Анархизм и синдикализм: «модель cnt» и ее дилемма - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Дилемма заключенных с бесконечным числом повторений. Диле́мма заключённого... 1 92.52kb.
Определение института. Функции институтов. Институты и организации 1 26.92kb.
Анархо-синдикализм в Испанской гражданской войне 1936-1939 гг 2 689.92kb.
Семинар Биоэтика Педиатрический факультет 1 87.11kb.
На ножах со всем существующим 8 1290.98kb.
Иммиграционная дилемма Германии Как привлекать рабочих, которые нужны? 1 143.22kb.
Численные методы в теории приближений. Лекция 1 Структура погрешности... 1 64.3kb.
Конспект лекций по дисциплине сетевое web программирование для профиля... 1 1614.3kb.
Экономические предпосылки для фандрейзинга: американский опыт 1960... 1 242.6kb.
Рекомендуемый перечень экзаменационных вопросов по дисциплине «Физика... 1 28.53kb.
Англо-саксонская модель капитализма (неолиберальная, неоамериканская... 1 50.73kb.
Организационная платформа Всеобщего Союза Анархистов 1 348.02kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Анархизм и синдикализм: «модель cnt» и ее дилемма - страница №1/1

Анархизм и синдикализм:

«модель CNT» и ее дилемма

Один из философов как-то заметил, что тот, кто не учится на ошибках истории, обречен повторять их. Проблема просто в том, чтобы посмотреть, что в прошлом было сделано неверно или не совсем верно. Это может позволить избежать таких же ошибок в настоящем и будущем.

Конечно, было бы неразумным и самонадеянным давать советы товарищам, которые живут в стране, удаленной от тебя на тысячи километров, с совершенно другой ситуацией и условиями социальной и рабочей борьбы. Но когда я бросаю взгляд на историю анархо-синдикалистского движения в Испании, то вижу не только блестящие победы и Великую революцию, но и определенные внутренние проблемы. И эти проблемы остаются теми же самыми на протяжении всей истории героической CNT.

Попытки большевистской узурпации в начале 1920-х гг.; постоянные дискуссии насчет участия в политике; сотрудничество руководящей группы Пестаньи и Пейро с оппозиционными политиками в борьбе против диктатуры Примо де Риверы; «треинтизм»; отказ от осуществления в июле 1936 года Конфедеральной концепции либертарного коммунизма, одобренной на Сарагосском конгрессе; «министериализм» в период гражданской войны; общий фронт «внутренней» фракции с авторитарными партиями в борьбе с Франко в 1940-х и 1950-х гг.; «синкопунтизм»; массовая инфильтрация реформистов, а затем, наконец, – раскол с ними, что привело к созданию CGT; и, наконец, нынешние трудности с «гетеродоксами» и попытки вытеснить некоторых из их самых активных критиков из Конфедерации…

О «ПРОТИВОРЕЧИЯХ»

Как мы можем видеть, CNT вела на протяжении всей своей истории упорную борьбу против реформизма. Его каждый раз разбивали, и все-таки он появлялся снова и снова. Мы никогда не излечим болезнь, если не поймем, откуда же она берется.         

Существует точка зрения, будто подобные проблемы неизбежны для анархо-синдикализма как такового. Что анархо-синдикализм действует в тесной напряженности или «диалектическом противоречии»  между конечной целью и повседневными достижениями, между определенным «максимализмом» и определенными «реформами». Что этот путь очень узок, и поэтому ему просто – или даже «естественно» – иногда сползать к некоему «реформизму». Но совершенно невозможно излечить болезнь, просто объявив ее «естественной»: однажды она может оказаться смертельной. Только марксисты с их гегельянскими схемами «отрицания отрицания»  могут считать противоречия основой любого развития. Анархизм стремится к гармонии в качестве своей цели, и эта цель может быть достигнута только посредством уничтожения противоречий и восстановления гармонии. Организм, раздираемый противоречиями, никогда не сможет действовать связно, осознано и целенаправленно. В долгосрочной перспективе, он обречен на поражение.    

Один из главных принципов анархо-синдикализма состоит в том, что в этом сочетании анархизм является целью, а синдикализм – средством. Более того, анархистское рабочее движение, или анархистский синдикализм – это единственная известная в истории форма МАССОВОГО анархизма, поскольку он позволяет в ходе повседневной конкретной борьбы восстановить среди людей солидарность и способность к самоуправлению и показать им перспективу новой жизни без иерархии и господства. Поэтому для людей, которые хотят быть свободными, повседневное профсоюзное действие – это один из лучших методов достижения анархистских целей, но отнюдь не самоцель. Никто в нашем движении официально не ставит это под сомнение. Но реальность выглядит иногда по-иному… 

ОТКРЫТОСТЬ ДЛЯ «ВСЕХ ТРУДЯЩИХСЯ»?

Специфика испанской CNT всегда была основой ее силы и блестящих успехов. Но она стала и основой некоторых из ее проблем – пусть даже часть из них была «импортирована».

Не уходя слишком далеко в прошлое, напомним, что Национальная конфедерация труда в Испании была основана в 1910 году на пересечении двух различных традиций. Одна из них выросла из Испанской региональной федерации Первого Интернационала и ее рабочих организаций: они ясно и открыто провозглашали либертарную цель, ведя борьбу не только за повседневные улучшения, но и за свободное и безгосударственное общество. Вторая традиция принадлежала французской ВКТ с ее революционным синдикализмом, основанным на прямом действии. Влияние этого растущего движения в соседней стране оказалось настолько сильным, что рабочие ассоциации в Испании отказались даже от прежнего имени «общества сопротивления» и приняли французское название «синдикаты». Вместе с французским революционным синдикализмом, Пиренеи пересекли и некоторые из его ключевых положений: открытость рабочей организации для вступления «всех трудящихся», независимо от их идей и социальных целей (идеологически-«нейтральный» синдикализм) и взгляд на будущее общество как на федерацию синдикатов, а не свободных либертарных коммун (ключевые положения «Амьенской хартии» французской ВКТ). 

Однако традиция ВКТ имела различное значение для Франции и для Испании. Для Франции принятие революционного синдикализма было очевидным прогрессом, поскольку казалось разрывом с прежним доминированием в рабочем движении авторитарных марксистов. «Амьенская хартия» представляла собой компромисс между либертариями, авторитарными социалистами и чистыми тред-юнионистами, но она на некоторое время дала анархистам хорошую возможность расширить влияние либертарных идей в рабочем классе. Однако испанское анархистское рабочее движение не нуждалось в такого рода компромиссах. Оно было могучим и само по себе.   

Положения, которые были «продвинутыми» для французской ситуации, породили в Испании путаную двойственность. CNT приняла обе вещи одновременно: цель либертарного общества и открытость профсоюзов для вступления «всех рабочих». Возникло очень серьезное противоречие: как трудящийся, который отвергает либертарную цель, может быть, только лишь на основании того, что он является трудящимся, состоять членом организации, ведущей борьбу не только за частичные улучшения,  но и за либертарное общество? Это породило постоянные проблемы в CNT между «анархистскими» и «синдикалистскими» (точнее было бы сказать более «нейтрально»-синдикалистскими) тенденциями.  

Принцип «открытости» расчистил дорогу в CNT не только революционерам, но и реформистам «как трудящимся». Такое развитие поддерживали и некоторые анархисты, которые разделяли «малатестианскую» позицию в отношении профсоюзов: они не считали профсоюзы средством борьбы за либертарное общество и рассматривали их как по определению реформистские. Как из «неидеологического синдикализма», так и из анархизма Малатесты проистекали «открытость» для вступления «всех рабочих» и погоня за количественным ростом числа членов анархо-синдикалистских профсоюзов, как можно быстрее и любой ценой. А приверженцы «синдикального устройства» будущего общества (такие как «треинтисты») старались убедить, что чем крупнее будут анархо-синдикалистские союзы, тем ближе революция.

Однако такой «количественный», «численный» подход имел и некоторые дальнейшие логические следствия. Чтобы стать крупнее, синдикалистские профсоюзы должны «смягчить» свои идеи и стать более привлекательными для «обычных», то есть нереволюционных, «умеренно» настроенных трудящихся, чтобы не отпугнуть их. Они должны быть более «неортодоксальными», менее анархистскими, менее «идеологическими», более готовыми пойти на компромисс с политиками и реформистами. Иными словами, они должны сами стать реформистскими. С тех пор «открытость» и форсированный рост, невзирая на «идейное качество», стали знаменем всех реформистов, которые угрожали CNT изнутри.

АНАРХИЗМ VS. «МЕНЕЕ ИДЕОЛГИЧЕСКИЙ» СИНДИКАЛИЗМ

Более «анархистская» тенденция в CNT довольно быстро обнаружила угрозу и попыталась отвратить ее. В начале 1920-х годов она стала проявлять интерес к опыту анархистского рабочего движения в Аргентине – ФОРА.

«Форизм» отверг как «неидеологический синдикализм», так и позицию Малатесты. Как и CNT, он открыто провозглашал анархо-коммунистическую (либертарно-коммунистическую) цель анархистских рабочих союзов. Но он категорически отверг принцип «открытости» для «любого рабочего», независимо от его идей и убеждений, и стремление к численному росту любой ценой. «Фористы» предлагали «создание собственного профсоюзного движения, с программой анархизма, (движения,) состоящего из анархистов и их сторонников, которые на практике продемонстрируют другим трудящимся, с которыми они ежедневно взаимодействуют бок о бок на производстве, наиболее эффективные методы борьбы и действительную цель всех наших усилий» (Emilio López Arango, Diego Abad de Santillan. El anarquismo en el movimiento obrero. Barcelona, 1925. P.163).         

Это была концепция анархистской рабочей организации, которая была в одно и то же время профсоюзом и «идейным» объединением, или, точнее, профсоюзом с ясно и открыто провозглашаемыми анархистскими идеями. В ней не было места тем, кто принципиально не был согласен с анархистской социальной целью (таким, как сторонники политических партий) или кто просто искал «более эффективный» профсоюз. Это был профсоюз «анархистов и их сторонников».  

Многие люди в европейском анархистском движении не поняли этого подхода. До сих пор существует мнение, будто «форизм» хочет построить некое подобие анархистской политической партии: организацию, в которой все члены осознанно объявляют себя «анархИСТами», знакомы с либертарной теорией, состоят в анархистских философских или аффинити-группах и т.д. Это очень далеко от истины. ФОРА была не только для «сознательных» людей, но и для «стихийных» анархистов, то есть, для людей, которые могут не знать анархистскую теорию или не называют себя «анархистами», но разделяют анархистскую цель свободного безгосударственного коммунистического общества.  «В противовес этому философскому или политическому анархизму мы представляем нашу концепцию и нашу реальность анархистского социального движения, большие объединения масс, которые не избегают ни одной из проблем философского анархизма и которые принимают человека таким, как он есть, не только как приверженца той или иной идеи, но и как представителя эксплуатируемой и угнетенной части человечества» (Ibid. P.165).

Перед лицом политических маневров Пестаньи и Пейро, немалое число анархистов и анархо-синдикалистов выражали в 1920-х гг. свою симпатию к «фористскому» выбору. Об этом можно прочесть в известной книге Хуана Гомеса Касаса об истории ФАИ. Но в конце концов, возобладал другой вариант: объединить все анархистские аффинити-группы в ФАИ и попытаться действовать в качестве анархистов в CNT, чтобы противостоять там реформистским тенденциям «менее идеологического синдикализма». Сегодня мы знаем, что такой подход принес лишь ограниченный успех и только на короткое время. Более того, он еще усилил «анархистско – синдикалистский» дуализм в CNT и не разрешил противоречий, упомянутых в начале статьи. Если в какой-то организации имеются «специальные» анархисты, предполагается, что другие члены (подавляющее большинство) таковыми не являются.   

Проблема со всей очевидностью повлияла на судьбу CNT в Испанской революции и остается неразрешенной до сих пор.   

ЧТО ТЕПЕРЬ?

Нынешняя ситуация в анархо-синдикалистском движении (не только в Испании) показывает, что этот дуализм анархистской традиции и «революционно-синдикалистской» традиции «Амьенской хартии» превратился в мощное орудие в руках реформистских тенденций. Они стремятся использовать его в борьбе против революционных активистов и профсоюзов по всему миру, смягчая «идейное» содержание, форсируя количественный членский рост за счет определенной «деидеологизации» анархо-синдикализма и навязывая тесное сотрудничество с реформистскими профсоюзами и политическими силами. Их ожидания ясны. Мы живем в ситуации всемирного  наступления капитализма, когда крупные «официальные» реформистские профсоюзы не хотят и не могут организовать оборону трудящихся. Синдикалистские реформисты надеются занять их место. Но в силу социальной атомизации и размытости классового сознания трудящихся, они могут привлечь многих людей только отказавшись от «экстремистского», «слишком революционного» и «слишком идеологического» подхода революционного анархо-синдикализма. Их стремление – превратиться в самые «обычные» профсоюзы (быть может, чуть более «радикальные» и настойчивые), без всякой цели либертарного преобразования общества. Это стало бы окончательным возвращением «неидеологического синдикализма» к социал-демократии.

Однако большинству из этих надежд суждено в долгосрочной перспективе остаться тщетными. «Посткейнсианскому» капитализму не нужны упорные «социальные партнеры»; ему нужно разрушение организованного труда, капитуляция. В таком контексте нет места для реформистов, которые надеются пококетничать своим воображаемым «радикализмом». Чтобы организовать капитуляцию, вполне достаточно больших «официальных» профсоюзов.

Ничего не давая трудящимся, реформистские «деидеологизированные» синдикалисты могут лишь убить анархо-синдикалистское движение. Сегодня они уже сами на практике выбросили прежний «дуализм» анархизма и синдикализма и «открытость». Защищая эти принципы, мы проиграем. Мы должны обсудить новые решения, новые альтернативы в анархо-синдикализме. Вот почему в нынешней ситуации «фористский» опыт реального единства анархизма и синдикализма и «модель» анархистской рабочей организации может оказаться полезным.  



 

Вадим Дамье




Сколько у государства ни воруй, все равно своего не вернешь. Анатолий Рас
ещё >>