Артур Кудашев Восемь склянок - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Артур Кудашев 1 78.92kb.
Артур Кудашев Рассказ для детей 1 36.71kb.
Артур Игнатиус Конан Дойл Дуэт со случайным хором Романы 9 1945.26kb.
Артур Конан Дойл Этюд в багровых тонах Повести о Шерлоке Холмсе –... 8 1616.23kb.
Техническое задание на проведение открытого аукциона в электронной... 1 112.38kb.
Эрнест шоссон король артур 1 38.58kb.
«Здоровый образ жизни – это выгодно», Артур Джанибекян, Comedy Club... 1 11.39kb.
Артур Стенли Эддингтон 1 11.12kb.
Аннотации к детским фильмам 1 217.22kb.
Приложение 1 Что такое «Круглый стол»? 1 38.34kb.
По материалам 19 СиОг., Диво 14 Про., Балтии. Ведущий Синтез: Виталий... 1 103.35kb.
Урок расследование «Способы разделения смесей» 1 76.84kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Артур Кудашев Восемь склянок - страница №1/1

Артур Кудашев

Восемь склянок
...Не имеет значения, насколько ты умён и бесстрашен. Рано или поздно встретишь

кого-то умнее и бесстрашнее себя. Ты даже не заметишь, как он придёт.

Алистер Маклин, «Когда пробьет восемь склянок».

– Ворованная? – спросил пожилой человек в тряпичной кепке. Глаза у человека были ясные, как солнце, а брови нависали над ними, словно облака. На плече у него висел рюкзак. В руке он держал лопату, штык которой был обёрнут материей.

– Это не ваше дело, дяденька! – громко сказал Искандер. – Наша краска. Что хотим, то и делаем!

– Ворованная! – радостно повторил человек и полез в карман за деньгами. Рассчитавшись, он взял ведро с краской и пошёл прочь.

– На здоровье, дяденька! – вдогонку крикнул Искандер. Сзади его ткнули кулаком.

– Валим! – тихо сказал Шура. Но можно было не торопиться. Человек с ведром и лопатой шёл спокойно и скоро растворился в потоке других «садистов». Электричка тоже, взвизгнув, отошла. Шура и Искандер пересекли железнодорожное полотно и через пять минут сели в полупустой поезд, уходящий в другую сторону.

– Давай деньги! – сказал Шура. Ему было тринадцать, он был старший. Десятилетний Искандер, или Эсик, как его называли, протянул напарнику комок ассигнаций.

– Ух, ты, сколько денег! – добродушно воскликнул старик, севший напротив. – Растут мамины помощники!

На старике был синий пиджачок с медалью «25 лет Победы» и большие очки, завязанные сзади верёвочкой. Руки его, тоже большие, сиреневые, с непрозрачными окостеневшими ногтями, лежали на коленях. Мальчики молчали. Они считали деньги.

– Итого... – сказал Шура.

– Итого – шисят семь тыщ пятьсот, – отозвался Эсик.

– На этой ветке больше не будем. Щас скинем последнее ведро на аэропортовском повороте – и всё! – заключил старший. Младший кивнул. В черте города они сошли на первой же станции.

Заниматься краской придумал Шура. Мазут нашёел Искандер. Делали так. Сначала в ведро наливали мазут, потом в него под напором лили горячую воду. Затем смесь быстро взбивали до получения однородной массы благородно-коричневого цвета.

– Гомогенизация! – сказал как-то Эсик.

– Чо? – переспросил Шура и, услыхав это слово во второй раз, пренебрежительно фыркнул:

– Знаток!

Первое ведро продали в соседнем дворе. И сразу же чуть не залетели. «Краску» взял отец одного Шуриного одноклассника, которого Шура не знал в лицо. Позже одноклассник рассказал, что отец покрасил мазутом полы на кухне, четыре дня ждал, пока это высохнет, потом долго матерился и грозил оторвать разные части тела продавцам, когда их, продавцов, найдет.

Впредь бизнесом занимались за городом. Дачники «краску» брали охотно и за месяц друзья скопили почти миллион рублей. Что делать с деньгами, пока не решили. Эсик предлагал купить газовый пистолет, но Шура постановил не торопиться и ещё подумать.

Действовали грамотно. На одних и тех же станциях не светились, пластиковые ведра брали оптом, цены за продукт не заламывали и не занижали. Однако пора было заканчивать.

– Хорошего помаленьку! – объявил как-то Шура, и Эсик согласился.

На изготовление последнего, как они решили, ведра «краски» ушёл час, через два друзья были на остановке у поворота в аэропорт. Став чуть поодаль от «аквариума», у тропинки, уходящей к садовым участкам, и установив перед собой ведро с продуктом, Эсик начал высоким голосом блеять:

– Краска! Половая краска! Недорого! – и т.д. Шура тем временем «пас» народ. Наблюдая за прохожими, он пытался вычислить, кто мог бы купить «краску», а кто мог бы их разоблачить. По итогам своих наблюдений Шура подавал напарнику знаки. А тот соответственно менял тактику – или повышая голос или замолкая совсем.

Время дня было неудачное. Люди уже возвращались обратно, нагруженные плодами своего труда и без вопросов проходили мимо. Намечался вечер. Очередной автобус забрал в город группу «садистов» с их разговорами об урожае и льготах на билеты.

И в этот момент появился мужик. Худой, сутулый, в псевдобейсбольной кепке с надписью «Kaliforniya» он тащил две больших и, очевидно, тяжёлых сумки. Мужик шёл с трассы, где, видимо, слез с попутки.

– Секи, секи! – зашипел Эсик.

– Чо – секи? – буркнул Шура. – Этому твоя краска до фени!

Мужчина дотащился до того места, где стояли мальчики, и положил сумки на землю.

– Ребята, до аэропорта далеко?

– Вот так и идите. Примерно километр. Вон уже видно, – сказал Шура. – Или на автобусе – одна остановка.

– Эх, ребята! Автобус нынче не про нас! – тихо произнёс мужик и, подняв сумки, поплёлся дальше.

– У него денег нет! – сказал Эсик. – Шура! Дай ему двести рублей, пусть доедет!

– Тихо ты! – бросил Шура и крикнул:

– Эй, вы, слышите? Нате вам пятьсот рублей, доедете спокойно!

Мужик обернулся.

– Нет, не в падлу, пацаны? – спросил он.

– Нате, нате! – повторил Шура. Мужик вернулся к ним, взял купюру и быстро заговорил:

– Спасибо, ох спасибо, ребята! Залетел я, пацаны, залетел! Всё ушло, всё! Билет только остался до дома и документы. А бабки все ушли!

Он снова и снова цыкал, хлопал себя по ляжкам, качал головой и благодарил ребят:

– Спасибо, пацаны, спасибо! Приезжайте в гости. На Сахалин. Город Ноглики. Слыхали? Ну, ещё услышите! А с бабками пролетел я, да! Из-за них и товар до конца не сдал. Не успел. Ну да ладно! Счастливо!

Мужик поднял сумки и двинулся дальше.

– Какой товар? – навострил уши Эсик.

– Да какой у нас товар? – на ходу ответил мужик. – Икра, ребята. Икра.

– Икра? И почём? – осторожно спросил Шура.

– А что? – мужик снова остановился.

– Ну, почём? – повторил Шура.

– Да теперь отдал бы всё по мизеру, было бы кому. Пятьдесят за банку! У вас я тут и за сто восемьдесят и за двести такие видел.

– Покажите!

– Что, серьёзно?

– Серьёзно!

– Ну вот, – мужик вытащил из сумки стеклянную банку с чёрным зернистым содержимым, закрытую синей жестяной крышкой с названием «Caviar».

– Сколько всего? – спросил Шура.

– Осталось восемь.

– Берём всё по сорок пять.

– Что, правда?

– Давайте! – Шура уже считал деньги.

– Выливай это говно! – пнув по ведру, сказал он Эсику, как только мужик отошёл. – Едем в город!

– Ага! – ответил Эсик, – глаза его блестели. – Круто, да?

Взяв в гастрономе портвейн, хлеб и сигареты, мальчики пришли в лес, расположенный за их родными домами. Здесь, над обрывом, находилась их штабная лужайка, покрытая жёсткой, как немытые волосы, травой. Вид отсюда открывался замечательный. Прямо под ними тянулась железная дорога, за ней росли ивы, и протекала река. На той её стороне были видны рощи, маленькие озёра, деревни, названий которых они не знали, и много ещё чего, им пока непонятного.

Мальчики сели, выпили по глотку портвейна, покурили.

– Давай, Эсик, открывай одну банку! Ты ел хоть раз в жизни икру?

– Не-а! – ответил Эсик. Он отковырял ножиком крышку и передал баночку старшему. Шура сел, покрутил банку в руках, понюхал и, наконец, запустил в содержимое палец. Облизнув его, и немного подержав облизнутое во рту, он сказал:

– Кла-а-асс!

– Чо, вкусно? – спросил Эсик.

– Офигительно! – кивнул Шура. – На, попробуй!

Искандер намазал на кусок хлеба икру и сразу откусил половину бутерброда. Жуя, он мотал головой и приговаривал:

– Да! Вот она, значит, какая! Она немного как резиновая, да Шур?

– Она и есть резиновая, Эсик! – задумчиво сказал Шура.

– Как это? Ты же сказал – класс!

– Класс! – подтвердил Шура. – Вот как надо работать! – И выплюнул изо рта маленькие каучуковые шарики.

– Ничего, Эсик! С этими семью банками что-нибудь придумаем, – говорил Шура на другой день. – Вообще-то лично я бы один слой делал из настоящей икры. Это еда, понимаешь? Могут проверить. А так – один слой икры и всё, понимаешь? Себестоимость, конечно, вырастет, зато гарантия качества поднимется. Ясно?



– Ага! – отозвался Эсик. От выпитого портвейна у него болела голова.
1996 г.




Нормальны лишь те люди, которых мы не слишком хорошо знаем. Джо Ансис
ещё >>