Ббк86. 4 Г65 в оформлении обложки использована работа фотохудожника С. В. Аксенова книга, меняющая наши жизни - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
История и теория искусства учебный словарь 13 1801.04kb.
Соблюдение единого орфографического режима при оформлении работ 1 135.83kb.
2 сторона обложки 12 1993.6kb.
3 сторона обложки 12 1993.09kb.
Книга проф. В. П. Нарежного «Аксиомы геокибернетики. Часть Общетеоретические... 1 113.2kb.
Книга в. Аксенова «таинственная страсть» как жанровый 1 74.37kb.
Книга была написана Беряевым за восемь лет до смерти. Черновик ее... 21 4425.81kb.
Книга, которую должен прочитать каждый житель Земли! Белая книга... 13 2083.93kb.
История населенного пункта (деревня Угоры) 1 88.17kb.
Е. В. Уварова введение на руси христианства. Современники часто называют... 1 173.43kb.
Е. В. Уварова введение на руси христианства. Современники часто называют... 1 173.87kb.
Эволюция сословно-представительной власти в россии с середины XVI 11 2677.95kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Ббк86. 4 Г65 в оформлении обложки использована работа фотохудожника С. В. Аксенова - страница №1/10
















ББК86.4 Г65

В оформлении обложки использована работа фотохудожника С. В. Аксенова

КНИГА, МЕНЯЮЩАЯ НАШИ ЖИЗНИ


Гонсалес А. Р.

Г65 Бессмертие: Как его достичь и как избежать. — СПб.: Изд-во «Академия исследований культуры», 2006. - 282 с. ISBN 5-94396-015-5

Алекс Р. Гонсалес - американский писатель, ученый, мис­тик и маг мексиканско-русского происхождения. Его книги трудно отнести к какому-то определенному жанру. В них биография автора, полная невероятных событий и бурных переживаний, переплетена с описанием глубоких научных исследований и духовных постижений, разоблачениями тайных заговоров и прогнозами о будущем планеты. Осо­бую ценность книгам А.Р. Гонсалеса придает совершенно новая, целостная и доступная всем система практических упражнений для достижения бессмертия.

ББК86.4

© Alexander Ronald Gonzales, 2005

© Сергей Гривцов, вступи­тельная статья, подготовка и литературная обработка русского текста, 2006

ISBN 5-94396-015-5 © «Академия исследований

культуры», 2006

Был обычный летний день. Я маялся от жары, вынуж­денного безделья и осознания полной бессмысленности бытия. Бьющие сквозь пыльные оконные стекла душной редакционной комнаты солнечные лучи съедали краски компьютерного монитора и мешали хоть на чем-то сосре­доточиться. Кроме мирно спавшего охранника, ответ­ственного редактора, то есть меня, и секретарши Насти, на всем этаже не было никого. Запустение объяснялось не только летними отпусками, но и плачевным финансо­вым положением этого небольшого петербургского изда­тельства. Руководство скрывалось от кредиторов где-то на дешевых средиземноморских курортах, сотрудники — те, которые еще не уволились, — махнув рукой на долги по зарплате, тоже разъехались кто куда — прочь из горо­да. Ну а я, беспечно попав на крючок корпоративной пре­данности, как мог поддерживал видимость того, что изда­тельство еще на плаву — бодро отвечал на особенно на­стырные звонки, с которыми не справлялась Настя, и периодически пытался реанимировать производственный процесс.

5


Алекс Рон Гонсалес

Бессмертие: как его достичь и как избежать


От бесперспективного занятия меня отвлек неожидан­ный приход гостя — хоть и незваного, но приятного и все­лявшего своим видом надежду на скорое улучшение моей участи. Громко хлопнув дверью и дружески кивнув раз­буженному охраннику, по коридору в сторону распахну­той двери редакционной комнаты бодро шагал мой быв­ший одноклассник Алексей. Косая сажень в плечах, обтя­нутых цветастой гавайской рубахой, рост под два метра, рыжая купеческая борода, стрижка «под горшок». Доро­гой кожаный дипломат казался игрушечным в его здоро­венной лапе. На круглом лице — неизменная плутоватая улыбка... Хотя в первый момент я ощутил как будто неко­торую растерянность во взгляде его обычно бойких голу­бых глаз. Интересно, что привело Алексея, только что вер­нувшегося из деловой поездки в Америку, в наш издатель­ский мирок? И откуда у меня это забытое чувство ожидания праздника и неизбежного чуда? Словно в дом вошел Дед Мороз (или Санта-Клаус?) в летнем исполне­нии...

Под извлеченную из дипломата бутылочку текилы (что меня приятно удивило — обычно Алексей притаски­вал виски, ром или еще какую-нибудь плохую заморскую подделку под наш родной самогон) с закуской в виде ре­дакционных пряников и плавленого сырка потек довери­тельный и задушевный разговор двух старых школьных друзей. Я в очередной раз посетовал на скорбные судьбы книгоиздания в России, Алексей же, кратко поделившись впечатлениями от поездки, в очередной раз предложил

мне «бросить это гнилое дело и заняться нормальным биз­несом». Он был владельцем крупной фирмы, производя­щей и напрямую продающей уникальное музейное и выс­тавочное оборудование практически по всему миру. В пос­леднюю поездку он посетил Лос-Анджелес и Нью-Йорк — налаживал связи, заключал контракты и делился опытом с коллегами на обоих концах Америки.

Все было замечательно, но меня не оставлял вопрос: с чего это он вдруг решил сразу после приезда (а он, как выяснилось, прилетел вчера поздно вечером, практичес­ки ночью) навестить меня, да тем более не дома, а на рабо­те? Нет, он явно зашел не просто так.

И вот, когда бутылка осталась полной всего на треть, Алексей сделал многозначительную паузу и, хитро по­сматривая на меня, потянулся к дипломату.

— А ведь я привез тебе кое-что из Нью-Йорка! — ска­зал он, заговорщицки подмигивая. — Просили передать лично в руки.

Это была книга. Любопытно... Если бутылка «огнен­ной воды» любого происхождения или рекламный бук­лет собственной фирмы в дипломате Алексея выглядели вполне уместно, то книга... Так-так... Книга на русском языке. Довольно увесистая, хоть и в мягкой обложке, изготовленная не очень профессионально и без каких-либо данных об издательстве, месте издания, тираже и т.д., но, судя по всему, отпечатанная совсем недавно. В этом не было ничего странного. Странным, мягко гово­ря, было ее содержание. И название.


6

7

Алекс Рон Гонсалес

Бессмертие: как его достичь и как избежать


На обложке значилось: Александер Рональд Гонзалес. «Как достичь и как избежать Бессмертия».

Чем дольше я листал эту книгу, тем в большее недоуме­ние приходил. Условно ее можно было разделить на две ча­сти. Первая выглядела непонятным гибридом научных те­орий, исторических сведений, эзотерики, ненаучной фан­тастики и явно автобиографических очерков. Во второй части, похоже, описывалась довольно оригинальная систе­ма упражнений, причем китайские и индийские термины соседствовали с древнерусскими по звучанию словами и какими-то совсем уж незнакомыми звукосочетаниями.

Отдельные выхваченные взглядом при беглом чтении предложения и абзацы вызывали оторопь и поток неволь­ных вопросов:

— Что за хрень?!. Ну при чем здесь Циолковский и Гит­


лер?.. Опять же — «сокровенная самка» из «Дао-Дэ цзин»...
Он что, издевается? Нет, ну ты погляди, что он тут пишет!..
Мужик, ты сам-то это читал, прежде чем мне приволочь?

Мне еще было что сказать, но Алексей прервал мои бес­связные полупьяные восклицания и вопрошания:

— Мне ты можешь ничего не говорить и ни о чем не
спрашивать — я не читатель, а курьер. И меньше твоего
во всех этих премудростях разбираюсь, да и не желаю в
них разбираться, если честно. Вот тебе письмо от автора,
здесь его «мыло», ему и задавай вопросы. Впрочем, через
неделю он с женой будет проездом в Петербурге. И очень
хотел пообщаться с тобой лично, так что постарайся ус­
петь хотя бы все прочитать к тому времени.

Слова Алексея вызывали удивление. Не люблю, когда мной пытаются манипулировать... Даже в пьяном виде!.. Но дальнейший рассказ расставил все на свои места: ему просто не терпелось перевести стрелки.

Итак, в последний день пребывания в Нью-Йорке мой друг попал в один весьма необычный музей. Впоследствии я также побывал там, потому для ясности изложения сбив­чивое повествование Алексея слегка дополнено мною.

Расположенный на окраине Большого Яблока, малоза­метный и явно избегающий широкой рекламы, музей этот оказался посвящен истории развития и распространения оккультных и эзотерических знаний, связи древних тради­ций с ныне существующими масонскими орденами, тайны­ми культами и учениями. Модели древнеегипетских гроб­ниц, тибетских ступ и Стоунхенджа соседствовали в нем с восковыми фигурами великих розенкрейцеров, мадам Бла-ватской, Гурджиева, Алистера Кроули... В особых изоли­рованных кабинках можно было с помощью компьютера интерактивно участвовать в любом из множества древних и современных ритуалов и церемоний. Но не только! Спе­циальные «игровые» тренажеры позволяли пройти по пути загробных странствий души —- достаточно было лишь выб­рать из большого списка на экране «Египетскую Книгу мер­твых», «Тибетскую Книгу мертвых» или даже «Загробные мытарства православной души». Жаль, что подобные ком­пьютерные игры отсутствуют в широкой продаже!




8

9

Алекс Рон Гонсалес

Бессмертие: как его достичь и как избежать


Одну из стен занимало гигантское панно со своеобраз­ным «генеалогическим древом». Корни его находились ввер­ху и по большей части брали свое начало от имен основате­лей существующих и давно исчезнувших религий, внизу же ветви густой кроны оканчивались названиями и именами как хорошо известными, так и совершенно незнакомыми широкой публике. Здесь множество масонских орденов и лож соседствовали с «Нью-Эйдж», онтопсихологией, сайен­тологией и даже «религией джедаев» и «орденом воинов Матрицы». Наберите на клавиатуре специального пульта ин­тересующее вас название или имя — и перед вами высветится вся история данной традиции, зачастую неизвестная боль­шинству ее современных последователей!

На самом верху панно — объемная фигура, похожая на стилизованное китайское изображение принципа «Инь-Ян» с кружащимися в вечном танце черной и белой «ры­бами», только шар этот трудноописуемым образом распо­лагается внутри правильного золотого многогранника с двенадцатью вершинами. «Древо», таким образом, «вос­ходит корнями» к двенадцати вершинам этой фигуры, что вызывает ощущение некоторой надуманности и противо­естественности всей конструкции.

Отдельный зал музея посвящен будущему человече­ства. Из него Алексей, по его признанию, вышел крайне подавленным, но что именно его расстроило, рассказывать отказался. И я об этом тоже пока умолчу.

Владельцем и директором музея, пригласившим Алек­сея, оказалась миловидная темноволосая женщина лет

тридцати, представившаяся ему как Джейн Симмонс, док­тор психологии. Деловая часть беседы завершилась есте­ственным образом, когда появился муж Джейн и совладе­лец музея. Это был высокий худощавый мужчина, смуг­лый, с длинными гладкими волосами, черными, как вороново крыло (извините за обилие штампов — профес­сиональная болезнь), и серо-голубыми глазами, пронзи­тельно смотревшими из-под густых бровей. Звали его Алекс Рон Гонсалес, и он неплохо говорил по-русски.

Из последующего рассказа Алексея, ставшего вдруг до­вольно бессвязным (может, сказалась пара бутылок пива, присовокупленных нами к текиле?), можно было сделать несколько выводов. Первый: эта парочка пыталась завер­бовать моего друга, склоняя его вступить в какую-то меж­дународную тайную организацию, озабоченную будущим человечества, и возглавить ее российский филиал. Вто­рой: ему вроде бы сулили достижение бессмертия, то ли уговаривая выпить некий «эликсир вечной жизни», то ли, наоборот, отговаривая от этого. И третий: этот гад сдал меня заморским сектантам. Старого друга — как стекло­тару!

Оказывается, Алекс и Джейн организовали визит Алек­сея в «музей», преследуя свои тайные цели. Зачем-то им был нужен человек из России, отвечающий определенным требованиям. Вычислив Алексея через Интернет и узнав, что тот часто ездит в зарубежные командировки по своим музейно-выставочным делам, они очень обрадовались, уви­дев в этом, вероятно, знак Судьбы. Но очень скоро до них


10

11


Алекс Рон Гонсалес

Бессмертие: как его достичь и как избежать


дошло, что Алексей все же не тот человек, который им ну­жен. Любая мистика и эзотерика всегда вызывали у него, как и у всякого нормального человека, стойкую аллергию, выражающуюся в приступах тоски и желании немедленно выпить. Убедившись в этом, американцы начали осторож­но расспрашивать его — в надежде, что он выведет их на какую-нибудь кандидатуру, более подходящую для роли «духовного подвижника». Особенно их интересовали его одноклассники и друзья детства. Они не скрывали своей озабоченности тем, чтобы этот человек был определенно­го года и месяца рождения, родился и проживал в опреде­ленном районе славного города Санкт-Петербурга, род за­нятий имел связанный с распространением культуры и, ра­зумеется, имел интерес к оккультным знаниям.

— И тут я вспомнил о тебе, — сообщил Алексей, нагло глядя мне в лицо своими невинными пьяными глазками. — Ты ведь единственный из моих друзей-одноклассников уже много лет занимаешься всей этой экзо... эзо... ик!.. те­рпкой. И родились мы с разницей в два дня. В издатель­ствах всяких, опять же, сколько лет пашешь — ну тут уж все на тебе сошлось! Они так и сказали, когда я им о тебе рассказал: линии сошлись, градиент необратим... или что-то вроде того... даже внешность твою описали, прикинь?.. И... и потом, ты ведь все равно один, а у меня жена, дети, тетка-страдалица в больнице на Пряжке лежит... Книжку вот попросили передать лично в руки... Их всего несколь­ко штук на русском. Есть еще английский и испанский ва­рианты. Этот Алекс — полиглот с рождения, у него три

родных языка — американский, испанский и русский, представляешь?.. А тебе... тебе ведь все равно терять нече­го — рискни... Я потом, если что...

В общем, они уговорили его передать мне книгу Алек­са. Якобы только для рассмотрения мною возможности ее публикации в России. Но это был лишь благовидный по­вод для начала осуществления их тайных планов.

Я перечитал коротенькое письмо автора. Содержатель­ная его часть сводилась к следующему: «По определенным причинам, которые станут понятны уважаемому госпо­дину Издателю после прочтения сего труда, Автор был бы счастлив сделать эту книгу доступной максимальному числу русских читателей как можно быстрее. И не через сеть Интернет, а по ряду соображений именно в виде бу­мажной книги. Никакой коммерческой выгоды Автор не преследует и готов на любые изменения в тексте, ежели ему будет объяснена их необходимость. Все это, а также и любые другие вопросы, касающиеся книги, Автор готов обсудить при личной встрече по приезде в Петербург * * августа 200* года. К сожалению, пребыванию в Петербур­ге отведен только один день, после чего ** августа Изда­телю представится уникальная возможность присоеди­ниться к третьей по счету исследовательской экспедиции в отдаленные районы русского Севера, Урала и Сибири».

Даже с поправкой на опьянение все это походило на бред, розыгрыш или что-то еще похуже. И что за нелепый прием писать о себе в третьем лице? Тоже мне индейский вождь Острие Бревна! Выгоды он не преследует... За иди-




12

13


Алекс Рои Гонсалес

Бессмертие: как его достичь и как избежать


отов нас, что ли, эти сектанты принимают? А уж предло­жение отправиться «в отдаленные районы русского Севе­ра, Урала и Сибири» выглядело просто издевательством! Я понимаю, если бы чудак-американец пригласил меня куда-нибудь на Гавайи, на худой конец в Мексику или Перу... Но русский Север и Сибирь — это, пожалуй, мес­та, которые нормальный человек пожелает посетить в по­следнюю очередь. Если вообще пожелает. И потом, раз уж Автор намерен опубликовать книгу как можно быстрее, зачем отсылать Издателя в Сибирь? Вряд ли это ускорит работу над книгой...

Погруженный в размышления, я все же краем созна­ния отметил, что Алексей несколько переигрывает в де­монстрации своего опьянения. Подозрения усилились, когда он неожиданно засобирался домой, преувеличенно пошатываясь и даже попытавшись в коридоре пьяно об­нять Настю. Этого он себе раньше ни в каком виде не по­зволял, будучи хорошо знаком с ее суровым мужем, мас­тером восточных боевых искусств.

Алексей ушел. Через некоторое время ушла и Настя. Охранник продолжил свой мирный сон — следствие бур­ной клубной ночи.

Так я впервые остался один на один с Книгой.

В три часа ночи, уже, естественно, дома, я перевернул последнюю страницу и вышел с сигаретой на балкон. Я давно бросил курить, но тут ощутил неодолимую по-

требность совершить какое-то действие, подводящее итог, подчеркивающее значимость происходящего. Будь у меня такая возможность, я бы развел костер и сжег в нем все старые ненужные вещи, мысли, эмоции — как это делают под Новый год буддисты, да и не только они.

Над головой и вокруг горели яркие августовские звез­ды. Непривычная для города тишина и необычная для летних питерских ночей тьма обволакивали меня. Мир и покой, бесконечность мироздания, свобода и красота... Чудовищная ложь, о которой я всегда знал — но ничего не мог изменить. Только забыть и перестать замечать. Что я и сделал. Как и все остальные. Жизнь под колпаком не­выносима... пока ты помнишь о нем, пока ты его видишь.

Похоже, теперь я знаю, что делать. Да, эта книга долж­на быть доступна русскоязычному читателю, и как можно скорее. Но издана она будет не в нашем издательстве. За год работы я заметил, что над ним тяготеет какое-то про­клятие. Любую, самую интересную и хорошую книгу жда­ла тяжелая судьба или безвестность, если среди ее копи­райтов появлялся наш гордый брэнд. Но особенно важно даже не где, а как эта книга будет издана. Увы, я осознавал со всей очевидностью: текст нуждается в переработке про­центов на семьдесят. Фактически большую его часть при­дется просто переписать. То, что понятно мне — профес­сиональному редактору и эзотерику с многолетним стажем, — нормального читателя вгонит в состояние тяжелого ступора.

«Бессмертие»... Да, это хорошая наживка, чтобы при­влечь потенциального читателя. Но окажется ли спосо-


14

15


Алекс Рон Гонсалес

бен клюнувший на такое понять истинный смысл книги? Станет ли она ему по-настоящему полезна? Изменит ли его жизнь, как изменила мою? Должно ли название при­влекать — или же, наоборот, отпугивать, отфильтровывать публику? «Майнд-контроль» на входе... Но какое изда­тельство согласится на «некассовое» название?

В оставшиеся до встречи с Алексом шесть дней я ус­пел сделать многое. И встретил его во всеоружии.

Воспользовавшись своими связями в издательском мире, я добился включения книги Алекса под условным псевдонимом и условным названием в ближайшие планы одного действительно хорошего и надежного издатель­ства. Мне удалось убедить знакомого, работавшего там заведующим редакцией, а потом и главного редактора, что книга станет хитом сезона, а издательство снимет все слив­ки, став первооткрывателем новой звезды. При этом на руках я имел только материал первых трех глав книги — большее количество текста обработать просто не успел. Остальные главы, включая описание методики достиже­ния Бессмертия, я клятвенно обещал предоставить в те­чение двух месяцев — по мере того, как они будут мною отредактированы. И я не обманывал. Я знал, что с помо­щью мобильного Интернета переслать текст в издатель­ство не составит труда даже из Сибири.

Параллельно работе над книгой и общению с издате­лями приходилось вести сборы в экспедицию. Мне было

Бессмертие: как его достичь и как избежать

неизвестно, сколько она продлится. Очень хотелось наде­яться, что не до начала холодов...

Когда-нибудь, если такой жанр как мемуары вдруг окажется востребованным, я опишу свою первую встре­чу с Алексом и Джейн, а также все, что происходило с нами в экспедиции. Одной из ее целей был поиск и изу­чение древних артефактов, существование которых на территории России до сих пор тщательно скрывается международным научным сообществом. Кроме того, Алекс надеялся подобраться как можно ближе к гигант­скому кубическому подземному объекту в районе Пе­чоры, а может, если повезет, и проникнуть внутрь него. Но основной задачей экспедиции было общение с жи­выми носителями древних традиций. Надеюсь, вы по­нимаете, что рассказ об этой экспедиции и ее результа­тах — совершенно отдельная тема.

Перед тем, как перейти непосредственно к Книге, хочу отметить еще несколько важных моментов.

С согласия и по просьбе Алекса его текст был серьезно мною переработан, а отчасти и дополнен, поэтому если вам в руки попадет английский или испанский вариант пер­вого издания, не удивляйтесь значительным расхождени­ям. В работе я использовал дневник отца Алекса, неоднок­ратно упоминаемый в книге, и дневниковые записи само­го Алекса, сделанные им в период первых двух экспедиций. Тем не менее, я старался не менять стиля по-


16

17


Алекс Рон Гонсалес

вествования, ведущегося Алексом от первого лица. В ре­зультате проделанной работы изменилась и структура книги. Нам с Алексом пришла мысль разделить текст, ставший намного более объемным, на две, а может быть, и три книги. Мне кажется логичным, что в первый том вош­ла большая часть биографии, точнее, автобиографии Алек­са и все, связанное с его жизнью в Америке на начальном этапе деятельности, а также первичный комплекс необ­ходимых практических упражнений и рекомендаций.

Я благодарен всем, кто помог мне в работе над этой книгой своими советами и консультациями, и, конечно, тем, кто морально поддержал меня в этот период. Это Сер­гей Викторович Аксенов, Георгий Валерьевич Галунов, Па­вел Валерьевич Берснев, сотрудник Издательства Санкт-Петербургского государственного университета Алек­сандр Анатольевич Галат, и в особенности — директор того же издательства, профессор Роман Викторович Светлов. Без их помощи мне вряд ли удалось бы в должной мере адекватно и, главное, столь быстро донести эту в высшей степени сложную и загадочную книгу до русскоязычного читателя.



БЕССМЕРТИЕ:

КАК ЕГО ДОСТИЧЬ И КАК ИЗБЕЖАТЬ

Сергей Гривцов, июнь 2006 г.

БЛАГОДАРНОСТИ

ВВЕДЕНИЕ


Благодарю своих родителей за непосредственное уча­стие в создании уникальной психофизической компози­ции, с которой за долгие годы я сроднился как со своим «я». А без «меня», в свою очередь, не было бы и этой книги.

Благодарю моих друзей. Те, к кому я обращаю эти сло­ва, знают, о чем я говорю.

Спасибо издателям и редакторам. Без благожелатель­ного и внимательного отношения с их стороны столь труд­ный ребенок не смог бы появиться на свет.

Благодарю тех, кто сознательно и бессознательно пре­пятствовал появлению этой книги. Именно их усилия ак­кумулировали в ней столько взрывной энергии.

Спасибо всем!

Я с детства мечтал стать бессмертным. Мечта эта по­явилась, конечно же, не сразу; она возникла в тот момент, когда я понял, что бессмертным, судя по всему, не явля­юсь.

До этого я был уверен, что бессмертен.

Осознать всю бренность бытия мне помогли родите­ли, но логика, которой воспользовались взрослые, мне не понравилась. И до сих пор не нравится, несмотря на ее убийственную простоту: «Ты человек, а люди смертны, следовательно, смертен и ты». Чушь какая-то!

Тогда я ничего не смог этому противопоставить. Лишь тихий упрек в форме риторического вопроса высказал я им: «Так зачем же вы меня родили, если знали, что я все равно умру?»

И немедленно схлопотал оплеуху.

Так я познал искусство ведения споров и способы аргу­ментации, принятые в обществе приматов. Человек ведь примат — напоминаю на тот случай, если вы об этом забыли.

С тех пор я затаился, но мыслей о бессмертии не оста­вил. Хотя, признаюсь, жить с подобными мыслями очень



21

Алекс Рон Гонсалес

не просто. Но не мог я стать как все и смириться с навя­занным мне положением дел.

Особенно тяжело приходилось, когда я обнаруживал, что окружен эгоистами, которые озабочены только сво­ими собственными интересами. Интересами? Програм­мами, заложенными в них невесть кем и когда!

Помню, уже обучаясь в выпускном классе школы, сидел я как-то на океанском берегу и смотрел на закат. Солнце кос­нулось края вод на горизонте, расплескав бурлящее золото до самой кромки прибоя. Рядом на песке, чуть касаясь моего плеча, расположилась моя одноклассница. Весьма, надо ска­зать, симпатичная и не по годам развитая девушка.

И вот, слегка придвинувшись ко мне, она спросила — так, что я ощутил нежное дуновение у себя на щеке:

— А чего бы тебе сейчас хотелось?


Я ответил не задумываясь:

— Стать бессмертным! Потому что недостойно чело­


века быть вечным рабом пространства и времени. То есть
я хотел сказать — невечным и к тому же рабом... Я уверен:
человеческий гений скоро найдет кучу способов победить
старость и смерть. И я хочу, чтобы это случилось при моей,
жизни. Я хочу быть вечно молодым! Я не хочу смотреть;
на закат и вместо наслаждения великолепной игрой света
и цвета думать о том, что и моя жизнь вот так угаснет. Даже
не так. Ведь в старости нет ничего прекрасного — одно
уродство. И ты станешь безобразной старухой, а потом

Бессмертие: как его достичь и как избежать

умрешь. Никакого утешения нет в религии — сказки для легковерных! И нет никакого смысла в такой жизни, как у моих или твоих родителей, и у родителей родителей, и у родителей родителей родителей... Жениться, наплодить детей, состариться, дождаться внуков и умереть? Ради этого конвейера не стоило рождаться!

Спустя некоторое время после моей бурной тирады она спросила с какой-то странной интонацией:


  • Ты разве не хочешь иметь семью, детей?..

  • Разумеется, нет! Неужели ты не понимаешь?.. Но она, похоже, не понимала.

Солнце втянуло последний луч за грань горизонта, со стороны океана подул холодный ветер, и серые тени за­шевелились в камнях возле мола. Зябко поеживаясь, мы поднялись с песка и двинулись к выходу с пляжа. На за­кат мы вместе больше никогда не любовались.

Значительно позже я убедился, что все желания и меч­ты рано или поздно сбываются. Причем сбываются бук­вально. Но почему мы не делаемся от этого счастливей? Может, потому, что роботам счастье недоступно?

Сегодня, когда практическое бессмертие — уже реаль­ность, и вот-вот произойдет массовое осознание этого факта, самыми важными и первоочередными становятся следующие вопросы:

Как мы будем жить весь неопределенно долгий срок своей жизни?


22

23

Алекс Рон Гопсалес

Бессмертие: как его достичь и как избежать


Не утратим ли мы при этом себя окончательно и уже безвозвратно?

Не ожидает ли нас в ближайшем будущем нечто го­раздо более страшное, чем физическая смерть?

Можем ли мы избежать такого будущего?

Что для этого нужно сделать?

Ответам на поставленные вопросы и посвящена моя книга. Стиль ее написания может показаться несколько необычным — это потому, что он соответствует новой эпохе.

Выжить сегодня — значит принять саму жизнь в каче­стве учителя и ступить на путь познания, отказавшись от мертвящих механистичных законов псевдонаук и их лож­ных карт реальности. Вероятность того, что траектория кратчайшего пути из пункта А в пункт Б — прямая, в про­странстве жизни исчезающе мала. Чаще всего подобная траектория близка к спирали. Часто, но не всегда.

Книга — это не ребус, вы можете просто читать ее, а не разгадывать. Но если вы хотите, чтобы чтение, кроме эс­тетического удовольствия и увеличения вашей эрудиро­ванности, принесло еще какую-то пользу, постарайтесь по­дойди к этому процессу без предвзятости. Не ищите в тек­сте привычной логики построения, не втискивайте прочитанное в рамки морали в плоскости «хорошо-пло­хо». Просто забудьте о своих прокрустовых* комплексах

до момента, когда перевернете последнюю страницу. Впро­чем, поступайте как хотите. Доверьтесь себе.

А я могу надеяться лишь на одно. Что сейчас, когда вы, уважаемый Читатель, пробегаете глазами эти слова, вопросы, заданные выше, и сама необходимость их поста­новки еще вызывают недоумение, еще выглядят попыт­кой розыгрыша или мистификации. Если это так, то, воз­можно, у вас есть еще немного времени. Отложите свои дела, читайте быстро, но вдумчиво. Прочитайте и пере­дайте эту книгу родственникам и знакомым. Прочитав, вы будете знать, что делать дальше. Знание — сила!*


* В древнегреческом мифе великан-разбойник Прокруст насильно укладывал путников на свое ложе: тем, кому ложе было коротко, обру­бал ноги; тех, кому было длинно, вытягивал. В переносном смысле — искусственная мерка, не соответствующая сущности явления.

* Авторство этого афоризма приписывают то Роджеру Бэкону (1214— 1294), то Френсису Бэкону (1561-1626).



24


следующая страница >>



Многие готовы поставить знак равенства между пожаром и пожарной командой. Уинстон Черчилль
ещё >>