда окажется, что столь длительная поддержка России сыграла роковую роль для белорусской экономики. Если посадить лягушку в котел и медленно подогревать воду, то она сварится. Если же бросить ее в кипяток, то она выпрыгнет и может остаться живой. Похоже, что Россия слишком долго подогревала белорусскую экономику, что давало возможность ей как-то выживать, а нынешним лидерам — поверить в эффективность “белорусской экономической модели”. Сейчас придется продолжать прерванные реформы экономики в гораздо худших условиях, чем десятилетие тому назад. Часть основных фондов уже просто проедена (по многим селам разбросаны остовы коровников и машинных дворов, зияют пустые окна былых общежитий и клубов) или накоплен огромный “недоремонт”... И потому все большую часть ВВП придется пускать не на рост зарплаты, а на реконструкцию тепловых сетей, мостов, дорог, обновление оборудования в районных больницах... Не придут уже серьезные инвестиции во многие отрасли машиностроения, потому что они пришли ранее в такие же отрасли в соседних странах и создали там конкурентоспособные производства.

Но не все так безнадежно. Развитые страны сегодня находятся на пороге новой промышленной революции, и может так оказаться, что в Беларуси будет легче расстаться с традиционными производствами и технологиями. Для этого требуется, как минимум, открыть экономику, сделать ее в высокой степени либеральной. Но сначала следует расстаться с “белорусской моделью” и с “идеологией белорусской государственности”, отказаться от конфронтации с Западом и вместе с Россией двигаться ему навстречу.



И опять же: без помощи России смена вектора развития в Беларуси маловероятна.
Леонид ЗЛОТНИКОВ, РОО “Альтернатива-ХХI”




Оперетта — великая утешительница.
ещё >>