«Американский и французский предвыборный дискурс - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Предвыборный дискурс как жанр политической коммуникации (на материале... 1 204.5kb.
Сложное коммуникативное событие и дискурс Компоненты структуры коммуникации... 1 324.77kb.
Да! Французский язык 1 43.18kb.
Социокультурный дискурс рекламы в парадигме постпостмодерна 1 116.03kb.
Резюме магистерской диссертации Векшиной Виолетты Олеговны «мифосимволические... 1 25.55kb.
Художественный дискурс интертекст научный дискурс: объекты и субъекты... 1 54.9kb.
Программа по блоку лекций «Теория дискурса» 1 12.54kb.
Юрген Хабермас философский дискурс о модерне 9 1210.92kb.
Реферат по медицинской энтомологии: Американский трипаносомоз 1 53.13kb.
Цветова Н. С. Дискурс искусства в современной российской журналистике 1 155.67kb.
Американский футбол. Правила игры Регион-pro. Санкт-Петербур 19 3372.76kb.
Учебное пособие по английскому языку для курсантов 1 курса. 16 1747.46kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

«Американский и французский предвыборный дискурс - страница №1/9

Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования
«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»

Факультет медиакоммуникаций


ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

На тему «Американский и французский предвыборный дискурс
(на примере президентских кампаний 2012 года)»

Студент группы № 446

Филимонов Кирилл Витальевич

Руководитель ВКР

Доцент факультета филологии, к.ф.н.
Плисецкая Анна Дмитриевна

Москва, 2013



Содержание

Введение ………………………………………………………………………… 4
Используемые определения и модели …………………………………. 12
Выбранные тексты ……………………………………………………… 17
Раздел 1. Франция
Часть 1. Франсуа Олланд
Глава 1. Ключевые концептуальные метафоры ………………………. 18
Глава 2. Стратегия самопрезентации. Проблема мы-инклюзивного и мы-эксклюзивного в риторике Франсуа Олланда. Оппозиция «мы-они» …. 21
Глава 3. Стратегия дискредитации и нападения ……………………… 26
Глава 4. Мифы и мифологемы ……………………………………….… 27 Глава 5. Ценности и антиценности …………………………………..… 35 Часть 2. Николя Саркози
Глава 1. Ключевые концептуальные метафоры ………………………. 36
Глава 2. Стратегия самопрезентации ………………………………….. 40
Глава 3.
Оппозиция «мы – они» ………………………………………... 43
Глава 4. Манипулятивная стратегия …………………………………… 47
Глава 5. Стратегия дискредитации и нападения ……………………… 48
Глава 6. Мифы и мифологемы …………………………………………. 49
Часть 3. Марин Лё Пен
Глава 1. Ключевые концептуальные метафоры ………………………. 51
Глава 2. Стратегия самопрезентации. Оппозиция «мы-они» ……….... 55
Глава 3. Манипулятивная стратегия ………………………………….... 62
Глава 4. Стратегия дискредитации и нападения ……………………… 63
Глава 5. Мифы и мифологемы …………………………………………. 65
Часть 4. Применение критического дискурс-анализа …………………... 67

Раздел 2. Соединенные Штаты Америки

Часть 1. Барак Обама
Глава 1. Ключевые концептуальные метафоры ………………………. 68
Глава 2. Стратегия самопрезентации ………………………………….. 70
Глава 3. Оппозиция «мы-они». Стратегия дискредитации
и нападения …………………………………………………………………….. 73
Глава 4. Простые люди в речах Б. Обамы. Функции нарративного дискурса ………………………………………………………………………… 76
Глава 5. Мифы и мифологемы …………………………………………. 78
Глава 6. Ценности и антиценности …………………………………….. 80

Часть 2. Митт Ромни
Глава 1. Ключевые концептуальные метафоры ………………………. 81
Глава 2. Стратегия самопрезентации. Религиозный дискурс М.Ромни 82
Глава 3. Ценности ……………………………………………………….. 85
Глава 4. Стратегия дискредитации и нападения ……………………… 87
Глава 5. Мифы и мифологемы …………………………………………. 88


Заключение ……………………………………………………………………... 89

Библиография …………………………………………………………………... 95

Приложения …………………………………………………………………... 100

ВВЕДЕНИЕ

В 2012 году мир следил за президентскими кампаниями в двух своих важнейших демократических республиках. Закончившись точно с полугодовой разницей, 6 мая и 6 ноября, французские и американские выборы имели много общего: и там, и там два уходящих президента пытались удержать власть в непростой борьбе. Хотя любая национальная повестка уникальна, темы обсуждения в обеих странах включали в себя экономические проблемы, безопасность, социальное неравенство и наделение правами меньшинств.


Сравнение дискурсов США и Франции представляется многообещающим. Во-первых, сложно найти две другие демократии, где президент играл бы столь значимую роль, и потому сравнение двух дискурсов приведет нас к пониманию сущности современной демократии, то есть специфического образа мышления тех, кто задает повестку в этой системе, и его отражения в языке. Во-вторых, мы сможем проанализировать современные речевые стратегии, используемые кандидатами для убеждения избирателей. Хотя прошедшие выборы не вызвали сколько-нибудь серьезных сомнений относительно своей честности, демократические лидеры также используют манипулятивные стратегии для воздействия на избирателей. Эти стратегии будут подробно разобраны в настоящей работе, что облегчит противодействие манипуляции в будущем. В-третьих, в продолжение традиции критического дискурс-анализа, в работе будут выявлены актуальные речевые методы, используемые для поддержания неравенства и стигматизации при помощи власти.
В-четвертых, настоящее исследование особенно актуально для России, где ощущается нехватка опыта публичной дискуссии. На протяжении последних лет она вытесняется монологическим дискурсом; фаворит президентских выборов В.В. Путин предпочитает не появляться на предвыборных дебатах, что нивелирует их общественную значимость. Поведение других кандидатов зачастую характеризуется оскорбительным отношением к оппоненту, которое, как показывают наши наблюдения, не столь часто встречается во Франции и США. Подобное исследование могло бы продемонстрировать пример того, как может проходить зрелая публичная дискуссия и в нашей стране.
Объект настоящего исследования – предвыборные речи ведущих кандидатов в президенты во Франции и США: Франсуа Олланда, Николя Саркози, Марин Лё Пен, Барака Обамы и Митта Ромни. Предмет исследования – методы речевого воздействия во Франции и Соединенных Штатах. Целью настоящего исследования является выявление общих закономерностей и отличительных особенностей предвыборного дискурса во Франции и США а также воспроизводства в нем общественного неравенства.
В основные задачи исследования входит:
1) проведение концептуального анализа предвыборных речей кандидатов в президенты;
2) анализ коммуникативных стратегий кандидатов в президенты;
3) выявление основных сходств и различий между американским и французским дискурсом на когнитивном уровне (фреймы, мифы, ценности);
4) обнаружение или опровержение общих особенностей между левыми и правыми силами во Франции и США;
5) критический дискурс-анализ речей кандидатов в президенты – анализ «воспроизводства злоупотребления общественной властью, господством и неравенством, а также способов сопротивления этим явлениям».1
Практическая значимость данного исследования объясняется междисциплинарным подходом исследователя, а также связью между языком, сознанием и поведением. Оно особенно важно для журналистов и политических консультантов. Работа приобретает еще большую значимость благодаря новизне исследовательского материала, который еще не мог быть исследован широким кругом лингвистом.
Объяснить выбор пяти политиков позволят результаты голосования во Франции и США.
Франция, первый тур (22 апреля 2012):
Франсуа Олланд (Социалистическая партия) 28,63%
Николя Саркози (Союз за народное движение) 27,18%
Марин Лё Пен (Национальный фронт) 17,90%
Франция, второй тур (6 мая 2012):
Франсуа Олланд 51,64%
Николя Саркози 48,36%
В Соединенных Штатах Америки, где выборы проходят только в один тур, Барак Обама (Демократическая партия) набрал 332 голоса коллегии выборщиков и 51,1% голосов избирателей, а его оппонент Митт Ромни (Республиканская партия) – 206 голосов и 47,2% соответственно.
Поскольку в США было всего два кандидата, имеющих существенную поддержку избирателей, а остальные получили результат в пределах 1% голосов2, представлялось естественным выбрать речи Барака Обамы и Митта Ромни в качестве объекта исследования. Во Франции, где в предвыборной борьбе в первом туре участвует намного больше кандидатов, было непросто остановиться только на речах Франсуа Олланда и Николя Саркози. Результат Марин Лё Пен, самый крупный для ультраправого политика в истории Пятой Республики, стал сюрпризом, учитывая, что некоторые опросы предсказывали ей не более 14%.3 Полученный результат сделал ее ключевой фигурой перед вторым туром выборов, серьезно повысив ценность ее слов: 6,4 млн избирателей Ле Пен, выбирая между Олландом и Саркози, могли сильно изменить электоральный расклад. Марин Лё Пен стала известна благодаря своему харизматичному, агрессивному речевому стилю и конфликтной речевой личности, что могло повлиять на ее неожиданно высокий результат. Изучение ее языка представляется особенно перспективным при помощи критического дискурс-анализа. В отличие от нее, кандидат от Коммунистической партии Жан-Люк Меланшон, набравший в итоге лишь 11,1% голосов и занявший четвертое место, оказал значительно меньшее влияние на второй тур и остался потому вне рамок этого исследования.
Предваряя исследование, мы выдвинули гипотезу, согласно которой все кандидаты в президенты Франции и Америки используют разнообразные средства воздействия, чтобы поддержать неравенство в дискурсе (и, следовательно, в обществе) для получения или укрепления собственного господства. Они употребляют свою власть – власть лидеров общественного мнения – чтобы закрепить неравенство, тем самым злоупотребляя этой властью.
Поскольку данная работа находится на стыке нескольких дисциплин, включая социолингвистику, психолингвистику, риторику, историю и политологию, для анализа текстов были задействованы три исследовательских метода: концептуальный анализ текста по Джорджу Лакоффу и Марку Джонсону; анализ коммуникативных стратегий по О.Н. Паршиной; дискурс-анализ, где теоретическая база включала в себя работы Рут Водак, Нормана Фэркло и Теуна ван Дейка.
Первоначальный анализ текстов включал в себя анализ метафор «как понимания и переживания сущности (thing) одного рода в терминах другого рода».4 Как показывает хрестоматийное психолингвистическое исследование «Метафоры, которыми мы живем», мы осмысляем повседневную деятельность в рамках метафорических концептов. Например, Дж. Лакофф и М. Джонсон утверждают, что спор осознается в западной культуре в терминах войны: мы нападаем на соперника в споре, разбиваем его аргументы и в конечном счете побеждаем. Концептуальная метафора СПОР – ЭТО ВОЙНА, таким образом, предстает способом осмысления нами реальности.
Этот подход стал основой для концептуального анализа предвыборных речей. Пытаясь аналогично осмыслить перед избирателями проблемы современного американского и французского обществ, политики создают новые образы этих проблем и тем самым задают новое отношение к ним. Эти образы станут предметом рассмотрения в следующих главах.
Следующим этапом стало выделение ряда коммуникативных стратегий кандидатов соответствии с классификацией О.Н. Паршиной. Классификация включает в себя следующие стратегии: самопрезентации (в т.ч. тактики солидаризации и оппонирования), самозащиты (в т.ч. тактики оправдания, оспоривания и критики), дискредитации и нападения (тактики обвинения и оскорбления), манипулятивная стратегия (демагогические приемы и тактика манипуляции), аргументационная стратегия (контрастный анализ, тактика указания на перспективу, тактика обоснованной оценки и тактика иллюстрирования), агитационная стратегия (тактики обещания и призыва). Эта классификация позволяет определить исчерпывающий набор приемов кандидатов. Перед настоящим исследованием, однако, не стояло задачи простого поиска примеров для каждой из данных стратегий, поэтому были использованы только те из них, которые отвечали задачам анализа: стратегия самопрезентации, стратегия дискредитации и нападения и в ряде случаев также манипулятивная стратегия.
После концептуального анализа и анализа коммуникативных стратегий был проведен критический дискурс-анализ (КДА) предвыборных текстов. Несмотря на отсутствие общепринятого определения КДА и даже понимания того, является он подходом (по Т. Ван Дейку) или методом (Н. Фэркло, Р. Водак), существует набор общепризнанных маркеров КДА. По Т. Ван Дейку, он «изучает, как происходит и воспроизводится злоупотребление властью, доминированием и неравенством в обществе, и как всему этому оказывается сопротивление».5 Согласно Т. ван Дейку, КДА «продолжает традицию, которая отвергает возможность науки вне ценностей (value-free science)».6 «КДА открыто встает на сторону угнетенных групп против угнетающих групп», пишут Н. Фэркло и Р. Водак. Более высокопарно это сформулировано у исследователей из Гентского университета Я. Бломмарта и К. Бюлкана: КДА дает «моральную и политическую оценку», а его использование «должно привести к социально значимым последствиям: дать власть безвластным, дать голос безгласным, продемонстрировать злоупотребление властью и мобилизовать людей для искоренения общественного зла».7
Исследователи КДА рассматривают дискурс как форму социальной практики. Иными словами, «дискурс влияет на общество: он конституирует ситуации и социальные идентичности, отношения между людьми и группами людей. Одновременно он помогает поддерживать и воспроизводить общественный статус-кво, но также позволяет его трансформировать».8 КДА, таким образом, общественно значим сам по себе. Настоящее исследование помимо прочего имеет целью продолжить традицию КДА, вскрывая имплицитное неравенство в дискурсах современных западных обществ в надежде на их переосмысление в российском политическом дискурсе в будущем.
КДА традиционно занимается исследованиями проблем расизма, антисемитизма и сексизма; в данной работе представляется логичным включить в этот список гомофобию и неприязнь, вызываемую социально-экономическим неравенством. Выбор КДА как главного метода исследования объясняется обилием материала, в котором проблема равенства занимает центральное место. Из средств массовой информации еще до начала анализа предвыборных речей было известно, что почти каждый из кандидатов так или иначе провоцировал неприязнь по отношению к определенным социальным группам: Франсуа Олланд говорил о своей нелюбви к богатым; Митт Ромни – о паразитизме бедных; Марин Лё Пен и Николя Саркози высказывались об иммигрантах в негативной тональности. Кроме того, Лё Пен высказывалась против браков между людьми одного пола, а Саркози и Ромни – еще и против и гражданских партнерств. Из пятерых политиков только Барак Обама не получил известность благодаря разделению электората на «своих» и «чужих».
Согласно Р. Водак и Б. Матушек, исследователь в КДА «должен занимать чью-то сторону»: «Предмет изучения не может восприниматься как объект».9 Результаты исследования должны быть значимы не только в академической сфере, но и иметь практические последствия: школьные материалы, семинары затем интерпретация для учителей, докторов, юристов и т.д.: «его лейтмотив – сначала диагноз, затем лечение».10

Наиболее целесообразным представлялось применение исторического дискурс-метода Р. Водак для анализа воспроизводства неравенства в американском и французском дискурсе. Метод представляет собой создание трехмерной модели, на первом уровне которой анализируется лингвистическая реализация неравенства, на втором – задействованные оратором социально-психологические приемы, на третьем – когнитивные механизмы.


После проведения КДА проводился анализ дискурсивных практик политиков: политических мифов, создаваемых или воспроизводимых в объекте исследования, а также ценностей, артикулируемых политиками. В соответствии с этим их удалось соотнести с моделями «строго родителя» либо «заботливого родителя». Мы показываем, что именно этот образ занимает центральное место в самопрезентации французских и американских кандидатов в президенты.



ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ И МОДЕЛИ

Центральное для данного исследования понятие «дискурс» не имеет общепринятого определения. Наиболее сжато его выразил Т. ван Дейк: согласно нему, исследователи дискурса анализируют «текст в контексте».11 По Т. ван Дейку, дискурс-анализ преследует две цели: (1) систематическое описание структуры и стратегий текста и разговора; (2) анализ отношений этих характеристик дискурса с разнообразными коммуникативными контекстами, в которых дискурсы рождаются, понимаются и используются.


Существует несколько подходов к дискурс-анализу. В настоящем исследовании было решено остановиться на историческом дискурс-методе Р. Водак, смысл которого состоит в подробном описании текста на когнитивном, социально-психологическом и лингвистическом уровнях.12 Анализ текстов при данном подходе производится как на микро-, так и на макроуровне. Выбор этого подхода обусловлен тем, что трехмерная модель, на наш взгляд, позволяет наиболее наглядно продемонстрировать связь между языком, мышлением и социальным взаимодействием.
Настоящее исследование неоднократно обращается к модели семейных ценностей в политике Дж. Добсона и Дж. Лакоффа. Анализируя, как связаны между собой ценности консерваторов и прогрессистов по таким разобщенным проблемам, как экология, внешняя политика или аборты, Дж. Лакофф ссылается на разработанную Дж. Добсоном, влиятельным американским консерватором, «модель строгого отца» (strict father model). Приведем фрагмент из этого описания в интерпретации Дж. Лакоффа:
«Мир – опасное место, и всегда был таким, потому что в мире есть зло. В мире трудно жить, потому что в нем есть конкуренция. Всегда будут победители и проигравшие. Есть абсолютное добро и абсолютное зло. Дети рождаются плохими в том смысле, что им нравится делать то, что приятно, а не то, что правильно. Следовательно, их надо сделать хорошими. В этом мире им нужен сильный строгий отец, который: 1) защитит семью в этом опасном мире; 2) поддержит семью в этом трудном мире; 3) научит детей отличать хорошее от плохого. От детей требуется послушание… Предполагается, что этому их можно научить только через суровое наказание за плохие поступки… Так они выработают самодисциплину и не будут совершать плохих поступков; напротив, в будущем они будут вести себя послушно и нравственно. Без такого наказания мир погибнет. Нравственность исчезнет… В трудном мире, где есть конкуренция, нужно выработать самодисциплину. Если в людях есть самодисциплина и они преследуют собственный интерес… их ждет процветание и уверенность в своих силах. Таким образом, «модель строгого отца» увязывает мораль с процветанием. Та же дисциплина, которая заставляет вас вести себя нравственно, ведет вас к успеху».13
Вслед за этим, продолжает Дж. Лакофф, Дж. Добсон проводит параллель между семейной моделью и рыночной экономикой. Теория восходит к представлению Адама Смита о том, что стремление к собственной выгоде ведет ко всеобщей выгоде благодаря невидимой руке рынка. Нравственно преследовать собственный интерес, потому что он ведет ко всеобщему благополучию. Хороший ребенок – тот, кто ведет себя послушно, преследует собственную выгоду, чтобы добиться успеха и самостоятельности. Плохой ребенок – тот, кто не дисциплинирован, не преследует выгоды для себя и, следовательно, не добивается успеха. Он не может позаботиться о себе и становится зависимым. Завершая изложение теории Дж. Добсона, Дж. Лакофф переводит ее в социально-экономическую плоскость. Аморально давать людям то, что они не заслужили, потому что это делает их зависимыми и безнравственными. Социальные программы безнравственны, потому что делают людей более зависимыми, и должны быть свернуты. Налоги должны быть минимизированы, потому что распределяют ресурсы в пользу аморальных людей. Однополые браки – оксюморон, потому что брак по определению союз мужчины и женщины, где только мужчина – властный, решительный, сильный – ролевая модель для сыновей и мужской идеал для дочерей. Внешняя политика в рамках модели «строгого отца» – это односторонняя коммуникация, пишет Дж. Лакофф. Строгий отец не спрашивает у детей, как им нужно себя вести, – он им указывает. Он моральный авторитет, у него есть сила и власть, и следовательно, есть право так делать. Если США – самая сильная держава на планете, они не обязаны ни с кем советоваться; они указывают, как и кому нужно себя вести. По мнению Дж. Лакоффа, именно из этого представления исходила консервативная администрация Дж. Буша-мл.
Вместо этой модели Дж. Лакофф предлагает прогрессистам, то есть Демократической партии, взять на вооружение модель, которую называет «моделью заботливого родителя» (nurturant parent model). Она предполагает гендерное равенство родителей. «Оба родителя одинаково ответственны за воспитание детей, – пишет Лакофф. – Мы исходим из того, что дети рождаются хорошими, а наша задача – сделать их лучше. Мир можно сделать лучше… Задача родителей – заботиться о детях и растить их так, чтобы впоследствии они заботились о других… Забота предполагает ответственность и умение поставить себя на место ребенка. Вы должны понимать, что означает каждый его крик».14
Лакофф применяет эту модель к государственной политике: согласно ему, заботливый родитель обязан обеспечивать ребенку защиту, что предполагает прежде всего защиту от преступности, наркотиков, езды без пристегнутых ремней, курения и пищевого отравления. Поэтому прогрессистская политика прежде всего нацелена на защиту окружающей среды, охрану труда и контроль за качеством потребительских товаров. Если родители гендерно-нейтральны, то представление о браке как союзе мужчины и женщины становится не более чем культурным стереотипом, указывает Дж. Лакофф: эта модель никак не препятствует воспитанию детей отцом и матерью, двумя отцами или двумя матерями. Высокие налоги становятся частью такой модели, и в этом случае рассуждение можно выстроить так: «если родители через свои налоги сделали мудрую инвестицию и позаботились о том, чтобы у нас были ценные ресурсы – дорожная система, интернет, медицинские и научные учреждения, – то наша задача обеспечить то же самое следующим поколениям».15 Заботливый родитель хочет, чтобы ребенок был счастлив и сумел реализовать себя. Поэтому свобода и справедливость становятся ценностью. Вам нужно ставить себя на место ребенка, значит, вам требуется честный разговор, двусторонняя коммуникация. В результате лингвист формулирует, что базовыми ценностями прогрессистов становятся доверие, честность и открытая коммуникация. Дж. Лакофф призывает демократов, независимо от используемой ими модели в семье, привнести в американскую политику модель «заботливого родителя», чтобы совершить рефрейминг и одержать победу над республиканцами.
Анализ политических мифов в настоящем исследовании основывался на работе Е.И. Шейгал «Семиотика политического дискурса». Среди их основных свойств она называет аксиоматичность и неверифицируемость, вследствие чего мифологическое сознание некритично. «Миф, как правило, недоказуем, поскольку мифологическое мышление не подчиняется к логике, не чувствительно к противоречиям».16 Значимость мифов в политической коммуникации, объясняет Шейгал, связана с тем, что она редко связана с глубоко проработанными интеллектуальными концепциями, а чаще основана на простой пропаганде. По выражению же А.Н. Савельева, «пропаганда – это язык аллегорий, гипнотирующий массы, язык мифологем и мифосюжетов… У массы нет ни времени, ни желания изучать все аргументы, взвешивать все «за» и «против».17 Савельев добавляет, что «миф как реальность – это культурный миф, а политический миф изначально – всегда выдумка, вслед за которой у мифотворца и мифопотребителя может возникать ощущение реальности… Политический миф характеризуется не только определенной картиной мира, но и концепцией социальной Истины, некоей точкой во времени, связанной с истоком национальной истории и культуры образом будущего… и резкой оппозицией «мы – они».18 Резюмируя, Е.И. Шейгал пишет: «Мифы санкционируют и укрепляют общественные, в том числе и политические, ценности, задают смысловые ориентиры культуры, структурируя принятую в обществе парадигму социального и культурного поведения».19
Мифологема – языковой носитель мифа и ключевой знак политического дискурса. Е.И. Шейгал предлагает развернутую классификацию политических мифов и мифологем. Мы остановимся на некоторых типах в процессе анализа предвыборных речей кандидатов.


ВЫБРАННЫЕ ТЕКСТЫ

Для первого раздела данной работы, где речь заходит о Франции, были отобраны три речи Франсуа Олланда, три речи Николя Саркози, три речи Марин Лё Пен, а также проанализированы дебаты между Ф. Олландом и Н. Саркози. Отбор текстов осуществлялся по следующим критериям:


1) программная речь кандидата (Ф. Олланд – в Бурже 22.01.2012, Н. Саркози – в Вильпенте 11.03.2012, М. Лё Пен – в Париже 12.01.2012).
2) самый длинный (в случае М. Лё Пен – два самых длинных) из произнесенных кандидатов предвыборных текстов в период с 1 января по 17 апреля 2013 г., в которой он(а) затронул(а) бы все или большую часть следующих тем: безопасность и преступность; иммиграция; экономика и занятость; госаппарат; национальная солидарность; международные дела; европейские дела; образование; пенсия; суд и справедливость; здравоохранение (Ф. Олланд – в Тулоне 24.01.2012, Н. Саркози – в Ниме 29.03.2012, М. Лё Пен – в Марселе 04.03.2012 и Шатору 26.02.2012).
3) Победная речь Ф. Олланда в Тюлле и речь Н. Саркози после поражения.
Отметим, что Бурже и Вильпента – северные пригороды Парижа, а Марсель, Тулон и Ним – города на юге страны. В результаты мы получаем достаточно репрезентативную выборку: во Франции, где столица и регионы часто живут разной жизнью, тексты кандидата, произнесенные в Париже и на Юге, заведомо адресуются очень разной аудитории. В случае М. Лё Пен мы имеем возможность также проанализировать речь в Шатору, городе в центре Франции, в которой она многократно противопоставляет Париж провинции.
Для второго раздела, где мы сосредоточимся на США, были проанализированы программные речи Б. Обамы и М. Ромни на соответственно Демократическом и Республиканском конгрессе (06.09.2012 и 30.08.2012), последние речи перед выборами (05.11.2012), победная речь Б. Обамы и речь М. Ромни после поражения и второй раунд президентских дебатов, во время которого кандидаты охватили больше тем по сравнению с другими раундами.


следующая страница >>



Идеальный подарок: вещь, которую женщина может обменять в магазине даже месяц спустя.
ещё >>