Архарова Д. И., кандидат филологических наук, доцент кафедры лингвистики и коммуникативной культуры иро - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Ласкина Наталья Олеговна кандидат филологических наук, доцент; 1 113.49kb.
Историческая семасиология в этнокультурном аспекте 1 162.33kb.
Учебная программа для высших учебных заведений по специальности 1 186.9kb.
Образный потенциал понятия «музыка» в процессе преподавания рки в... 1 137.29kb.
Нурмаханова Маржан Калжановна, кандидат филологических наук, доцент... 1 92.44kb.
Директор Е. Ю. Булыгина Начальник умаиД: Ю. В 1 291.14kb.
Доцент кафедры русского языка Нижнетагильская государственная социально-педагогическая... 1 332.37kb.
К вопросу о роли и месте администрации президента 1 153.57kb.
Программа курса по выбору для учащихся 9 класса Путешествие в страну... 10 2247.86kb.
Учебно-методический комплекс для студентов очной формы обучения направление... 10 1870.58kb.
Примерная программа дисциплины история отечественной литературы 1 227.1kb.
Книга «Аксенов» II премия «Большая книга» 1 41.23kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Архарова Д. И., кандидат филологических наук, доцент кафедры лингвистики и коммуникативной - страница №1/12


УДК 373.167.1:811.161.1*10/11 ББК 81.2Рус-922 Д 64

Рецензенты:

Архарова Д.И., кандидат филологических наук, доцент кафедры лингвистики и коммуникативной культуры ИРО г. Екатеринбурга;

Алексеева М.А., кандидат филологических наук, заведующая кафедрой литературы СУНЦ УрГУ.

Долинина Т.А.

Д 64 Готовимся к единому государственному экзамену: русский язык: учимся аргументировать собственное мнение по проблеме: пособие для учащихся / Т.А. Долинина. — М.: ООО «Русское слово — учебник», 2010. — 144 с.

ISBN 978-5-91218-033-0

Цель данного пособия — помочь учащимся при подготовке к написанию сочинения на экзамене по русскому языку (ЕГЭ). Особое внимание уделяется формированию умения обосновать свою позицию аргументами из художественных и публицистических произведений. Книга содержит рекомендации по выполнению задания «Аргументация экзаменуемым собственного мнения» (К4), фрагменты художественных и публицистических текстов, объединённые по проблемам. В пособии приводятся тексты ученических сочинений (в полном объёме и во фрагментах).

Навыки, полученные при работе с данными материалами, могут также использоваться при подготовке к экзамену по литературе (ЕГЭ).

Пособие адресовано учащимся 10—11 классов общеобразовательных учреждений.


ISBN 978-5-91218-033-0


УДК 373.167.1:811.161.1*10/11 ББК 81.2Рус-922

© Т.А. Долинина, 2010

©ООО «Русское слово — учебник», 2010

Общая характеристика выполнения части С и задания «Аргументация экзаменуемым собственного мнения по проблеме»

Значимость третьей части работы (задание С) в структуре ЕГЭ по русскому языку велика, так как именно это задание позволяет в достаточном объёме проверить и объективно оценить речевую подготовку экзаменуемых.

Выполнение задания С выявляет уровень коммуникативной компетентности выпускника, которая выражается в умении правильно определить проблему текста, позицию автора, предложить аргументацию собственного мнения по проблеме; ясно, связно, последовательно излагать свои мысли, соблюдая нормы литературного языка. Работа над сочинением, особенно над аргументацией собственного мнения, также позволяет продемонстрировать уровень общего развития личности, уровень исторических и культуроведческих знаний.

Выполняя задание С, очень важно правильно назвать проблему, поднимаемую автором, так как правильная формулировка проблемы помогает дать верный комментарий, точно определить позицию автора и выразить своё отношение к затронутой проблеме.

Проблема — спорное утверждение нравственной направленности, определяющее цель авторского замысла. Весь текст посвящён авторскому исследованию этого вопроса (проблемы). Это находит отражение в выборе материала и выделении автором таких аспектов, которые помогают ему найти ответ на волнующий его вопрос. Чтобы определить содержание проблемы, необходимо понять, о чём автор заставляет нас задуматься.

Проблему можно сформулировать разными способами. Удобна форма риторического вопроса и/или словосочетания с использованием слова «проблема», сама проблема в таком случае формулируется с помощью существительного в форме родительного падежа, например: проблема одиночества, проблема нравственного выбора и др. Слова «проблема» || или «вопрос» обязательно должны прозвучать в тексте сочинения.

При определении проблемы, поднимаемой в тексте, необходимо учитывать её социальные и нравственные аспекты; нужно формулировать проблему, основываясь на ключевых словах текста. Важно чётко определить её границы.

При работе с художественным текстом нужно помнить, что речь идёт не о проблемах героев, а о тех общечеловеческих проблемах, которые автор раскрывает через образы героев.

При комментировании текста нельзя забывать, что комментарий —это толкование, разъяснение текста в аспекте выделенной проблемы, это вторичный текст, логизированная модель исходного текста, объясняющая его смысл. В комментарии отражается правильность и глубина понимания содержания авторского текста. Здесь должно проявиться умение выделять главное, исключать второстепенное, обобщать и упрощать, а также умение видеть взаимозависимость всех микротем текста. Очень важно давать самостоятельно сформулированные пояснительные замечания, которые объясняют смысл исходного текста в аспекте выделенной проблемы.

В комментарии можно использовать следующие клише:

В последнее время данная проблема приобретает всё большую значимость.

Истоки проблемы кроются в...

Важность проблемы подчёркивается тем, что...

Свои рассуждения автор начинает с...

Чтобы мы поняли, как это важно, автор рассказывает нам о том, что...

Пытаясь разобраться в этом вопросе, он отмечает...

Автор исследует, отмечает и т. д.

Комментарий может быть приближен к сюжетной линии текста, но не должен стать пересказом событий.

Очень важно правильно сформулировать позицию автора по выделенной проблеме. Определяя позицию автора, важно понять его цель, выявить, для чего он описывает явления и события. Позиция автора — это его отношение к проблеме, возможные пути её решения. Это вывод, к которому приводит нас автор. Нельзя путать проблему и позицию автора. Проблема текста — это вопрос, волнующий автора, позиция автора — это ответ на данный вопрос.

В публицистических текстах позиция автора звучит на протяжении всего текста и часто предъявляется открыто, в тезисе и/или выводе. В художественных текстах позиция автора выражается не прямо, а через образы героев, в том, как автор их изображает.

Нельзя путать отношение автора к проблеме и его отношение к героям текста, а также позиции автора и рассказчика-героя.

Для оформления позиции автора можно использовать следующие клише:

Автор считает, что...

Автор убеждён (уверен) в том, что...

По мнению автора...

Автора печалит, радует, огорчает...

Автор откровенно иронизирует и т. д.

Автор подводит читателя к мысли (к выводу) о том, что...

Автор доказывает, что...

Автор приходит к выводу... и т.д.

Разные этапы работы над сочинением связаны между собой: проблема (К1), комментарий (К2) и позиция автора (КЗ) в содержательном плане должны соотноситься друг с другом. Правильно сформулированная позиция автора (КЗ) помогает точно подобрать аргументы к собственной позиции (К4).

Аргументация собственного мнения часто позволяет увидеть, насколько точно понято содержание прочитанного текста. Поэтому работе по развитию умения аргументировать свою позицию следует уделить особое внимание.

(Собственные аргументы выпускники часто подбирают, ориентируясь на достаточно широкое толкование проблематики (по теме текста), при этом они не учитывают позицию автора первичного текста. Нечёткая формулировка позиции автора ведёт к нарушению логики при выборе собственных аргументов.

Мнение о поставленной проблеме необходимо формулировать чётко, конкретно. Недопустимы узкие, неразвёрнутые высказывания, указывающие лишь на согласие (несогласие) с автором, необходимо раскрывать свою позицию.

В тексте сочинения необходимо чётко выделять фрагмент, содержащий позицию пишущего, для этого можно использовать речевые клише.


Выражение согласия:

Автор, безусловно, прав, считая, что...

Невозможно не согласиться с точкой зрения (позицией, мнением) автора.

Действительно... Я согласен с...Высказывание (позиция, точка зрения, мнение) автора показалось мне интересным (глубоким, метким, убедительным).

Можно согласиться с автором

Вопросы, поднимаемые автором, очень актуальны, так как... Меня особенно взволновало то, что... Невольно задумываешься о том, что... Начинаешь понимать, что...

Кто из нас не знает (не слышал, не читал, не размышлял)... но задумывались ли мы о...

Действительно, кто из нас с подобным не сталкивался?



Выражение несогласия:

Я не согласен с мнением автора относительно данной проблемы.

Нельзя принять утверждения... Хочется опровергнуть...

Мнение автора вызывает (может вызывать) протест. Позволю себе высказать свою (иную) точку зрения. С автором можно поспорить...

Нельзя не согласиться с автором в том, что... однако... Доводы автора достаточно убедительны, но... эту проблему, по моему мнению, можно решить иначе... По данной проблеме, как мне кажется, не может быть однозначного мнения.

Прав ли автор? Однозначного ответа нет.

Выпускник может соглашаться с мнением автора, может не соглашаться, может подбирать аргументы и «за» и «против», может рассматривать, как менялось отношение к проблеме в разные эпохи у разных авторов

авторов. Но своё мнение он должен выражать корректно, не допускать этических ошибок. Следует избегать категоричных, поспешных, непродуманных заявлений.

Учащийся должен в поддержку своей позиции не просто упомянуть какое-либо произведение, но и раскрыть сущность своего аргумента. Аргументы — это доказательства, приводимые в поддержку тезиса: факты, примеры, утверждения и т. д.

Способы обоснования своего мнения могут быть рациональные (логические), демонстративные (иллюстративные) и эмоциональные.

Рациональное доказательство можно выстраивать как критическое размышление, используя логические доводы. Например:

Мне показалась обоснованной тревога И.Кабыш. Она убеждена, что, не понимая смысла слов, мы теряем язык, а теряя язык, мы теряем свою народность.

Почему так важно понимание смысла слова? Да потому, что общее понимание, по моему мнению, объединяет людей и расширяет связи с окружающим миром.

Правильное понимание слова — это глубокое знание действительности, в которой это слово живёт. Знание действительности развивает интеллект человека, а значит, и интеллект нации.

Наконец, слово — это культура народа. Нельзя забывать, что именно умение пользоваться богатством языка помогало Пушкину, Толстому, Достоевскому и другим великим писателям создавать произведения, формирующие культуру Родины.

Значит, знание языка объединяет нас в народ.

Вспомните судьбу героя рассказа А. Чехова «Крыжовник». Всю жизнь он мечтал только об одном: собственной усадьбе и крыжовнике. Казалось бы, что в этом плохого? Но когда вся жизнь посвящена достижению лишь этой цели, человека остаётся только пожалеть. Не случайно его брат говорит: «Человеку нужно не три аршина земли, не усадьба, а весь земной шар».



  1. В результате деятельности общества с середины XX в. мир потерял почти 1/5 верхнего плодородного слоя почв на обрабатываемых землях... Уничтожена 1/5 площади влажных тропических лесов, исчезли десятки тысяч видов растений и животных. За это же время в результате использования громадных количеств топлива содержание углекислого газа в атмосфере увеличилось на 13 %, что усилило парниковый эффект и вызвало потепление климата...

  2. Недавно, гуляя в парке, я услышала, как маленькая девочка спросила у мамы, показывая на кленовые листики в луже: «А эти кораблики смогут до моря доплыть?» Этот наивный вопрос заставил задуматься о том, что детское восприятие мира позволяет видеть необычное в самом привычном.

Согласитесь, что этот дар очень важно сохранить всем. Помните у С. Есенина: «Я учусь, я учусь моим сердцем / цвет черёмух в глазах беречь...»?

Цель эмоциональных аргументов — воздействовать на слушателей, привлечь их внимание. Эмоциональные аргументы — это обращение к пафосу, к сопереживанию, вере, эмоциям.



Например:

    1. Никакой технический прогресс не поможет человеку в его страданиях от неразделённой любви, переживаниях из-за совершённой ошибки, не успокоит его волнения накануне важного свидания.

Так сделали ли технические достижения человека более могущественным? Сделали ли его более счастливым?

    1. Родина! Главное, что есть у человека. Но часто ли мы задумываемся об этом? Часто ли спрашиваем себя, что значит в нашей жизни любовь к родине, любовь к своей земле?

Недопустимо, чтобы слово «патриотизм» стало для нас формальным.

Аргументы в текст сочинения вводятся при помощи специальных слов-связок.

В качестве связок для введения аргумента можно использовать следующие клише:

Приведём ряд аргументов в защиту данного утверждения.

Во-первых... во-вторых... наконец...

Вспомним...

Обратимся к...

Достаточно вспомнить...

Допустим...

Предположим...

В русской литературе есть тому множество примеров. Не случайно писатели постоянно обращались к этой проблеме. ...писал (говорил, утверждал)... В произведении... говорится...

Зачастую трудно бывает доказать самые простые, всем понятные вещи. И вместе с тем... Остаётся добавить, что... В доказательство можно сказать... В заключение хочется ещё раз обратить внимание на... Завершая свою мысль... Итак...

Существуют разные способы изложения собственного мнения в рассуждении. Дедуктивный способ изложения материала строится по следующей схеме: сначала предъявляется основная мысль, затем она развивается и доказывается (от общего к частному). Например:

Изучение литературы, её преподавание в школе необходимо. Читая произведения литературы, обсуждая их, школьники учатся думать, выражать свои мысли, то есть литература питает мышление и речь.



Литература всегда поднимала проблемы, волнующие человечество. Художественные произведения заставляют человека задумываться о жизни, искать ответы на важные вопросы, то есть формируют неравнодушное отношение к миру.

Литература помогает нравственному становлению человека, учит различать прекрасное и пошлое, доброе и злое, истинное и ложное.

При индуктивном способе аргументации сначала рассматриваются примеры-доводы, а затем формулируется основная мысль (от частного к общему). Например:

Читая произведения литературы, обсуждая их, школьники учатся думать, выражать свои мысли, то есть литература развивает мышление и речь.

Литература всегда поднимала проблемы, волнующие человечество. Художественные произведения заставляют человека задумываться о жизни, искать ответы на важные вопросы, то есть формируют неравнодушное отношение к миру.

Литература помогает нравственному становлению человека, учит различать прекрасное и пошлое, доброе и злое, истинное и ложное.

Именно поэтому изучение литературы, её преподавание в школе необходимо.

Существует ещё один распространённый приём логического изложения и объяснения — аналогия. Это умозаключение о принадлежности предмету определённого признака на основе сходства в существенных признаках с другим предметом. Например:

Лиственница. Что за диковинное дерево!

Сколько видим её — хвойная. А нет. Приступает осень, рядом уходят лиственные в опал. Тогда — по соболезности? Не покину вас! — осыпается и она.

Сказать, что — сердцем, сердцевиной мягка? Опять же нет: её древесная ткань — наиважнейшая в мире, и топор её не всякий возьмёт, и в воде не тонет, а крепится всё ближе к вечному камню.

Ну, а возвратится снова ласковое тепло, можно и опять зазеленеть.

Ведь и люди такие есть.

(ПоА. Солженицыну. Крохотки)

Если в качестве аргумента используются демонстративные (иллюстративные) доводы (примеры из художественных, научных, научно-популярных или публицистических произведений), то лучше сначала представить произведение, назвать его и автора, затем дать очень краткую характеристику, аннотацию произведения или используемого фрагмента. Важно не пересказывать текст, а кратко объяснить, как это произведение (фрагмент) подтверждает позицию пишущего сочинение. Завершить обоснование собственного мнения лучше заключением, позволяющим объединить две части экзаменационной работы, показывающим, что используемый пример подтверждает (или опровергает) позицию автора первичного текста.

Выражение аргументированного собственного мнения оценивается тремя баллами, если экзаменуемый привёл не менее 2 аргументов, один из которых взят из художественной, публицистической или научной литературы. Два балла ставится, если выпускник привёл не менее 2 аргументов, опираясь на знания, жизненный опыт, или привёл только один аргумент из художественной, публицистической или научной литературы. Один балл ученик получает, если использовал только один аргумент, опираясь на знания, жизненный опыт.

Анализ критериев оценивания показывает, что на экзамене достаточно высоко ценится умение использовать для подтверждения своей позиции аргументы из художественной, публицистической или научной литературы. Но именно эта работа оказывается особенно трудной, так как учащиеся не всегда могут использовать ранее полученные знания в новой ситуации.

Цель настоящего сборника — помочь выпускникам научиться подбирать аргументы из художественной и публицистической литературы.

В сборник включены фрагменты произведений школьной программы: А. Пушкина, JI. Толстого, Ф. Достоевского, М Булгакова, М. Шолохова и др. Также использовались фрагменты произведений из известного ученикам сборника текстов для проведения письменного экзамена по русскому языку за курс основной школы (авторы-составители В.Рыбченкова, В. Склярова); фрагменты текстов из демонстрационных версий ЕГЭ прошлых лет и различных методических пособий по подготовке к ЕГЭ. Такой принцип подбора фрагментов произведений позволяет формировать у учеников навык привлечения ранее изученного материала, помогает учащимся понять, что они смогут на экзамене, доказывая свою позицию, подобрать необходимые аргументы, так как материал им знаком.

Также в сборник помещены фрагменты произведений классической литературы и произведений современных писателей, не входящих в школьную программу. Это позволяет расширить читательскую эрудицию выпускников.

Фрагменты художественных и публицистических текстов объединены в сборнике по проблемам. Однако необходимо помнить, что такое объединение условно, т.к. в одном произведении автор может затрагивать несколько проблем, поэтому нельзя считать, что предлагаемый вниманию фрагмент строго «закреплён» только за одной проблемой и не может использоваться в качестве аргумента для подтверждения своей позиции при рассуждении по другой проблеме.

Именно поэтому произведение А. Пушкина «Капитанская дочка» можно привести для аргументации своей позиции и по проблеме милосердия, и по проблеме чести и человеческого достоинства, и по проблеме судьбы человека в годы тяжёлых испытаний. В качестве примеров для аргументации разных проблем могут быть использованы и произведения JI. Толстого «Война и мир», Ф. Достоевского «Преступление и наказание», А. Чехова «Дома», М. Булгакова «Мастер и Маргарита», В. Распутина «Прощание с Матёрой» и др.

Например, в произведении А. Чехова «Дома» затрагиваются разные проблемы: это и проблема влияния искусства на человека, и проблема воспитания, и проблема любви родителей и детей, и проблема разного восприятия мира взрослыми и детьми, и проблема соразмерности проступка и наказания. А в произведении Б. Васильева «Экспонат №» звучат проблемы формального отношения к памяти, материнской любви, жестокости войны, эгоистичности детей, непонимания разными поколениями друг друга.

Ниже предлагаются вопросы, на которые рекомендуется отвечать после прочтения каждого текста. Такая работа поможет понять общую логику работы с предлагаемыми произведениями, многопроблемность каждого текста, возможность использовать тексты одного раздела в других разделах.

Вопросы и задания для работы с текстом


  1. Определите своё отношение к проблеме, поднимаемой в предлагаемом фрагменте или рекомендуемом произведении.

  2. Кратко прокомментируйте, как автор эту проблему раскрывает.

  3. Выразите своё мнение по сформулированной проблеме, аргументируйте его, используя предлагаемые произведения.

  4. Вашему вниманию в разделе представлены разные тексты, в которых поднимается одна и та же проблема. Сопоставьте тексты, задумайтесь о том, как авторы раскрывают ату проблему. Сближаются ли их позиции? В чём своеобразие решения проблемы каждым из авторов?

  5. Какие ещё проблемы затрагиваются в этом тексте? Для доказательства каких позиций, утверждений в качестве аргументации может использоваться данный текст?

Кроме фрагментов художественных и публицистических произведений вниманию учащихся предлагаются фрагменты сочинрений школьников. Анализ этих работ помогает понять, как, используя тексты данного сборника, можно аргументировать собственное мнение по определённым проблемам. Работая с сочинениями, важно проанализировать успешность выполнения задания К4, при этом нельзя забывать, что это только фрагменты сочинений (сочинения даны в редакции их авторов).

Конечно, аргументируя своё отношение к названным в сборнике проблемам, можно привлекать не только предлагаемые фрагменты текстов и названные произведения. Список произведений также может оказаться шире. Данное пособие предлагает только общие ориентиры, но, так как у многих выпускников читательский опыт ограничен и не сформирован навык употребления полученных ранее знаний в новой ситуации, подобный сборник материалов оказывается весьма актуальным.

Для работы можно использовать и предлагаемый в Приложении перечень возможных проблем. Полезно подумать над тем, какие произведения можно привести для аргументации своего отношения к этим проблемам.

Тексты для работы

Проблема патриотизма как важнейшей черты национального характера. В чём проявляется истинный патриотизм?

В противность своей прежней сдержанной молчаливости князь Андрей казался теперь взволнованным.



  • Сражение выигрывает тот, кто твёрдо решил его выиграть. Отчего мы под Аустерлицем проиграли сражение? У нас потеря была почти равная с французами, но мы сказали себе очень рано, что мы проиграли сражение, — и проиграли. А сказали мы это потому, что нам там незачем было драться: поскорее хотелось уйти с поля сражения. «Проиграли — ну так бежать!» — мы и побежали... А завтра мы этого не скажем.

Для меня на завтра вот что: стотысячное русское и стотысячное французское войска сошлись драться, и факт в том, что эти двести тысяч дерутся, и кто будет злей драться и себя меньше жалеть, тот победит. И хочешь, я тебе скажу, что, что бы там ни было, что бы ни путали там наверху, мы выиграем сражение завтра. Завтра, что бы там ни было, мы выиграем сражение!

  • Вот, ваше сиятельство, правда, правда истинная, — проговорил Тимохин. — Что себя жалеть теперь! Солдаты в моём батальоне, поверите ли, не стали водку пить: не такой день, говорят. — Все помолчали...

Тот вопрос, который с Можайской горы и во весь этот день тревожил Пьера, теперь представился ему совершенно ясным и вполне разрешённым. Он понял теперь весь смысл и всё значение этой войны и предстоящего сражения. Всё, что он видел в этот день, все значительные, строгие выражения лиц, которые он мельком видел, осветились для него новым светом. Он понял ту скрытую, как говорится в физике, скрытую теплоту патриотизма, которая была во всех тех людях, которых он видел, и которая объясняла ему то, зачем все эти люди спокойно и как будто легкомысленно готовились к смерти.

(JI. Толстой. Война и мир)

Пьер замечал, как после каждого попавшего ядра, после каждой потери всё более и более разгоралось общее оживление.

Как из придвигающейся грозовой тучи, чаще и чаще, светлее и светлее вспыхивали на лицах всех этих людей (как бы в отпор совершающегося) молнии скрытого, разгорающегося огня.

Пьер не смотрел вперёд на поле сражения и не интересовался знать о том, что там делалось: он весь был поглощён в созерцание этого, всё более и более разгорающегося огня, который точно так же (он чувствовал) разгорался и в его душе.

(JI. Толстой. Война и мир)

Когда Алпатыч выезжал из ворот, он увидал, как в отпертой лавке Ферапонтова человек десять солдат с громким говором насыпали мешки и ранцы пшеничной мукой и подсолнухами. В то же время, возвращаясь с улицы в лавку, вошёл Ферапонтов. Увидав солдат, он хотел крикнуть что-то, но вдруг остановился и, схватившись за волоса, захохотал рыдающим хохотом. Тащи всё, ребята! Не доставайся дьяволам! — закричал он, сам хватая мешки и выкидывая их на улицу. Некоторые солдаты, испугавшись, выбежали, некоторые продолжали насыпать. Увидев Алпатыча, Ферапонтов обратился к нему.

Решилась! Расея! — крикнул он. — Алпатыч! Решилась! Сам запалю. Решилась... — Ферапонтов побежал во двор.

(JI. Толстой. Война и мир)

Начиная от Смоленска, во всех городах и деревнях русской земли происходило то же самое, что произошло в Москве. Народ с беспечностью ждал неприятеля, не бунтовал, не волновался , а спокойно ждал своей судьбы, чувствуя в себе силы а самую трудную минуту найти то, что должно было сделать. И как только неприятель подходил, богатейшие элементы населения уходили, оставляя своё имущество; беднейшие оставались и зажигали и истребляли то, что оставалось.



Те, которые выезжали с тем, что они могли захватить, оставляя дома и половину имущества, действовали так вследствие того скрытого патриотизма, который выражается не фразами, не убийством детей для спасения отечества и т. п. неестественными действиями, а который выражается незаметно, просто, органически и потому производит всегда самые сильные результаты.

«Стыдно бежать от опасности; только трусы бегут из Москвы», - говорили им. Им совестно было получать наименование трусов, совестно было ехать, но они всё-таки ехали, зная, что так надо было. Зачем они ехали? Нельзя предположить, чтобы Растопчин напугал их теми ужасами, которые производил Наполеон в покорённых землях. Уезжали и первые уехали богатые, образованные люди, знавшие очень хорошо, что Вена и Берлин остались целы и что там, во время занятия их Наполеоном, жители весело проводили время с обворожительными французами, которых так любили тогда русские мужчины и в особенности дамы.

Они ехали потому, что для русских людей не могло быть вопроса: хорошо ли или дурно будет под управлением французов в Москве. Под управлением французов нельзя было быть.

(JI. Толстой. Война и мир)

Люблю отчизну я, но странною любовью!

Не победит её рассудок мой.

Ни слава, купленная кровью,

Ни полный гордого доверия покой,

Ни тёмной старины заветные преданья

Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

Но я люблю — за что, не знаю сам –

Её степей холодное молчанье,

Её лесов безбрежных колыханье,

Разливы рек её, подобные морям;

Просёлочным путём люблю скакать в телеге

И, взором медленным пронзая ночи тень,

Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,

Дрожащие огни печальных деревень.

Люблю дымок спалённой жнивы,

В степи ночующий обоз

И на холме средь жёлтой нивы

Чету белеющих берёз.

С отрадой, многим незнакомой,

Я вижу полное гумно,

Избу, покрытую соломой,

С резными ставнями окно;

И в праздник, вечером росистым,

Смотреть до полночи готов

На пляску с топаньем и свистом

Под говор пьяных мужичков.

(М. Лермонтов. Родина)
И в мире нет людей бесслёзней,

Надменнее и проще нас.



1922

В заветных ладанках не носим на груди,

О ней стихи навзрыд не сочиняем,

Наш горький сон она не бередит,

Не кажется обетованным раем.

Не делаем её в душе своей

Предметом купли и продажи,

Хворая, бедствуя, немотствуя на ней, О ней не вспоминаем даже.

Да, для нас это грязь на калошах,

Да, для нас это хруст на зубах.

И мы мелем, и месим, и крошим

Тот ни в чём не замешанный прах.

Но ложимся в неё и становимся ею,

Оттого и зовём так свободно — своею.

(А. Ахматова. Родная земля)

Спит ковыль.

Равнина дорогая

И свинцовой свежести полынь.

Никакая родина другая

Не вольёт мне в грудь мою теплынь.

Знать, у всех у нас такая участь,

И, пожалуй, всякого спроси –

Радуясь, свирепствуя и мучась,

Хорошо живётся на Руси.

(С. Есенин)

Стоял сентябрь. Мы уже десятый день на этом сталинградском заводе. Десятый день немцы бомбят город. Игорь часто спорит с Георгием Акимовичем:

Не умеем мы воевать. — Георгий Акимович смеётся мелким сухим смешком.

Игорь начинает злиться.

Мы будем воевать до последнего солдата. Русские всегда так воюют. Но шансов у нас всё-таки мало. Нас сможет спасти только чудо. Иначе нас задавят. Задавят организованностью и танками.

Чудо?..


Недавно ночью шли мимо солдаты. Я дежурил у телефона и вышел покурить. Они шли и пели, тихо, вполголоса. Я даже не видел их, я только слышал их шаги по асфальту и тихую, немного даже грустную песню. Бойцы расположились на отдых вдоль дороги, на примятой траве, под акациями.

Мигали огоньками цигарок. И чей-то молодой, негромкий голос доносился откуда-то из-под деревьев:

— Нет, Вась...Ты уж не говори. Лучше нашей нигде не сыщешь. Ей-богу... Как масло земля — жирная, настоящая. — Он даже причмокнул как-то по-особенному. — А хлеб взойдёт — с головой закроет...

А город пылал, и красные отсветы прыгали по стенам цехов, и где-то совсем недалеко трещали автоматы то чаще, то реже, и взлетали ракеты, и впереди неизвестность и почти неминуемая смерть.

Я так и не увидел того, кто это сказал. Кто-то крикнул: «Приготовиться к движению!» Все зашевелились, загремели котелками. И пошли. Пошли медленным, тяжёлым шагом.

Пошли к тому неизвестному месту, которое на карте их командира отмечено, должно быть, красным крестиком.

Я долго стоял ещё и прислушивался к удалявшимся и затихшим потом совсем шагам солдат.

И вот в песне той, в тех простых словах о земле, жирной, как масло, о хлебах, с головой закрывающих тебя, было что- то... Я даже не знаю, как это назвать. Толстой называл это «скрытой теплотой патриотизма».

Возможно, это и есть то чудо, которого так ждём мы все, чудо более сильное, чем немецкая организованность и танки с чёрными крестами...

(По В. Некрасову. В окопах Сталинграда)

Что же это за страна, где, двигаясь от победы к победе, приходишь неукоснимо — к поражению?

Между тем генерал Гудериан не мог не помнить, что на этом самом столе, за которым сидел он, лежала некогда рукопись, в которой объяснялось, что это за страна и откуда же черпает она такую силу сопротивления, когда уже всему миру и самой себе кажется поверженной и разбитой. Готовясь к вторжению, он читал эту книгу в числе материалов, относящихся к походам в Россию. ...Одно место, подводившее итог Бородинскому сражению, было у него заложено муаровой ленточкой, и он к нему возвращался и возвращался:

«Не один Наполеон испытывал то похожее на сновидение чувство, что страшный размах руки падает бессильно, но все генералы, все... солдаты французской армии... испытывали одинаковое чувство ужаса перед тем врагом, который, потеряв половину войска, стоял так же грозно в конце, как и в начале сражения... Не та победа, которая определяется подхваченными кусками материи на палках, называемых знамёнами, и тем пространством, на котором стояли и стоят войска, — а победа нравственная была одержана русскими под Бородином...»

Некоторые военные страницы Толстого он не мог читать без чувства неловкости за автора. Пренебрежение к «подхваченным кускам материи на палках» или к цене пространства, где размещены войска, ещё можно было простить непрофессионалу, нельзя было ни простить, ни понять его упрямое непризнание войны как искусства.

Но один эпизод по-настоящему трогал и многое объяснял ему — то место, где молоденькая Ростова, при эвакуации из Москвы, приказывает выбросить всё фамильное добро и отдать подводы раненым. Он оценил вполне, что она себя этим лишила приданого и, пожалуй, надежд на замужество... Вот что было любопытно: этот поступок сумасбродной «графинечки» предвидел ли старик Кутузов, когда соглашался принять сражение при Бородине? Предвидел ли безропотное оставление русскими Москвы, партизанские рейды Платонова и Давыдова, инициативу старостихи Василисы, возглавившей отряд крепостных? Если так, то Бонапарт проиграл, ещё и не начав сражения, . которое вовсе и не было генеральным, поскольку в резерве Кутузова оставались главные русские преимущества - гигантские пространства России, способность её народа безропотно — и без жалости пожертвовать всем, не считаться ни с каким количеством жизней. И что же, он, Гудериан, этого не предвидел?

Всегда, до конца своих дней, считавший мифом «непобедимого русского колосса», Гудериан признавался себе этой ночью, что по крайней мере летняя кампания проиграна — в тот, одиннадцатый, её день, когда из Кремля разнеслось набатнымм колоколом: «К вам обращаюсь я, друзья мои!..» — а в имперской канцелярии в Берлине это было пропущено мимо ушей. Так, верно, пропустил бы и Бонапарт, если бы его лазутчики донесли ему, что, покуда он выигрывает позиции и ожидает на Поклонной горе ключей от Кремля, в это время — никем не предсказанная, не учтённая, сумасбродная «графинечка» Ростова без колебаний раздаёт свои подводы раненым. А между тем она ему объявила свою войну — и не легче войны Кутузова и Барклая!..

(По Г. Владимову. Генерал и его армия)

Что такое патриотизм?



Для средневекового человека — это прежде всего восторг перед собственной военной силой, силой своего народа. Побеждать врага, овладевать большими территориями... И это действительно свидетельствовало в своё время, пусть в малой мере, о нравственном достоинстве народа, потому что в этом выражалась его воля, бесстрашие, быстрота сообразительности, решимость рисковать своей жизнью, жертвовать жизнью.

Сейчас чувство патриотизма должно основываться совсем на другом. Оно должно основываться на иных представлениях о нравственном достоинстве нации. Военная победа сейчас покоится на хорошо работающих заводах и на решимости полководцев жертвовать чужими жизнями — не своей.



Нравственное достоинство нации состоит прежде всего в умении общаться с другими нациями и народами. Вот как человек: если он хорошо, по-доброму общается с другими людьми, умеет социально жить, — он приобретает нравственный авторитет. Если человек склонен к милосердию, уважает других людей, помогает слабым, — он тем самым ведёт себя с достоинством, заслуживает уважения.

Так и с нацией. Поведение большой нации в отношении малых, живущих на её территории, входящих в её состав, должно быть таким же, как у сильного человека по отношению к слабому: предупредительным, уважительным, социальным в широком смысле.

Если страна ведёт себя с соседями по-добрососедски, а с малыми народами, входящими в её состав, по-доброму, то это позволяет относиться к ней как цивилизованной державе.


следующая страница >>



Я встречал очень мало людей, превозносивших тяжелый труд. И, странное дело, все они были те самые люди, на которых я работал всю жизнь. Билл Голд
ещё >>