Ббк 67 а 46 Редакционный совет - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Ббк 60. 54 К 40 Редакционный совет серии «Тендерная коллекция зарубежная... 5 855.2kb.
Редакционный совет 1 102.69kb.
Редакционный совет журнала «Ведомости уголовно-исполнительной системы» 1 25.54kb.
Редакционный совет журнала "Известия высших учебных заведений России. 1 68.34kb.
Редакция редакционный совет 1 35.33kb.
Редакционный совет журнала 1 36.19kb.
Редакционный совет 12 3937.37kb.
Статья должна быть тщательно отредактирована, содержать признаки... 1 31.92kb.
Редакционный совет 12 3686.82kb.
Редакционный совет журнала «Транспортное дело России» Editorial council... 1 211.49kb.
Л. Л. Коноплина Компьютерная верстка и дизайн: В. П. Бельков Редакционный... 10 2116.65kb.
Павел Хлебников Разговор с варваром 13 2261.97kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Ббк 67 а 46 Редакционный совет - страница №1/12

ББК 67

А 46


Редакционный совет:

Александров Ю. К. (член правления общественной организации «Новый Дом», консультант Нью-Йоркского института здравоохранения) – руководитель; Зайцев И. Н. (генеральный директор издательства «Права человека»); Пономаренко О. И. (директор программ Нью-Йоркского института здравоохранения); Клименко С. К. (старший прокурор Главного следственного управления Генеральной прокуратуры РФ, старший советник юстиции, кандидат юридических наук); Полозюк В. Л. (заместитель начальника Управления по воспитательной работе с осужденными ГУИН МЮ РФ, полковник вн. сл.); Кудиненко В. А. (кандидат психологических наук, полковник запаса); Чуб. А. В. (кандидат юридических наук, полковник юстиции); Дебольский М.Г. (кандидат психологических наук, начальник отдела психологической службы ГУИН МЮ РФ, полковник вн. сл.)

Издание осуществлено общественной организацией «Новый Дом»
при поддержке Европейской Комиссии в рамках
Европейской инициативы в области демократии и прав человека
109028, Москва, Певческий пер., 2/10


Рецензент: Прокопенко П.П. – начальник учреждения
ИЗ 48/1 г. Москвы, полковник вн. сл.

Только для бесплатного распространения.

Александров Ю.К.

Очерки криминальной субкультуры. – М.: «Права человека», 2001. – 152 с.

Криминальная субкультура занимает определенное место в системе человеческих ценностей. Ее изучение помогает понять внутренние законы, по которым живет преступная среда, и оценить происходящие в ней изменения Сборник призван помочь сотрудникам уголовно-исполнительной системы разобраться в таких явлениях, как воровские и тюремные законы, общак, прописка и т.д.

ББК 67


ISBN 5-7712-0181-2

© Александров Ю.К., 2001

© Художественное оформление, издательство «Права человека», 2001

Содержание

Введение 4

Что такое криминальная субкультура? 8

Воровские и тюремные законы 12

Табель о рангах в преступном сообществе (деление на масти) 17

Общак 34


Прописка и приколы 36

Уголовный жаргон (арго) и татуировки 45

Другие атрибуты криминальной субкультуры 60

Тюремная лирика 64

Алкоголизм и наркомания 66

Гомосексуализм 73

Приложения:

I. Словарь воровского жаргона 77

II. Татуировки, наносимые в виде изречений 131

III. Из современной поэзии заключенных 139

IV. Преступность в России в январе–ноябре 2000 года 145

Использованная литература 150



ВВЕДЕНИЕ

Являясь существующей объективной реальностью, криминальная субкультура занимает свое, определенное место в системе человеческих ценностей. Изучение криминальной субкультуры помогает понять внутренние законы, по которым живет преступная среда, оценить происходящие в ней изменения и изучить внутренние вопросы воспроизводства преступности.

Криминальная субкультура, благодаря наличию в ней определенной доли романтических моментов, таинственности, необычности, привлекательности, сравнительно легко усваивается, особенно молодежью. Немаловажную роль играет и то, что криминальной субкультуре свойственен игровой и эмоциональный характер.

Приверженность криминальной субкультуре, усвоение ее норм и ценностей осуществляется, как правило, личностью, не получившей в силу различных условий признания и решившей добиться его, по крайней мере, в криминальном сообществе. Кроме того, усвоение норм и ценностей криминальной субкультуры может осуществляться и личностью, неудовлетворенной своим низким статусом в системе официальных отношений.

Приобщение к криминальной субкультуре происходит относительно быстро и является своеобразным способом компенсации неудач, преследующих личность; особенно это касается лиц молодежного возраста.

О криминальной субкультуре, ее значении и роли как в преступном мире, так и в обществе в целом, в последнее время написано немало. Если до 1985 года эта тема замалчивалась, считалось, что криминальной субкультуры просто не может существовать, то после так называемой «перестройки» появилось немало работ, посвященных изучению криминальной субкультуры. К сожалению, работы эти издаются очень ограниченными тиражами, а в большинстве случаев они носят, кроме того, вид различных словарей уголовного жаргона и только.

Одним из первых о некоторых сторонах криминальной субкультуры попытался рассказать А. Гуров. Правда, исследования его носят несколько однобокий характер. А. Гуров довольно подробно исследует только две стороны этого разностороннего явления: общак1 и воровские законы (далее все термины мы будем употреблять без принятых кавычек, так как явления криминальной субкультуры носят очень распространенный характер и помещать их в кавычки, по меньшей мере, странно, так как эти явления имеют место быть вполне реально, а зачастую и осязаемо). Но, исследуя и систематизируя воровские законы, А. Гуров, на наш взгляд, допускает существенную ошибку, не отделяя воровские законы от тюремных, хотя между ними существуют значительные различия, при том, что корни у них, безусловно, одни.

Кроме работ А. Гурова, интерес представляют публикации В. Пирожкова, одного из самых больших специалистов по криминальной субкультуре, а также и Ю. Дубягина. Необходимо отметить, что при составлении данного пособия автор неоднократно обращался к работам вышеперечисленных авторов, особенно к работам В. Пирожкова. К слову заметить, самые первые исследования криминальной субкультуры начали проводить сотрудники МВД, хотя их работы по этой теме и носили, по меньшей мере, гриф «для служебного пользования». Таким образом, с исследованиями в этой области зачастую не могли познакомиться даже работники пенитенциарных учреждений. К слову сказать, практические работники исправительных учреждений и следственных изоляторов часто сами для себя пытались хоть как-то систематизировать эти явления: одни составляли краткие словари уголовного жаргона (арго), другие систематизировали татуировки и т.д.

И тем не менее, даже в настоящее время ощущается значительная нехватка пособий по криминальной субкультуре. Необходимость выпуска данного краткого справочника обусловлена тем, что в настоящее время в систему пенитенциарных2 учреждений приходит очень много новых молодых сотрудников, которым довольно сложно ориентироваться во всех этих непривычных для них понятиях, в системе взаимоотношений, складывающейся между администрациями пенитенциарных учреждений и осужденными и содержащимися под стражей, между самими заключенными1.

Данное пособие-справочник не ставит своей целью дать подробный анализ криминальной субкультуры, его цель гораздо скромнее – он призван помочь сотрудникам пенитенциарных учреждений хоть немного разобраться в таких явлениях, как воровские и тюремные законы, общак, прописка и т.д.

Очевидно, что справочник будет полезен не только работникам пенитенциарных учреждений, но и другим категориям – педагогам, психологам, социальным работникам, особенно работающим с молодежью. Ведь не секрет, что наиболее восприимчивой частью нашего общества является молодежь, из которой, кстати, и рекрутируются новые члены различных преступных сообществ. В силу своего возраста, присущей этому возрасту одновременно романтичности, максимализма и жестокости, молодежь является наиболее питательной средой для дальнейшего распространения криминальной субкультуры. И запретами здесь добиться ничего невозможно. Достаточно вспомнить, как запрещали западные фильмы, музыку и т.д., что привело, в конце концов, к обратному результату – распространенность западной массовой культуры на сегодняшний день такова, что родной российской культуры просто не видно.

Ни в коей мере не претендуя на истину в последней инстанции и даже не стараясь делать каких-то обобщающих выводов, этот сборник, кроме чисто информативной цели, преследует и еще одну цель: попытаться хоть как-то систематизировать отдельные пласты и элементы криминальной субкультуры.

Автор приносит свою благодарность ряду бывших и настоящих осужденных за их ценные замечания и оказанную помощь в составлении словаря уголовного жаргона, подбора наиболее распространенных татуировок, изречений, написании ряда стихотворений и т.д. Особая благодарность – ряду бывших воспитанников Икшанской и Можайской воспитательных колоний для несовершеннолетних за их ценные замечания, советы и предложения, ряд которых использован в подготовке данного справочника. Кроме того, автор выражает глубокую признательность бывшему начальнику оперативного управления ГУИН МЮ РФ полковнику внутренней службы Кирпиченко А.П.1 и начальнику следственного изолятора № 1 г. Москвы (т.н. «Матросская Тишина») подполковнику внутренней службы Прокопенко П.П. за ряд ценных советов и замечаний, данных ими в процессе подготовки рукописи.

ЧТО ТАКОЕ КРИМИНАЛЬНАЯ СУБКУЛЬТУРА?

Понятие криминальной субкультуры коротко можно сформулировать следующим образом: криминальная субкультура – это образ жизнедеятельности лиц, объединившихся в криминальные группы и придерживающихся определенных законов и традиций. Безусловно, что асоциальные группы характеризуются размытостью моральных норм, жестокостью, утратой общечеловеческих качеств – жалости, сострадания, и т.д., отсутствием запретов на любую, в том числе и интимную информацию, половой распущенностью, низким уровнем развития и т.д.

Для асоциальной субкультуры характерны жестокость и обман, безжалостность и вымогательство, паразитизм и вандализм. Причем зачастую это маскируется как справедливость, верность товариществу, долг перед «своими». Для криминальных групп характерна обязательность ее членов соблюдать все неформальные нормы и правила; те же, кто их игнорирует, как правило, подвергаются довольно жестким, а порой и жестоким наказаниям. Во многих группировках для ее членов организуются занятия силовыми видами спорта (в основном восточными единоборствами). В последнее время, как свидетельствуют довольно осведомленные источники, во многих криминальных группах изучается также и текущее законодательство, причем упор делается на экономический блок законов.

С недавнего времени для многих криминальных групп стало характерно создание довольно жесткого порядка управления (хотя и раньше слово преступного авторитета являлось законом).

Наличие или отсутствие криминальной субкультуры в том или ином коллективе (школе, спецшколе, спецПТУ, отряде ИУ или ВК и т.д.) можно определить по следующим признакам:

– жесткая групповая иерархия (стратификация) – своеобразный табель о рангах (причем наиболее ярко это проявляется в закрытых молодежных коллективах);

– обязательность следованию установленных норм и правил и в то же время наличие системы отдельных исключений для лиц, занимающих высшие ступени в преступной иерархии;

– наличие враждующих между собой группировок, конкурирующих за сферы влияния (сбыт наркотиков, проституция, оказание «услуг» в виде предоставления крыши, рынок ритуальных услуг и т.д.);

– распространенность тюремной лирики;

– факты вымогательства (денег, продуктов питания, одежды и др.);

– использование в речи уголовного жаргона (арго);

– нанесение татуировок1;

– симуляция, членовредительство;

– значительная распространенность фактов как насильственного, так и добровольного гомосексуализма (причем занятие этим в активной форме не считается чем-то постыдным, тогда как пассивный партнер всегда находится на самом низу иерархической лестницы со всеми вытекающими отсюда ограничениями, притеснениями, издевательствами, презрением и т.д.), физическая и психологическая изоляция этих в сообщества (обиженных, опущенных);

– появление отмеченных специальными знаками столов для обиженных, посуды и т.д.;

– повсеместная распространенность карточной игры под интерес, т.е. с целью извлечения материальной или иной выгоды;

– наличие кличек;

– наличие так называемой прописки;

– отказ от участия в общественной жизни;

– отказ от работ по благоустройству, некоторых других работ;

– групповые нарушения;

– распространенность различных поделок (так называемый ширпотреб – крестики, ножи, браслеты, различного рода сувениры зачастую с тюремной символикой) и т.д.

Какова же структура криминальной субкультуры? Можно выделить следующие ее составные части:

– «табель о рангах» (стратификационно-стигмативные элементы), закрепляющая положение того или иного члена преступного сообщества. Сюда же можно отнести и прописку с ее приколами, как способ определения положения отдельно взятой личности в «табели о рангах»; наличие кличек (погонял, кликух), татуировок, отдельных привилегий у отдельных же лиц;

– поведенческие атрибуты. К ним относятся воровские законы, тюремные законы, правила и традиции преступного мира, а также клятвы и проклятия, принятые в криминальной среде. При помощи этих законов и традиций регулируются взаимоотношения и поведение в криминальных сообществах;

– коммуникативные атрибуты. Сюда, кроме уголовного жаргона (арго) и специальных жестов, относится также некоторая часть кличек и татуировок, выступающих как средство информации, общения и взаимодействия;

– экономические атрибуты. Общак и принципы оказания материальной помощи являются материальной базой криминальных сообществ, их сплочения, дальнейшей криминализации, расширения своего влияния на самые разные сферы, оказания помощи;

– сексуально-эротические ценности, т.е. отношение к лицам как противоположного, так и своего пола; различного вида половые извращения, гомосексуализм, порнография и т.д.;

– тюремная лирика, выраженная, в основном, песнями, реже стихами, и различного рода небылицами, выдаваемыми за события, действительно имевшие место;

– отношение к своему здоровью. В зависимости от того, что выгодно в данный момент: от симуляции и членовредительства до упорного и самозабвенного занятия различными видами спорта (особенно, как уже указывалось выше, восточными единоборствами, а также культуризмом);

– алкоголизм, наркомания и токсикомания – выступают как средство «сплочения», самоутверждения и разгрузки.

Необходимо отметить, что в криминальной субкультуре постоянно идет подспудная борьба между «реформаторами» (преступными авторитетами сегодняшнего дня, многие из которых купили звания воров в законе) и «традиционалистами» – ворами в законе старой формации (их еще называют нэпманскими ворами). Воры в законе старой формации требуют неуклонного соблюдения воровского закона, не желают «лезть» в политику, категорически отвергают любое сотрудничество с властями. Новая генерация преступных авторитетов, в свою очередь, требует приспособления к существующей реальности, допускает сотрудничество с властями в интересах преступных сообществ (воры в законе старой формации сотрудничество с властям отвергают, даже если это выгодно преступным группам), пытаются провести (и зачастую это удается) своих людей во властные (как исполнительные, так и законодательные) структуры. В настоящий момент между традиционалистами и реформаторами наблюдается зыбкое перемирие, хотя разборки между ними периодически происходят. Здесь необходимо отметить, что позиции воров в законе – традиционалистов в последнее время значительно ослабли. Им все больше отводится почетная роль арбитров, королей без королевств. Единственное, наверное, место, где их позиции по-прежнему сильны, – это места лишения свободы и заключения под стражу (ИУ и СИЗО). Тем не менее, несмотря на значительно пошатнувшееся положение, воры в законе до сих пор остаются очень мощной силой в криминальном мире, а их влияние на криминальную субкультуру гораздо значительнее, чем у реформаторов.



ВОРОВСКИЕ И ТЮРЕМНЫЕ ЗАКОНЫ

Как уже отмечалось выше, не следует путать воровские и тюремные законы. Воровской закон(ы) – это свод неписаных правил и норм, обязательный для воров в законе. Часть его положений распространяется не только на воров в законе, но и на всех других осужденных, заключенных и вообще лиц, относящихся к криминальным сообществам. Эта часть воровского закона, обязательная для всех остальных, называется тюремным законом. Таким образом, тюремный закон – это свод норм, правил, запретов и традиций, обязательный для всех осужденных, заключенных и т.д., независимо от их принадлежности к той или иной категории в «табели о рангах». Тюремный закон регулирует отношения как между отдельными осужденными, заключенными и т.д., так и между группами осужденных, заключенных; он определяет механизмы разрешения возникающих конфликтов как между отдельными лицами, так и между группами лиц. Различия между воровским и тюремным законом приведены ниже.



Воровской закон:

Преданность и поддержка воровской идеи.

Недопустимость, отсутствие контактов с правоохранительными органами.

Быть честными по отношению друг к другу.

Вовлечение в свою среду новых членов, особенно из числа молодежи.

Запрет на занятия политической деятельностью.

Следить за порядком в ИУ и СИЗО, устанавливать там власть воров в законе.

Обязательное умение играть в карты.

Из этих семи основных законов вытекают следующие дополнительные1:

– отказ от сотрудничества с любыми властными структурами;

– никогда не давать показания следственным и судебным органам;

– никогда не признавать вину в совершенном преступлении;

не иметь собственности и сбережений;

– не иметь семьи;

– периодически садиться в места лишения свободы;

– не брать в руки оружия;

– не работать ни при каких условиях;

держать порядок в зоне, т.е. разбирать конфликты, не допускать ссор, поножовщины и т.д.;

греть (наладить снабжение) ШИЗО1 и ПКТ2;

– пополнение воровского блага, т.е. дани, собираемой со всех осужденных, заключенных и иных лиц;

– чтить родителей (особенно мать);

– не состоять ни в каких партиях, объединениях;

– учить правильной жизни молодежь, разъяснять, что такое правильные понятия;

– не иметь прописки (регистрации);

– быть честным в картежной игре между ворами.

Тюремный закон:

Выделять долю в общак.

Нельзя поднять руку на вора в законе.

Почитать старших.

Почитать родителей.

Непримиримое отношение к доносительству.

Запрет отнимать что бы то ни было у кого бы то ни было без оснований.

Запрет предъявлять кому бы то ни было обвинение без доказательств.

Запрет оскорблять любым образом.

Запрет материться.

Поддержка семейников.

Не вступать в секции3, т.е. не становиться красным.

Не воровать у своих (не крысятничать).

Таким образом, можно сказать, что соблюдение норм тюремного закона обязательно как для воров в законе, так и для всех остальных криминальных элементов, а соблюдение отдельных положений воровского закона обязательно только для воров в законе и лиц, стремящихся быть коронованными. Еще раз повторим, что многие положения воровского и тюремного законов совпадают.

Преступные авторитеты, используя особенности криминальной субкультуры и пользуясь своим особым положением в местах лишения свободы и содержания под стражей в своих целях, добиваются следующего:

– достижения полного влияния на достаточно неустойчивую среду осужденных и заключенных с помощью норм и правил, возведенных ими в закон;

– осуществляют очень жесткое «правление» массой осужденных и заключенных, заставляя многих подчиняться силовыми методами, вплоть до убийства неугодных, причем делается это чужими руками (так называемыми торпедами), сами оставаясь в стороне;

– или сами, или их ближайшие помощники проникают в среду работающих осужденных (в качестве сухарей) с целью осуществления контроля над промышленной зоной ИУ, налаживания контактов с волей для завоза в ИУ продуктов питания, спиртных напитков, сигарет, денег, наркотиков;

– используют иные методы давления, прикрываясь воровским и тюремным законами.

Основные «функциональные» обязанности воров в законе:

– пропаганда преступного образа жизни (для чего используются любые возможности – от шантажа и подкупа до «премирования» крупными суммами денег, автомобилями, поездками за рубеж и т.д.);

– расширение своего ближайшего окружения (как указывалось выше) за счет привлечения молодежи;

– организация общака и постоянное его пополнение;

– принятие коллективных решений о проведении воровских сходок или съездов для принятия на них важных решений, раздела контролируемых территорий, осуществления своеобразного «суда чести» и т.д.;

– оказание материальной помощи авторитетам преступного мира, находящимся в заключении, их семьям;

– поддержание связей с лидерами других преступных сообществ во избежание ненужных разборок, а зачастую для совместных действий;

– организация контрразведывательной работы в отношении сотрудников правоохранительных органов, прокуратуры, пенитенциарных учреждений и т.д.;

– осуществление функций арбитра, рассмотрение проступков членов преступного сообщества, назначение наказания;

– скрытное осуществление противодействия администрации пенитенциарных учреждений путем запугивания, подкупа, шантажа, угроз и т.д.;

– выявление среди сотрудников ИУ и СИЗО коррумпированных лиц для использования в своих целях (организация дороги в ИУ, СИЗО, информирование о предпринимаемых мерах в отношении спецконтингента и др.).



БЛАТНЫЕ САНКЦИИ. В основе сплоченности преступных объединений лежит их довольно хорошая организованность и очень жесткие санкции по отношению к «оступившимся» нарушителям воровского (тюремного) закона. В той же мере это касается и лиц, содержащихся под стражей и в местах лишения свободы, хотя говорить о том, что там существуют организованные преступные сообщества нельзя.

У воров в законе существует три вида санкций, которым они могут быть подвергнуты:

– публичная пощечина за мелкие провинности (чаще всего за безосновательные оскорбления); причем дать пощечину может только равный по «званию», т.е. тоже вор в законе;

дать (бить) по ушам – т.е. перевести в низшую категорию, так называемых мужиков;

– смерть.

В случае нарушения основных требований воровского закона вор не может рассчитывать ни на какое снисхождение, он будет разыскиваться, пока его не найдут со всеми вытекающими последствиями (смерть). После вынесения приговора воровской сходкой каждый уважающий себя арестант обязан при встрече с приговоренным привести приговор в исполнение, т.е. его убить.

К преступникам, не имеющим ранга вора в законе, может быть применено большее число санкций, основными из которых являются:

– избиения;

– совершение насильственного акта мужеложства (особенно распространено среди несовершеннолетних преступников), т.е. перевод в самую презираемую группу петухов, обиженных, опущенных и т.д.;

– лишение занимаемого статуса (дать по ушам) – перевод из категории блатных в категорию мужиков;

– изгнание из семьи (микрогруппы) – остракизм;

парафин, т.е. чисто символический акт мужеложства: заключается в проведении по губам провинившегося половым членом, при этом акту насильственного мужеложства провинившийся не подвергается;

– ломание рук (ног) – применяется к лицам, безосновательно избившим кого-либо;

– объявление фуфлыжником (т.е. человек двинул фуфло) – применяется к лицам, проигравшимся в карты и не уплатившим проигрыш в срок. О таких людях идет отписка по лагерям, тюрьмам, т.е. братва ставится в курс;

– смерть – применяется достаточно редко и только за грубейшие нарушения тюремного закона (если точно установлено, что лицо является агентом правоохранительных органов; за воровство крупной суммы из общака и т.д.); на убийство провинившегося должна быть санкция вора в законе или сходки местных авторитетов.


следующая страница >>



Самый сильный человек — самый одинокий. Элеонора Дузе
ещё >>