Алексей Зайцев Дом плачущих ангелов - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
«Ангелов остров»: Ангелов переулок, д. 2, ко 1 29.33kb.
Биография Алексея Зайцева 1 13.28kb.
Бернард Вербер Империя ангелов 57 3627.79kb.
Комплект заданий 5 класса Открытых чемпионатов по математике фтл... 1 80.21kb.
Сборник материалов Тамбов 2012 г. Раздел Образовательная система 13 2265.39kb.
Выдержки из святоотеческих поучений 1 161.04kb.
Почетный гость и представитель независимого жюри олимпиады: Генеральный... 1 45.66kb.
Исследование гидравлического сопротивления проточного тракта ввэр-1500 Д. 1 202.83kb.
Санкт-Петербургский Дом музыки, Английский зал июнь 2013 1 20.8kb.
Состав сборной России на Олимпиаду-2014 Бобслей 1 40.58kb.
А. Милюков. Рассвет на болоте (2005г.) Алексей Кондратьевич Саврасов. 1 26.55kb.
Дубровник 2012г- жемчужина Адриатики !!! 1 39.34kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Алексей Зайцев Дом плачущих ангелов - страница №1/4

Алексей Зайцев

Дом плачущих ангелов

Действующие лица


ПАЦИЕНТ, мужчина 30 лет.

МИСТЕР ГУСЬ, мужчина 40 лет.

ВРАЧ, мужчина 40 лет.

КЛОУН, мужчина 30 лет.

ДЕВОЧКА, 14 лет.

МАЛЬЧИК, 12 лет.

КИТ, мужчина 30 лет.

ГРЕЗА, женщина 25 лет.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Больничная палата. Две кровати. На одной лежит ПАЦИЕНТ. На второй — МИСТЕР ГУСЬ. ПАЦИЕНТ спит, МИСТЕР ГУСЬ молча его разглядывает. Внезапно ПАЦИЕНТ просыпается от кошмара.
ПАЦИЕНТ (кричит). А-А-А!

МИСТЕР ГУСЬ. Да тише ты, что орешь?

ПАЦИЕНТ (смотрит на Мистера Гуся, садится в кровати, протирает глаза). Извините, кошмар приснился. Никогда не видел ничего подобного.

МИСТЕР ГУСЬ. Что за кошмар?

ПАЦИЕНТ. Снилось, будто бы я угодил в черную и вязкую смолу, она меня засасывает, как болото. Я пытаюсь выбраться, но ничего не выходит. Хватаюсь за ветки, барахтаюсь, зову на помощь, но увязаю все глубже и глубже. Кричу от ужаса, но никто не приходит. Смола поднимается до шеи. Чувствую ее мерзкий запах. Пытаюсь поднять голову, чтобы вдохнуть глоток воздуха. Неожиданно вижу солнце. Оно такое красивое, яркое. И тут смола поглощает меня целиком. Заливается в уши, в рот, залепляет глаза. Я захлебываюсь в этой черноте.

МИСТЕР ГУСЬ. Да, приятного мало. Намного радостнее видеть морское побережье, пляж, красивых девушек.

ПАЦИЕНТ. Это точно.
Некоторое время оба молчат, ПАЦИЕНТ внимательно и несколько испуганно начинает озираться по сторонам.
МИСТЕР ГУСЬ. В чем дело?

ПАЦИЕНТ. Вы меня, ради бога, извините, но я что-то никак не могу понять, где мы находимся?

МИСТЕР ГУСЬ. Мы? А вы, собственно, вообще кто такой?

ПАЦИЕНТ. Я этот... как его...

МИСТЕР ГУСЬ. Вот то-то и оно!

ПАЦИЕНТ. Боже, я кажется...

МИСТЕР ГУСЬ. Забыл, кто я такой...

ПАЦИЕНТ. Откуда вы знаете?

МИСТЕР ГУСЬ. Вы уже об этом ночью говорили.

ПАЦИЕНТ. Кошмар какой-то... Не помню ни имени, ни возраста, ни профессии... Кто я такой?

МИСТЕР ГУСЬ. Ну, насчет возраста, я думаю, вам лет тридцать пять. Хотя, черт его знает, некоторые обормоты и в двадцать выглядят на пятьдесят.

ПАЦИЕНТ. Скажите, а вы тоже не знаете, кто вы такой?

МИСТЕР ГУСЬ. Ну почему же? Я Дмитрий Гусев. Главный бухгалтер.

ПАЦИЕНТ. А обо мне вы что-нибудь знаете?

МИСТЕР ГУСЬ. Только то, что вы мой сосед.

ПАЦИЕНТ. Сосед... А сосед по чему? Где мы с вами находимся?

МИСТЕР ГУСЬ. В центре психокоррекции.

ПАЦИЕНТ. Это еще что такое?

МИСТЕР ГУСЬ. Это центр, где лечат поврежденную психику.

ПАЦИЕНТ. Вы хотите сказать, мы в дурдоме?

МИСТЕР ГУСЬ. Если бы я хотел сказать «в дурдоме», я бы так и сказал.

ПАЦИЕНТ. Вы же сказали, что у нас повреждена психика.

МИСТЕР ГУСЬ. И что с того? В дурдоме, к вашему сведению, лежат люди свихнувшиеся, люди, которые разучились понимать окружающих и живут в каком-то собственном мире. Мы же с вами находимся только на пороге помешательства.

ПАЦИЕНТ. Звучит не очень-то оптимистично.

МИСТЕР ГУСЬ. Не расстраивайтесь. Все, что нам надо, — это просто разрешить ряд психологических трудностей, с которыми мы столкнулись. И у вас и у меня есть проблемы, которые мы не можем решить сами, без помощи врачей. Но тут нам помогут, и мы сможем навсегда забыть об этом центре. А вы говорите «дурдом»! Надо верить в лучшее!

ПАЦИЕНТ. Интересно, какие же у меня проблемы? Думаете, причина в том, что я потерял память?

МИСТЕР ГУСЬ. Откуда мне знать? Я поступил только вчера ночью, поэтому, какой у вас диагноз, не имею ни малейшего понятия. Однако думаю, дело не в памяти. Насколько я понял, здесь лечат более глубинные процессы, связанные с подсознанием и чем-то в этом духе.

ПАЦИЕНТ. Извините, возможно, это покажется вам чересчур нахальным, но, может быть, вы мне скажете, какой у вас диагноз? Вдруг и у меня то же самое?

МИСТЕР ГУСЬ. Меня будут лечить от комплекса Бога.

ПАЦИЕНТ. Что вы имеете в виду?

МИСТЕР ГУСЬ. Все очень просто. Когда мне было пять лет, я почему-то решил, что я Бог и могу сотворить что угодно. Я тогда ходил в детский сад и объявил об этом другим детям. Несколько мальчиков в это поверили. Они приносили мне конфеты, отдавали игрушки и думали, что мне подвластно все на свете.

ПАЦИЕНТ. Похоже на секту. Видимо, в детстве вы были религиозным аферистом.

МИСТЕР ГУСЬ. Это было бы так, если бы я сам считал, что затеял аферу. Но когда я разговаривал с мальчиками и они дарили мне подарки, я искренне верил в то, что я и есть самый настоящий Бог. Вы знаете биографию философа Эмпедокла?

ПАЦИЕНТ. Боюсь, что нет.

МИСТЕР ГУСЬ. Древнегреческий философ Эмпедокл считал себя Богом. И чтобы доказать окружающим, что он бессмертен, бросился в жерло вулкана, где и сгорел заживо. Так вот, когда Эмпедокл прыгал, он был уверен, что вулкан не причинит ему никакого вреда, он думал, что выйдет оттуда невредимым и окружающие опустятся перед ним на колени. Он искренне верил в свою божественную природу. То же самое было и со мной.

ПАЦИЕНТ. И долго ваши прихожане приносили вам подарки?

МИСТЕР ГУСЬ. К сожалению, нет. Я не смог их защитить от хулигана из старшей группы, и они разуверились в моих силах.

ПАЦИЕНТ. Похоже, вам просто не хватило знания основ христианской религии. Надо было действовать так же, как действуют священники: просто сказать им, что пути Господни неисповедимы!

МИСТЕР ГУСЬ. Пожалуй, вы правы.

ПАЦИЕНТ. Конечно прав. Посмотрите на наших прихожан, они не смеют винить Бога даже в том, что у них обнаружили неизлечимую болезнь или убили кого-то из родственников, а ваши последователи отказались от вас всего лишь из-за синяков под глазами.

МИСТЕР ГУСЬ. Все дело в том, что вы говорите о религиозных манипуляциях, о лжепророчестве, а у меня, как я уже вам сказал, не было такой цели. Я искренне верил в то, что я Бог, и не считал нужным прибегать к каким-то хитростям для подтверждения своей божественности. Они должны были просто верить в меня, и всё. Без всяких чудес и доказательств.

ПАЦИЕНТ. То же самое утверждает нам и религия!

МИСТЕР ГУСЬ. Так вот, последователи от меня ушли, но сам я продолжал верить в то, что я Бог. И верю в это до сих пор. Именно поэтому я здесь.

ПАЦИЕНТ (смеется). Не думал, что буду лежать в одной палате с Богом!

МИСТЕР ГУСЬ. Еще неизвестно, кто вы! Может, Адам? Или, скажем, архангел?

ПАЦИЕНТ. Я думаю, что по меньшей мере Наполеон!

МИСТЕР ГУСЬ. Не исключаю.

ПАЦИЕНТ. Было бы неплохо у кого-нибудь это узнать. Скажите, когда здесь врачебный обход?

МИСТЕР ГУСЬ. Без понятия.

ПАЦИЕНТ. А что если выйти из палаты и спросить? Вы не знаете, там, за дверью есть врачи?

МИСТЕР ГУСЬ. Не знаю. Сходите, посмотрите.
ПАЦИЕНТ выходит из палаты. Перед ним коридор. Посередине коридора стоит стол, за которым сидит читающий книгу ВРАЧ.
ПАЦИЕНТ. Добрый день.

ВРАЧ. Очухался?

ПАЦИЕНТ. Похоже на то.

ВРАЧ. Поздравляю!

ПАЦИЕНТ. Спасибо. Скажите, а что со мной произошло? Я ничего не помню. Даже имени своего вспомнить не могу.

ВРАЧ. Это не входит в мою компетенцию.

ПАЦИЕНТ. Что значит «не входит»? Позовите тогда того, в чью входит! Или скажите мне, где его найти. Должен же я знать, из-за чего здесь нахожусь. Я полностью потерял память!

ВРАЧ. Мне это прекрасно известно.

ПАЦИЕНТ. Так скажите тогда, что со мной случилось.

ВРАЧ. Это не в моей компетенции.

ПАЦИЕНТ. Что значит, черт возьми, не в вашей компетенции? Вы же врач?

ВРАЧ. Я привратник.

ПАЦИЕНТ. Перестаньте валять дурака. Почему я здесь оказался? Какой у меня диагноз?

ВРАЧ. Не могу сказать.

ПАЦИЕНТ. Позовите того, кто может.

ВРАЧ. Я не могу оставить свой пост.

ПАЦИЕНТ. Хорошо, где я могу найти своего лечащего врача?

ВРАЧ. На седьмой день он отдыхает.

ПАЦИЕНТ. Вы что, издеваетесь?

ВРАЧ. И не думаю.

ПАЦИЕНТ. Я расскажу о вашем поведении заведующему отделением.

ВРАЧ. Как вам будет угодно.

ПАЦИЕНТ. Последний раз спрашиваю, где мне найти своего лечащего врача?

ВРАЧ. В Доме плачущих ангелов.

ПАЦИЕНТ. По-вашему, это смешно?

ВРАЧ. Смешно или не смешно, а он находится в Доме плачущих ангелов.

ПАЦИЕНТ. И как же мне туда пройти, позвольте узнать?

ВРАЧ. Видите вон те ворота?

ПАЦИЕНТ. Да.

ВРАЧ. Вот и идите туда!


ПАЦИЕНТ входит в ворота, его начинает болтать из стороны в сторону, свет мигает. Когда свет перестает мигать, а ПАЦИЕНТ — дергаться, он замечает перед собой множество кабинетов. Останавливается у одного из них.
ПАЦИЕНТ. Чертов врач, куда он меня отправил? Не пойму! Так, что тут у нас написано: «Незаслуженно обиженный». Странная какая-то вывеска. Ладно, посмотрим.
Входит в кабинет. Перед ним больничная палата. На кровати сидит КЛОУН.
КЛОУН. А вот и ты! (Вскакивает с кровати.)

ПАЦИЕНТ. Здравствуйте!

КЛОУН. Помнишь или не помнишь?

ПАЦИЕНТ. Не помню. Ничего не помню.

КЛОУН. Здорово мы тогда с тобой на дне рождения развлеклись, да?

ПАЦИЕНТ. О чем вы?

КЛОУН. Ну как же? Я вхожу в комнату, вы все радуетесь, кидаете конфетти, веселитесь, кричите «Ура!», аплодируете. У меня в руках большущий торт с кремом и семью свечками. Торт настолько красивый и аппетитный, что я сам хочу впиться в него зубами и сожрать, но работа есть работа — я вынужден тупо улыбаться и нести его вам на съедение. У меня на голове рыжий парик. Глаза подкрашены, рот напомажен, красный накладной нос пищит, если на него нажать. Хотя нет, нос у меня, кажется, тогда был все-таки желтый. Видок, конечно, глупый, но зато какие я читал стихи! Просто блеск!

ПАЦИЕНТ. Я что-то ничего...

КЛОУН. Ты думаешь, клоуном работать легко? Черта с два! Иногда на душе такая тоска, слов нет! Например, жена тебя бросила и укатила с любовником за границу, или обследование показало, что нужно делать операцию печени, а ты, несмотря на это, будь любезен прийти и «А вот и я-а-а-а!».

ПАЦИЕНТ. Похоже, я просто перепутал дверь.

КЛОУН. Представь себе картиночку: я прихожу на день рождения и веселю гостей. И тут этот маленький негодяй начинает орать как резаный и швыряться в меня печеньем. И, по-твоему, я это заслужил? (Хватает Пациента за шиворот.)

ПАЦИЕНТ. Что вы так нервничаете? Не надо так нервничать!

КЛОУН. Отвечай, заслужил я это или не заслужил?!

ПАЦИЕНТ. Не заслужили.

КЛОУН (отпускает Пациента). Возможно, такие, как ты, думают, что клоунам живется легко... Так вот, ничего подобного! Мне приходится выкладываться на полную катушку, чтоб ты знал! Я выбиваюсь из сил, когда представление наконец заканчивается. Меня потом на свалку можно выбрасывать! Нервы после всего этого на взводе! Но вам же плевать! Такие, как ты, думают только о себе. А меня это выбивает из равновесия, понимаешь ты или нет?

ПАЦИЕНТ. Понимаю.

КЛОУН. Ни черта ты не понимаешь! Вечно вы кричите, шумите, бежите меня щупать. Хватаете за штаны и накладной нос. Боже, если бы ты только знал, как я этого не выношу! А в тот день, когда ты устроил скандал, я вообще был на грани. От меня ушла девушка, я был на мели. Еще и отец угодил в больницу, и нужны были деньги на операцию. Только из-за этого я тогда взялся за работу! Думал, приду, почитаю стишки, покажу пару фокусов, и дело в шляпе! Но куда уж там! Такие, как ты, спокойно жить не дадут!

ПАЦИЕНТ. Я вас в первый раз в жизни вижу. Я такой же пациент, как и вы. Скажите, вы давно здесь лежите?

КЛОУН. Ты думаешь, я забыл? Думаешь, простил тебя? Ну нет, будь уверен, я все отлично помню! Выйти сухим из воды у тебя не получится! Так просто я этого не оставлю! Думаешь, тебе позволено надо мной издеваться только потому, что я клоун? Думаешь, если платишь деньги, то можешь меня оскорблять?

ПАЦИЕНТ. Пожалуй, я лучше пойду.

КЛОУН. Никому не позволю так со мной обращаться!

ПАЦИЕНТ. До свидания.

КЛОУН. Ничего, ты еще за все ответишь.

ПАЦИЕНТ. Не угрожайте мне.

КЛОУН. Давай, проваливай отсюда! Чертов молокосос!

ПАЦИЕНТ. С превеликим удовольствием. (Выходит из комнаты.) Чертов псих! Интересно, что за болезнь скрывается у него под гримом? По мне, так сумасшествие чистой воды! Нет, такого точно надо в дурдом! Какая уж тут психокоррекция? Тут попросту нечего корректировать! Похоже, мне еще повезло с соседом. Он хоть и Бог, но не буйный. А если бы с таким положили? Слов нет! И до врача, похоже, не добраться. Хоть бы один человек нашелся, у которого можно спросить, где врач. (Подходит к следующему кабинету.) Так, что у нас тут? «Брошенная и обиженная». Черт знает что! Какой дурак вешает такие таблички? Интересно, у нас с Гусевым тоже что-то такое висит? Надо будет глянуть. Зайти или не зайти? Ладно, кто не рискует...


ПАЦИЕНТ входит в кабинет. Перед ним — больничная палата. На кровати сидит ДЕВОЧКА четырнадцати лет, одетая невестой.
ДЕВОЧКА. А вот и наш обманщик явился...

ПАЦИЕНТ. Девочка, ты не знаешь, где мне найти врача? Может, тебе известно, где его кабинет?

ДЕВОЧКА. Ты мне зубы не заговаривай. Если думаешь, что я тебя простила, то даже не надейся! Я на тебя всю жизнь буду дуться!

ПАЦИЕНТ. Это за что же?

ДЕВОЧКА. За то, что ты мне врал! Врун!

ПАЦИЕНТ. И как же я врал?

ДЕВОЧКА. Сам знаешь!

ПАЦИЕНТ. Забыл что-то. Напомни.

ДЕВОЧКА. Так я тебе и поверила! Ни одному слову твоему больше не верю! Неужели тебе совсем не стыдно?

ПАЦИЕНТ. А тебе не стыдно так разговаривать с человеком, который в отцы тебе годится?

ДЕВОЧКА. Вот умора! Скажешь тоже! В отцы! Да я тебя на полгода старше, если на то пошло!

ПАЦИЕНТ. Скажи, а давно ты тут лежишь? В этой больнице?

ДЕВОЧКА. Нет, лучше ты мне скажи, врать — это хорошо или нет?

ПАЦИЕНТ. Врать — это плохо.

ДЕВОЧКА. Почему же ты тогда мне соврал?

ПАЦИЕНТ. В чем же это я тебе соврал?

ДЕВОЧКА. Ты обещал на мне жениться.

ПАЦИЕНТ. Ну, это ты что-то выдумываешь! Я для тебя слишком стар!

ДЕВОЧКА (плачет). Если ты на мне не женишься, я сойду с ума! Ты даже не знаешь, как сильно я тебя люблю!

ПАЦИЕНТ. Ну что ты? Что ты? Не плачь, ради бога! Ты меня с кем-то путаешь. Я просто больной дядька, который лежит здесь в соседней палате и лечится от какого-то невроза.

ДЕВОЧКА. Никакой ты не дядька. Ты — школьник. Мы с тобой учимся в одном классе. В девятом «А».

ПАЦИЕНТ. А тебе не кажется, что я староват для школы?

ДЕВОЧКА (плачет). Почему ты меня обманул? Я так мечтала о нашей свадьбе! Днями напролет представляла, как буду идти в свадебном платье, как ты кольцо мне подаришь, как мы будем резать большой свадебный торт! А теперь? Ты мне своим враньем всю жизнь разрушил!

ПАЦИЕНТ. Не говори так. Во-первых, я ни в чем не виноват и вижу тебя в первый раз в жизни. Во-вторых, в свадьбе нет ничего хорошего. Обычно туда приходят дальние родственники, которых ты едва знаешь, напиваются, начинают играть на баяне и петь похабные частушки. А твои друзья зачем-то провоцируют конфликты и драки. А в загсе вообще ужасно — отвратная тетка-робот монотонным голосом талдычит о том, что это лучший день в твоей жизни. В общем — ничего хорошего. Ну а в-третьих, ты очень молода и обязательно еще выйдешь замуж. Только за кого-нибудь, кто больше подходит тебе по возрасту.

ДЕВОЧКА. Опять врешь?

ПАЦИЕНТ. Чистая правда.

ДЕВОЧКА. Ну ладно, я об этом подумаю.

ПАЦИЕНТ. Вот и умница!

ДЕВОЧКА. А теперь уходи!

ПАЦИЕНТ. А может, ты мне все-таки подскажешь, где искать врача?

ДЕВОЧКА. Уходи, пожалуйста.

ПАЦИЕНТ. Ну ладно, как скажешь. (Выходит из кабинета.) Да, похоже, тут небезопасно. Девочка еще ладно, но от клоуна можно было ожидать чего угодно. Вот так взял бы и придушил меня! И ведь никто не помешает! Ни санитаров, ни медсестер. Идиотизм какой-то! Не больница, а черт знает что! А кто его знает, кто там сидит в других кабинетах? Может, и агрессивные психопаты. Возьмут и забьют меня насмерть. Нет уж, лучше вернуться и дожидаться врача в палате.


Заходит в ворота. На этот раз его не болтает и свет не мигает. Перед ним снова стол, за которым сидел ВРАЧ. Однако ВРАЧ исчез, за столом никого нет.
Вот тебе и «не могу покинуть пост». Врун несчастный! И поди его теперь сыщи! (Подходит к своей палате, смотрит на вывеску.) Так, что у нас тут написано... «Зал ожидания». Вот уж точно! Сиди и жди, пока они соблаговолят явиться! Впрочем, в нормальных учреждениях это, по-моему, называется приемным отделением. Да... но то в нормальных!
ПАЦИЕНТ открывает дверь, входит в палату. МИСТЕР ГУСЬ лежит на кровати и читает газету. ПАЦИЕНТ подходит к своей кровати, садится.
МИСТЕР ГУСЬ. Ну как, удалось что-нибудь выяснить?

ПАЦИЕНТ. Только то, что кругом одни психи.

МИСТЕР ГУСЬ. Ну, это давно было известно.

ПАЦИЕНТ. Нет, я серьезно! Вы даже не представляете, что там творится!

МИСТЕР ГУСЬ. И что же?

ПАЦИЕНТ. В коридоре я встретил врача, который сказал мне, что он не врач, а привратник. А когда я его спросил, с каким диагнозом лежу, он сказал, что говорить об этом не в его компетенции.

МИСТЕР ГУСЬ. Наверное, это был просто охранник.

ПАЦЕИНТ. А почему тогда в белом халате?

МИСТЕР ГУСЬ. Ну, может, у них в центре такие правила — весь персонал ходит в белых халатах.

ПАЦИЕНТ. В таком случае, это довольно злобный охранник. Охранник, который любит дурацкие розыгрыши и глупые шутки. Потому что, когда я спросил его, где найти лечащего врача, он послал меня в Дом плачущих ангелов.

МИСТЕР ГУСЬ. Любопытно.

ПАЦИЕНТ. Дальше было еще любопытнее. Когда я вошел в указанные им ворота, то увидел кабинеты со странными вывесками. Кстати, вы не обратили внимания, что на нашей палате тоже есть вывеска?

МИСТЕР ГУСЬ. Признаться, нет.

ПАЦИЕНТ. А между прочим, там написан отнюдь не номер нашей палаты. И даже не название отделения.

МИСТЕР ГУСЬ. А что же?

ПАЦИЕНТ. Там написано «Зал ожидания».

МИСТЕР ГУСЬ. Оригинально.

ПАЦИЕНТ. Пока я бродил, я видел нечто еще более оригинальное. Как вам палата с вывеской «Незаслуженно обиженный»? Или с вывеской «Брошенная и обиженная»?

МИСТЕР ГУСЬ. Пожалуй, это необычно.

ПАЦИЕНТ. То ли было дальше! Представьте, что от желания найти лечащего врача я заглянул в обе палаты.

МИСТЕР ГУСЬ. И что же вы там увидели?

ПАЦИЕНТ. В первой сидел самый настоящий клоун, в клоунском костюме и с накладным носом!

МИСТЕР ГУСЬ. Вы не шутите?

ПАЦИЕНТ. Какие уж тут шутки! Причем этот клоун был очень агрессивен. Он обвинял меня в том, что я не то обидел его, не то нахамил ему. Начал мне зачем-то доказывать, что профессия клоуна очень трудна.

МИСТЕР ГУСЬ. Ну а во втором кабинете?

ПАЦИЕНТ. Во втором сидела девочка лет тринадцати.

МИСТЕР ГУСЬ. Она тоже в чем-то вас обвиняла?

ПАЦИЕНТ. Представьте себе, да! И что самое смешное, она обвиняла меня в том, что я будто бы обещал на ней жениться и не сдержал слова!

МИСТЕР ГУСЬ. Это тринадцатилетняя девочка-то? Во дает!

ПАЦИЕНТ. Причем сердита она на меня была не меньше, чем клоун.

МИСТЕР ГУСЬ. Я думаю, это пациенты центра. Такие же, как и мы с вами. Просто у них несколько иные проблемы. Я, например, думаю, что я Бог. А девочка, видимо, считает, что она невеста на выданье. Клоун так вообще может оказаться реальным клоуном, у которого просто что-то не заладилось в жизни.

ПАЦИЕНТ. Да, он, кстати, говорил, что от него ушла девушка и тяжело заболел отец.

МИСТЕР ГУСЬ. Вот видите! Должно быть, он просто не справился с жизненными трудностями и угодил в этот центр.

ПАЦИЕНТ. А почему же тогда он был одет в клоунский костюм?

МИСТЕР ГУСЬ. Думаю, это своеобразная защита от мира. Для него это как некая броня, доспехи. Ну, знаете, как у супергероев, у Бэтмена там, или у Супермена.

ПАЦИЕНТ. Да, пожалуй, вы правы. Но все равно странно. Вот мы с вами — абсолютно здоровые люди. Ведем себя тихо, никому не мешаем. А они? Мне кажется, они просто опасны! Откуда нам знать, что они не придут к нам в палату и не нападут на нас?

МИСТЕР ГУСЬ. Ну, во-первых, этого не допустит этот ваш привратник. Я думаю, он как раз следит за порядком. Во-вторых, не бойтесь, вы слишком эмоциональны. Никто к нам не придет и никто не станет на нас нападать. Это исключено. Успокойтесь! А в-третьих, с чего вы взяли, что мы с вами здоровые люди? Если бы мы были здоровы, то сидели бы сейчас где-нибудь в лесопарке, на скамеечке, и кормили голубей, а не лежали бы в центре психокоррекции. Или вот вы сказали, что мы никому не мешаем. Но ведь это не так. Вы уже успели помешать клоуну и девочке. Ведь это не они пришли к вам в палату, а вы к ним. Стало быть, у них больше причин опасаться, чем у вас. Да и к тому же, что мы вообще о вас знаем? Может, вы самый опасный пациент в этой клинике. Что если вы какой-нибудь маньяк-убийца?

ПАЦИЕНТ. Скажете тоже...

МИСТЕР ГУСЬ. А что? Вполне возможно. Ну, расскажите мне что-нибудь о себе, чтобы это опровергнуть.

ПАЦИЕНТ. Вы прекрасно знаете, что я ничего не помню.

МИСТЕР ГУСЬ. Вот! Значит, вам было что забывать! Не исключено, что вы совершили нечто настолько ужасное, что ваш мозг, чтобы не лопнуть от ужаса, предпочел блокировать все воспоминания!

ПАЦИЕНТ. Вы говорите какие-то страшные вещи. Перестаньте, пожалуйста.

МИСТЕР ГУСЬ. А что? Думаете, так не бывает? Это называется механизм психологической защиты. Ваш разум, чтобы обезопасить вас от угрызений совести, просто стирает всю вашу память. И вот вы ничего не помните, а значит, ни в чем не виноваты.

ПАЦИЕНТ. Я уверен, что вы ошибаетесь. Я точно знаю, что я порядочный и хороший человек. Я бы просто не смог совершить ничего ужасного. Это противоречит моей внутренней сути.

МИСТЕР ГУСЬ. Но ведь вы не знаете, какова ваша внутренняя суть. Вы о ней не помните.

ПАЦИЕНТ. Хватит, мне это неприятно.


ПАЦИЕНТ и МИСТЕР ГУСЬ некоторое время молчат.
МИСТЕР ГУСЬ. А вы вообще ничего о себе не помните?

ПАЦИЕНТ. Нет. Сколько ни пытался, ничего не могу вспомнить. Даже как меня в этот центр положили.

МИСТЕР ГУСЬ. А что вчера было, помните?

ПАЦИЕНТ. Нет.

МИСТЕР ГУСЬ. А вы напрягите память. Попытайтесь что-нибудь вспомнить.

ПАЦИЕНТ. Да я постоянно это делаю. Все без толку.

МИСТЕР ГУСЬ. Вам нужен какой-нибудь крючок.

ПАЦИЕНТ. О чем вы? Какой еще крючок?

МИСТЕР ГУСЬ. Крючок, который поможет что-нибудь вспомнить. Какая-нибудь зацепка. Понимаете, возможно, если вы вспомните какую-то мелочь, она потянет за собой другую, а та еще одну, и так постепенно заработает память.

ПАЦИЕНТ. Я смотрю, вы неплохо разбираетесь в психологии.

МИСТЕР ГУСЬ. Да, потому что мне она интересна. Согласитесь, вряд ли в жизни есть что-то более важное, чем способность понимать, что происходит у тебя в голове.

ПАЦИЕНТ. Пожалуй, вы правы. Но как мне найти такой крючок?

МИСТЕР ГУСЬ. Давайте думать. У вас возникают перед глазами вспышки из прошлого?

ПАЦИЕНТ. Что еще за вспышки?

МИСТЕР ГУСЬ. Ну, как в кино.

ПАЦИЕНТ. Нет. Никаких вспышек у меня не возникает.

МИСТЕР ГУСЬ. Плохо. Тогда давайте исходить из того, что нам о вас известно.

ПАЦИЕНТ. Ничего.

МИСТЕР ГУСЬ. Отнюдь. Нам известно, что вы мужчина. На вид вам лет тридцать —тридцать пять. Вы любознательны, иначе бы не покинули палату, чтобы выяснить, кто вы такой, и не вошли бы в палаты клоуна и девочки-невесты. Вы эмоциональны и боязливы.

ПАЦИЕНТ. Почему это боязлив? Ничуть я не боязлив!

МИСТЕР ГУСЬ. Ну, вы же испугались Клоуна. Боялись, что он ворвется к нам и расправится, как с котятами. Вы лежите в центре психокоррекции, что говорит о том, что у вас есть какие-то проблемы с психикой. Впрочем, не настолько значительные, чтобы запирать вас в дурдом. И вы ничего не помните. Амнезия. Прям как в дешевых мексиканских сериалах.

ПАЦИЕНТ. Пожалуй, для крючка информации маловато.


следующая страница >>



Хирурги научились менять человеку пол, теперь у них на очереди национальность. Александр Ботвинников
ещё >>