Александр Сергеевич Пушкин Полтава Поэмы – Александр Сергеевич Пушкин - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Александр Сергеевич Пушкин Гавриилиада Серия: Поэмы «Александр Сергеевич... 1 396.75kb.
Александр Сергеевич Пушкин Полтава 1 505.75kb.
Александр Сергеевич Пушкин 1 255.65kb.
Александр Сергеевич Пушкин Руслан и Людмила 7 1498.62kb.
Александр Сергеевич Пушкин Станционный смотритель Пушкин Александр... 1 130.96kb.
Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837) 4 522.13kb.
Пушкин а с. Тема дружбы в лирике а с. пушкина 1 144.06kb.
Елена Егорова Наш влюблённый Пушкин Документальные поэмы, очерки... 3 927.08kb.
Александр Сергеевич Пушкин 1 55.77kb.
Великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин считается основоположником... 1 18.57kb.
Тема: Учитель 1 159.77kb.
Полтава, Украина Круглогодично 1 29.73kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Александр Сергеевич Пушкин Полтава Поэмы – Александр Сергеевич Пушкин - страница №4/4


Мария

Ах, тише, тише, друг!... Сейчас

Отец и мать глаза закрыли...

Постой... услышать могут нас.

Мазепа

Мария, бедная Мария!

Опомнись! Боже!... Что с тобой?

Мария

Послушай: хитрости какие!

Что за рассказ у них смешной?

Она за тайну мне сказала,

Что умер бедный мой отец,

И мне тихонько показала

Седую голову — творец!

Куда бежать нам от злоречья?

Подумай: эта голова

Была совсем не человечья,

А волчья — видишь: какова!

Чем обмануть меня хотела!

Не стыдно ль ей меня пугать?

И для чего? чтоб я не смела

С тобой сегодня убежать!

Возможно ль?
                       С горестью глубокой

Любовник ей внимал жестокой.

Но, вихрю мыслей предана,

«Однако ж, — говорит она, —

Я помню поле... праздник шумный...

И чернь... и мертвые тела...

На праздник мать меня вела...

Но где ж ты был?... С тобою розно

Зачем в ночи скитаюсь я?

Пойдем домой. Скорей... уж поздно.

Ах, вижу, голова моя

Полна волнения пустого:

Я принимала за другого

Тебя, старик. Оставь меня.

Твой взор насмешлив и ужасен.

Ты безобразен. Он прекрасен:

В его глазах блестит любовь,

В его речах такая нега!

Его усы белее снега,

А на твоих засохла кровь!...»
    И с диким смехом завизжала,

И легче серны молодой

Она вспрыгнула, побежала

И скрылась в темноте ночной.
    Редела тень. Восток алел.

Огонь казачий пламенел.

Пшеницу казаки варили;

Драбанты у брегу Днепра

Коней расседланных поили.

Проснулся Карл. «Ого! пора!

Вставай, Мазепа. Рассветает.»

Но гетман уж не спит давно.

Тоска, тоска его снедает;

В груди дыханье стеснено.

И молча он коня седлает,

И скачет с беглым королем,

И страшно взор его сверкает,

С родным прощаясь рубежом.

* * *
    Прошло сто лет — и что ж осталось

От сильных, гордых сих мужей,

Столь полных волею страстей?

Их поколенье миновалось —

И с ним исчез кровавый след

Усилий, бедствий и побед.

В гражданстве северной державы,

В ее воинственной судьбе,

Лишь ты воздвиг, герой Полтавы,

Огромный памятник себе.

В стране — где мельниц ряд крылатый

Оградой мирной обступил

Бендер пустынные раскаты,

Где бродят буйволы рогаты

Вокруг воинственных могил, —

Останки разоренной сени,

Три углубленные в земле

И мхом поросшие ступени

Гласят о шведском короле.

С них отражал герой безумный,

Один в толпе домашних слуг,

Турецкой рати приступ шумный,

И бросил шпагу под бунчук;

И тщетно там пришлец унылый

Искал бы гетманской могилы:

Забыт Мазепа с давних пор!

Лишь в торжествующей святыне

Раз в год анафемой доныне,

Грозя, гремит о нем собор.

Но сохранилася могила,

Где двух страдальцев прах почил;

Меж древних праведных могил

Их мирно церковь приютила36.

Цветет в Диканьке древний ряд

Дубов, друзьями насажденных;

Они о праотцах казненных

Доныне внукам говорят.

Но дочь преступница... преданья

Об ней молчат. Ее страданья,

Ее судьба, ее конец

Непроницаемою тьмою

От нас закрыты. Лишь порою

Слепой украинский певец,

Когда в селе перед народом

Он песни гетмана бренчит,

О грешной деве мимоходом

Казачкам юным говорит.

1828—1829
Ранние редакции

Предисловие к первому изданию «Полтавы»
Полтавская битва есть одно из самых важных и самых счастливых происшествий царствования Петра Великого. Она избавила его от опаснейшего врага; утвердила русское владычество на юге; обеспечила новые заведения на севере и доказала государству успех и необходимость преобразования, совершаемого царем.

Ошибка шведского короля вошла в пословицу. Его упрекают в неосторожности, находят его поход на Украйну безрассудным. На критиков не угодишь, особенно после неудачи. Карл, однако ж, сим походом избегнул славной ошибки Наполеона: он не пошел на Москву. И мог ли он ожидать, что Малороссия, всегда беспокойная, не будет увлечена примером своего гетмана и не возмутится противу недавнего владычества Петра, что Левенгаупт три дня сряду будет разбит, что наконец 25 тысяч шведов, предводительствуемых своим королем, побегут перед нарвскими беглецами? Сам Петр долго колебался, избегая главного сражения, яко зело опасного дела. В сем походе Карл XII менее, нежели когда-нибудь, вверялся своему счастию; оно уступило гению Петра.

Мазепа есть одно из самых замечательных лиц той эпохи. Некоторые писатели хотели сделать из него героя свободы, нового Богдана Хмельницкого37. История представляет его честолюбцем, закоренелым в коварстве и злодеяниях, клеветником Самойловича, своего благодетеля, губителем отца несчастной своей любовницы, изменником Петра перед его победою, предателем Карла после его поражения: память его, преданная церковию анафеме, не может избегнуть и проклятия человечества.

Некто в романической повести38изобразил Мазепу старым трусом, бледнеющим пред вооруженной женщиною, изобретающим утонченные ужасы, годные во французской мелодраме и пр. Лучше было бы развить и объяснить настоящий характер мятежного гетмана, не искажая своевольно исторического лица.
31 января 1829

II. Из рукописей поэмы
После стиха «Над ним привычные права»:
Убитый ею, к ней одной

Стремил он страстные желанья,

И горький ропот, и мечтанья

Души кипящей и больной...

Еще хоть раз ее увидеть

Безумной жаждой он горел;

Ни презирать, ни ненавидеть

Ее не мог и не хотел.
После стиха «Но, вихрю мыслей предана...»:
«Ей-богу, — говорит она, —

Старуха лжет; седой проказник

Там в башне спрятался. Пойдем,

Не будем горевать о нем.

Пойдем, какой сегодня праздник!
Народ бежит, народ поет, —

Пойду за ними; я на воле,

Меня никто не стережет.

Алтарь готов; в веселом поле

Не кровь... о, нет! вино течет.

Сегодня праздник. Разрешили.

Жених — не крестный мой отец;

Отец и мать меня простили;

Идет невеста под венец...»

Но вдруг, потупя взор безумный,

Виденья страшного полна, —

«Однако ж, — говорит она, —
Стихи «Кто при звездах и при луне...» и далее были первоначально написаны другим размером:
При звездах и при луне

Мчится витязь на коне

Во степи необозримой.

Конь бежит неутомимо —

Он на север правит путь

И не хочет отдохнуть

Ни в деревне, ни в дубраве,

Ни при быстрой переправе.

Сабля верная блестит,

Кошелек его звенит,

Конь бежит неутомимо

По степи необозримой.

Деньги надобны ему,

Сабля верный друг ему,

Конь ему всего дороже

Комментарий
Написано в 1828 г., напечатано в 1829 г. Начав весной 1828 г. и вскоре бросив работу, Пушкин вернулся к поэме осенью (когда к нему обычно приходило вдохновение) и необыкновенно быстро, по его словам, «в несколько дней», закончил свою вторую по величине (после «Руслана и Людмилы») поэму. Сохранился рассказ об этом со слов Пушкина в воспоминаниях его знакомого М. Юзефовича: «Это было в Петербурге. Погода стояла отвратительная. Он уселся дома, писал целый день. Стихи ему грезились даже во сне, так что он ночью вскакивал с постели и записывал их впотьмах. Когда голод его прохватывал, он бежал в ближайший трактир, стихи преследовали его и туда, он ел на скорую руку что попало и убегал домой, чтобы записать то, что набралось у него на бегу и за обедом. Таким образом слагались у него сотни стихов в сутки. Иногда мысли, не укладывавшиеся в стихи, записывались им прозой. Но затем следовала отделка, при которой из набросков не оставалось и четвертой части» («Русский архив», 1880, т. III, стр. 444).

«Полтава» была новаторским произведением, не понятым ни современниками, ни позднейшей критикой. В пределах одной поэмы Пушкин захотел объединить несколько важных политических и личных тем, волновавших его в ту эпоху, и, как казалось ему и его ближайшим друзьям-поэтам, он успешно осуществил эту задачу39.

Первая тема «Полтавы» — судьба русского государства среди других европейских государств, способность русского народа отстоять свою самостоятельность в борьбе с сильнейшими противниками. Эта тема (борьба Карла XII с Петром) связывалась в сознании Пушкина с недавними, памятными еще ему событиями — нашествием Наполеона и поражением его, «когда падением ославил муж рока свой попятный шаг». Пушкин считал, что, победив в тяжкой борьбе с могучим врагом, Россия показала свою внутреннюю крепость и силу.
Но в искушеньях долгой кары,

Перетерпев судеб удары,

Окрепла Русь. Так тяжкий млат,

Дробя стекло, кует булат.
Героем, стоящим в центре этой темы в «Полтаве», является Петр, а центральным эпизодом — Полтавский бой и пир после победы.

Другая тема, которая не могла не встать перед Пушкиным как государственным мыслителем, — тема многонациональности русского государства, исторической закономерности объединения разных наций в пределах одного государства и прочности их связи с русским народом и государством. Эту тему Пушкин развивает на примере Украины, поставив в центре образ Мазепы, пытавшегося при помощи шведских войск оторвать Украину от России. В поэме Пушкин (в строгом соответствии с историей) показывает Мазепу не как патриота, борющегося за освобождение своей родины, а как коварного властолюбца, на деле презирающего и свободу и родину. Эту национальную тему Пушкин, видимо, сначала хотел выдвинуть на первое место, назвав в рукописи свою поэму «Мазепа».

Пушкин не был бы великим гуманистом, если бы ограничился в своей поэме поэтическими размышлениями о государстве, восхвалением его мощи, забыв о человеке. Третья тема «Полтавы» — тема частного человека, раздавленного колесом истории. Мария — сильная и страстная женщина. Преодолев и религиозные препятствия, и проклятие родителей, и позор в глазах общества, она завоевывает себе счастье, но неожиданно и невинно погибает жертвой игры грандиозных и страшных исторических событий. Выделенная поэтом в конце поэмы (и в конец эпилога), драма Марии придает трагический характер и всему произведению. «Сильные характеры и глубокая, трагическая тень, набросанная на все эти ужасы, вот что увлекло меня», — писал Пушкин о «Полтаве» в статье «Опровержение на критики».

Пушкин придавал большое значение исторической верности описания и освещения событий в своей поэме, так же как и изображения исторических лиц в ней. Он предпослал «Полтаве» в первом издании предисловие, где подчеркивал достоверность изображаемого, и сопроводил поэму примечаниями, цитируя в них подлинные исторические документы; он горячо полемизировал с критиками, упрекавшими его в искажении истории. Эту подлинно реалистическую по содержанию поэму Пушкин написал несколько приподнятым, поэтически украшенным стилем, напоминающим некоторыми чертами стиль народных украинских песен, исторических сказаний, дум (см. начало поэмы — «Богат и славен Кочубей», или описание красоты Марии, или стихи «Не серна под утес уходит...», поэтический монолог Кочубея о трех кладах; звучащие, как песня, стихи о казаке: «Кто при звездах и при луне / Так поздно едет на коне?»40).

«Полтаве» предпослано необыкновенно поэтическое, полное глубокого чувства посвящение. Кому оно адресовано — до сих пор точно не установлено. Есть предположение, что Марии Волконской (урожденной Раевской), жене декабриста С. Н. Волконского, поехавшей за мужем в сибирскую каторгу (см. стихи «Твоя печальная пустыня, последний звук твоих речей...»).
С. М. Бонди


1


2


3


4


5


6


7


8


9


10


11


12


13


14


15


16


17


18


19


20


21


22


23


24


25


26


27


28


29


30


31


32


33


34


35


36


37


38


39


40


<< предыдущая страница  



Холостяк — это мужчина, который содержит нескольких дорогостоящих женщин на их средства.
ещё >>