Александр Крастошевский мёртвые пионерки танцуют голыми - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Александр Крастошевский неприкосновенность 4 572.68kb.
"Мертвые души", "Ревизор", "Как поссорились Иван Иванович с Иваном... 1 23.19kb.
Особенности жанра и композиции поэмы «Мертвые души». Изображение... 1 32.8kb.
Для аттестации Кто они, «мертвые души»? (Образы помещиков в поэме Н. 1 187.28kb.
Знакомство с поэмой «Мертвые души» 1 138.33kb.
Сводная таблица списка известных иллюстраторов поэмы гоголя «мертвые... 1 95.97kb.
Эпические и мифологические мотивы в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» 1 14.25kb.
Фред Варгас Мертвые, вставайте! Фред Варгас Мертвые, вставайте 15 3042.83kb.
Поэмах «Мертвые души» Н. В. Гоголя и «Кому на Руси жить хорошо» 1 50.34kb.
Лекция по литературе в 9 классе Души мертвые и живые в поэме Н. 1 53.22kb.
Симонов k. Человек на воине в трилогии к симонова «живые и мертвые» 1 46.68kb.
Франциск ассизский его жизнь и общественная деятельность 5 976.03kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Александр Крастошевский мёртвые пионерки танцуют голыми - страница №3/4


САША. Я вам сейчас чайку сделаю! (Ставит чайник.)

ИРИНА. Как Максимка?

СЕРГЕЙ. Ой, с ним всё в порядке! (Ставит цветы в вазу и садится рядом с супругой.) Растёт, радуется жизни… (Кивает в сторону детской.) Хотел тебя встретить тоже – но не дождался, уснул…

ИРИНА (успокоенно). А-а, ну хорошо…

СЕРГЕЙ. А ты как съездила? Успешно?

ИРИНА. Да-а! Подписали несколько крупных договоров… в общем, меня обещают сделать начальником отдела!

СЕРГЕЙ. Ух ты! Ну это же здорово…

САША. Конечно! (Ставит на стол два чая.)

ИРИНА. Сашенька, спасибо тебе огромное! А себе что не налила?

САША. А я побежала, Ирина Дмитриевна! Меня там… это самое… дома ждут, ага! (Пятится к двери.) Я брату обещала помочь – с математикой… ну я завтра приду, хорошо!

ИРИНА (немного растерянно). Конечно…

САША. Пока-пока! (Убегает.)

СЕРГЕЙ (проникновенно). Она мне так помогала всё это время…

ИРИНА. Здорово, что я в ней не ошиблась! (Пьёт чай.) Нам с этой девочкой действительно очень повезло…

СЕРГЕЙ. А ещё я вешалку укрепил – теперь больше не шатается… (Торжественно.) И это – стиральную машину починил! Причём без всяких мастеров – сам!

ИРИНА (ошарашено). Да ты что?!

СЕРГЕЙ. Да! Представляешь, там, оказывается, всего лишь контакт отошёл – я отвёрточкой подкрутил, и всё теперь работает…

ИРИНА. Я тебя просто не узнаю… (Шутливо.) Кажется, мне полезно уезжать в командировки!

СЕРГЕЙ. Ага… (Многозначительно.) Ты даже не представляешь, насколько!

ИРИНА (поднимается). Ну я тогда сейчас как раз стирку заряжу… у нас должно быть белья за это время накопилось!

СЕРГЕЙ (берёт её за руки). Дорогая, не беспокойся – я уже всё постирал…

ИРИНА (изумлённо). Ты?!

СЕРГЕЙ. …и погладил!

ИРИНА. Ох… у меня просто слов нет! (Растроганно.) Умничка…

СЕРГЕЙ (игриво). Ну-у… если хочешь меня отблагодарить… (Обнимает её за талию и привлекает к себе.)

ИРИНА (шутливо отбивается). Ну тихо, тихо – ребёнок же спит…

СЕРГЕЙ. А ничего – мы сейчас как раз машинку включим… заодно её и опробуем!

ИРИНА (заинтересованно смотрит на мужа). В каком это смысле?

СЕРГЕЙ. Сейчас я тебе объясню… идём…

Сергей увлекает супругу в ванную комнату. Вскоре оттуда начинает доноситься гул работающей стиральной машины, на который накладываются громкие женские стоны и крики.

В этот момент дверь в квартиру приоткрывается, и в неё заглядывает Саша. Она прислушивается к звукам, доносящимся из ванной – и удовлетворённо кивает.

СЦЕНА 9
Утро. Сергей и Саша сидят за столом и пьют чай.

САША. Ну вот – ты боялся, что Ирка обо всём догадается… а она – хоть бы хны! Ещё и зарплату мне повысила…

СЕРГЕЙ (вздыхает). Ага… только ты не представляешь, каких усилий мне это стоило!

САША. Ну почему же не представляю – догадываюсь… (Кокетливо поглаживает под столом его ногу своей голой ногой.)

СЕРГЕЙ. Да? (Пьёт чай.)

САША. А я всё слышала…

СЕРГЕЙ (ставит чашку на стол). Что? Неужели… даже на лестнице слышно было?

САША (прыскает). От подъезда ещё!

СЕРГЕЙ. Ну прекрати… не смешно… слушай, ну зачем ты это сделала?..

САША (машет рукой). Ой, да расслабься! Мне было интересно… как это у вас с ней…

СЕРГЕЙ (ёжится). Странный какой-то у тебя интерес!

САША. А она, судя по всему – страстная дамочка… как ты с ней обычно это делаешь? (Пьёт чай.) Так же как со мной? Прикольно было бы посмотреть – ну знаешь, хоть одним глазком… (Мечтательно.) А то, может, и присоединиться – у Иришки такие бёдра роскошные! М-м… вкусняшка… (Проводит языком по верхней губе.) Всё как я люблю!

СЕРГЕЙ (раздражённо). Перестань! (Залпом допивает чай и встаёт из-за стола.)

САША (ластится к нему). Ну милый… ну что ты опять дуешься – я же просто пошутила!

СЕРГЕЙ. Ну и шуточки у тебя сегодня…

САША. Ну прости… (Надувает губки.) Да, у твоей бедной девочки напрочь отсутствует чувство юмора – что ж тут поделаешь?

СЕРГЕЙ. Слушай… ну послушай меня!

САША (изображает покорность). Да, папочка – я у тебя самая послушная на свете!

СЕРГЕЙ (вздыхает). Нам лучше всё это прекратить…

САША. Что «это»?

СЕРГЕЙ. Ты знаешь, о чём я!

САША. Нет, ну просто хочется, чтоб ты это слово произнёс… ну давай! Какое тебе нравится – секс, перепихон, супер-трах… или не супер?

СЕРГЕЙ. Нам лучше всё это прекратить, пока Ирка не застала нас врасплох!

САША. Ирка? Ха-ха, я тебя умоляю… она существует по принципу «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда»! Да мы у неё на глазах будем трахаться – она подумает, что ей это померещилось…

СЕРГЕЙ. Знаешь, я её все-таки знаю немножко больше твоего – и уверяю тебя…

САША (решительно). Ну хорошо! (Садится за стол.) Я готова сделать всё, лишь бы ты был счастлив – даже уволиться… вот так!

СЕРГЕЙ (присаживается за стол). Подожди… ты это серьёзно?

САША. Да уж серьёзней некуда!

СЕРГЕЙ. Ну зачем так резко… Максим все-таки уже привязался к тебе…

САША (встаёт). Нет, не надо! Я не хочу разрушать твою семью – я уйду…

СЕРГЕЙ (удерживает её). Подожди…

САША. Руку пусти!

СЕРГЕЙ. Ир… то есть, тьфу – Саша! Совсем уже…

САША. …зарапортовался, да? Ничего-ничего – я уйду, у вас начнётся второй медовый месяц… (Всхлипывает.)

СЕРГЕЙ (обнимает её). Перестань… ты же знаешь, как я к тебе отношусь…

САША (нарочито громко шмыгает носом). Как?

СЕРГЕЙ (осторожно). Ну… наверное, я люблю тебя… и всё такое…

САША (поднимает на него глаза). Наверное?

СЕРГЕЙ. Ну… словом, я не хочу, чтобы ты никуда уходила! Сейчас, во всяком случае…

САША. Ага… ну и на том спасибо! (Прижимается к его груди.) Слушай, а может успеем по-быстрому – пока Максимка не проснулся… (Гладит его по животу и скользит рукой ниже.)

СЕРГЕЙ (останавливает её руку). Тебе вот прямо хочется, чтобы нас застукали!

САША (жарко). А что такое? Мой пупсик перепугался… ну-ну – мамочка сейчас успокоит… (Стремительно опускается на колени и припадает к его паху.)

СЕРГЕЙ. Сашка… ну ты что… с ума сошла… ох! (Закрывает глаза.)

В это мгновение дверь квартиры распахивается, и на пороге возникает Ирина. Сергей, заметив её, дёргается всем телом от ужаса. Саша по его реакции понимает, что что-то не так – и поднимает голову. Немая сцена.

Первой приходит в себя Ирина – мотнув головой словно отгоняя лишние мысли, она проходит куда-то в глубину квартиры, через секунду возвращается, неся под мышкой оставленную папку с документами – и уходит так же стремительно как и пришла.

Звук захлопнутой двери приводит в чувство и Сергея – с криком «Ира! Подожди…» он, путаясь в спущенных штанах, выскакивает вслед за супругой на лестничную площадку.

САША (насмешливо). Как дети малые! (Вытирает пальчиком уголки губ и садится допивать чай.)

СЦЕНА 10
За уже хорошо знакомым зрителю столом сидят Ирина и Саша. Воздух наэлектризован до предела. Перед обеими женщинами стоят кружки с чаем. Ирина напряжённо помешивает ложечкой сахар. Саша просто молча смотрит в свою кружку. Это длится достаточно долго. Наконец, Ирина медленно достаёт ложку и так же медленно кладёт её на стол.

ИРИНА. Не надо было тебя с ним оставлять!

САША (тихим виноватым голосом). Простите, Ирина Дмитриевна, это полностью моя вина…

ИРИНА. Ну конечно! Вот только не надо его выгораживать…

САША. Я и не собираюсь.

ИРИНА. Я должна была сразу догадаться… радостный приём, стиралку починил… негодяй!

САША. Он действительно был очень рад, что вы вернулись…

ИРИНА. Ага, я заметила! (После паузы.) Вообще-то я сразу заметила, что между вами какая-то искра… не думай, что не заметила! У меня глаз-алмаз – я всё вижу.

САША. Конечно…

ИРИНА. Ну хорошо... я – человек практичный, современный, поэтому вот как мы поступим: я разрешаю вам продолжить ваши отношения!

САША (поднимает глаза). Что?!

ИРИНА. Да, ты не ослышалась. Справедливости ради стоит отметить, что кое за что я должна быть тебе благодарна – после ваших… (Ищёт подходящее слово.) Ваших встреч у Сергея восстановилась потенция… так что можете продолжать – но не чаще раза в неделю! И, разумеется, не при ребёнке… да, и ещё одно… (Аккуратно, но жёстко берёт Сашу за подбородок и привлекает к себе.) Чтобы без залётов, ясно?

САША (эхом). Без залётов…

ИРИНА (отпускает её и выпрямляется). Ну вот – мы всё обсудили… (Поднимается, как бы давая этим понять, что аудиенция окончена.) Считай, я тебе предупредила…

САША (тем же голосом). Поздно предупредили.

ИРИНА (судорожно сглатывает). Что-о?

САША. У меня задержка.

ИРИНА. Как… (Падает на стул.) Ты что… ты уверена?

САША (кивает). Угу…

ИРИНА. И… как ты дальше планируешь?

САША (пожимает плечами). Не знаю. Хотела вот с вами это обсудить…

ИРИНА (осторожно). Мы с Сергеем, конечно, планировали второго ребёнка – но…

САША (твёрдо). Нет. Не хочу быть вам обузой!

ИРИНА (растерянно). Почему обузой? Просто…

САША. Если я решусь оставить ребёнка, то воспитаю его сама… у меня получится! У мамы же получилось…

ИРИНА. Господи… девочка моя… (Берёт себя в руки.) Так, послушай меня – я могу дать тебе деньги на аборт. Это всё, чем я смогу тебе помочь…

САША. Аборт – это грех! (Всхлипывает.) Я не собираюсь становиться убийцей…

ИРИНА. Ну… (Разводит руками.) Об этом как-то раньше надо было думать… (Тянется за сумочкой.) Вот… мне сегодня как раз дали зарплату… (Достаёт оттуда кошелёк и протягивает Саше пачку купюр.) Я уверена, этого хватит…

САША (мгновенно успокаивается). На операцию, может, и хватит – а как насчёт моральной компенсации?

ИРИНА. Однако! Слушай, не надо наглеть, ладно?

САША (поднимается). Наглеть? Я из-за вас, быть может, навсегда лишусь способности стать матерью – это ведь мой первый плод! – а вы тут мне копейки будете считать?

ИРИНА. У меня сейчас нет денег – я тебе всё отдала! Совесть у тебя есть вообще?

САША. А у вас?

ИРИНА (поднимается). Знаешь, девочка, мы сейчас с тобой по-другому поговорим…

САША (пожимает плечами). Хорошо – я тогда у Сергея попрошу…

ИРИНА (хватает её за руку). Я тебя умоляю – не надо только ещё его в это впутывать! Пожалуйста… он ничего не должен знать… мы с тобой всё уладим, хорошо?

САША (покорно). Конечно, Ирина Дмитриевна… как вы скажете… (Коротко вскрикивает и падает на пол как подкошенная.)

Ирина в ужасе мечется над ней. Свет медленно гаснет.
СЦЕНА 11
И снова чаепитие – на этот раз за столом все трое. Посередине сидит Саша – бледная, под глазами тени – и смотрит куда-то в пространство. Сидящие по бокам Ирина и Сергей суетятся вокруг неё.

ИРИНА. Сашенька, может ты скушаешь чего-нибудь?

САША (едва шевелит губами). Не-е… я не хочу есть…

ИРИНА. Как ты себя чувствуешь? Может, у тебя температура? (Прикладывает руку к её лбу.) Вроде нет…

СЕРГЕЙ. Может, это… кофе? Или – что покрепче…

ИРИНА. Да погоди ты! Покрепче… (Вздыхает.)

САША. Я, наверное, лучше пойду лягу…

ИРИНА. Да? Давай я тебе помогу… (Помогает ей подняться и отводит в спальню.)

Смущённый Сергей убирает посуду со стола. Ставит чашки в мойку. Входит Ирина – вид у неё усталый.

СЕРГЕЙ. Что с ней?

ИРИНА (машет рукой). А-а… да фигня одна – по женской части! Сейчас это у многих – экология… плохое питание… вот и пришлось операцию делать… и вроде как осложнения возникли… это бывает… я думаю, скоро пройдёт… да-а…

СЕРГЕЙ. Да? (После паузы.) Будешь ещё чаю?

ИРИНА. Не знаю… (После паузы.) Н-нет, наверное…

Сергей тяжёло вздыхает. Ирина в задумчивости кусает губы. Каждый думает о чём-то своём.

СЦЕНА 12
Очередное утро. Ирина возится по хозяйству. На кухню выплывает Саша – выглядит она уже намного лучше.

ИРИНА (не оборачиваясь). А-а, это ты… как себя чувствуешь?

САША. Хорошо…

ИРИНА. Садись – завтрак будет через пять минут.

САША. Мне и вправду уже лучше!

ИРИНА (поворачивается к ней). Рада это слышать!

САША. И я бы хотела получить свои деньги…

ИРИНА (ошарашено). Что?! О чём ты говоришь?

САША. Деньги. Которые вы мне обещали!

ИРИНА. Послушай, девочка… мы тебя тут неделю выхаживали, ночей не спали…

САША. Ну и что? Я же по вашей милости пошла на эту дурацкую операцию!

ИРИНА. Подожди-подожди – давай-ка разберёмся…

САША (жёстко). Не хочу я разбираться! Или вы мне платите мои деньги – или я всё расскажу Сергею…

ИРИНА. Что «всё»?

САША. Что вы заставили меня сделать аборт!

ИРИНА. Господи… так – прежде всего успокойся, пожалуйста…

САША (пожимает плечами). Я спокойна.

ИРИНА. Ладно… всё хорошо?

САША (кивает). Ага…

ИРИНА. Готова разговаривать?

САША (скрещивает руки на груди). Так я сегодня получу свои деньги или нет?

ИРИНА. Ты уволена! (Возвращается к приготовлению завтрака.)

САША. Что? Как это?

ИРИНА. Вот так!

САША. Не поняла…

ИРИНА (поворачивается к ней). А что ты думала – я буду всё это терпеть?

САША. Что «всё»?

ИРИНА. Твою неблагодарность – чёрную! – твой шантаж…

САША (всхлипывает). Ирина… Дмитриевна…

ИРИНА (морщится). Ой, вот только не надо снова этого театра дешёвого! Насмотрелись уже, слава Богу…

САША (бухается перед ней на колени). Простите меня, пожалуйста!

ИРИНА. Так… встань немедленно!

САША (рыдает). Не встану…

ИРИНА. Ну мне что – силой тебя, что ли, поднимать? Ну хочешь – стой так весь день… меня ты не разжалобишь! (Отворачивается.)

САША (поднимается). Ну я могу хотя бы поработать у вас, пока новое место найду?

ИРИНА. Можешь… неделю.

САША. Спасибо…

ИРИНА (поворачивается к девушке). Только теперь, дорогая, в твои обязанности входит не только возиться с Максимом, но и домашние дела – стирка, уборка, готовка…

САША (поспешно). Я согласна! На всё согласна… (Опускает голову.) Только не гоните…

ИРИНА (смягчается). Ладно… тогда кинь, пожалуйста, бельё в стиралку – а то там уже накопилось прилично!

САША (кивает). Хорошо… (Разворачивается и идёт в комнату.)

ИРИНА (кричит вдогонку ей). И Максима вещи захвати!

Через некоторое время Саша выходит из комнаты, неся что-то объёмистое – и за спиной протирающей стол Ирины проходит в ванную.

Входит Сергей. Складывает мокрый сиреневый зонтик.

СЕРГЕЙ. Фу-у… льёт как из ведра! Купил газету – но как назло ни одной приличной вакансии. Пока от киоска дошёл – промок до нитки… да ещё зонтик чего-то барахлит – попробую сегодня починить! (Осматривает зонт.) Или новый купить – как думаешь?

ИРИНА. Наша красавица вроде оклемалась…

СЕРГЕЙ (обрадовано). Да ты что!

ИРИНА. Ага – и уже показывает коготки…

СЕРГЕЙ. Хм… а что такое? (Вешает плащ на вешалку.)

ИРИНА. Требует, чтоб мы ей зарплату повысили.

СЕРГЕЙ. Да? Ну я не знаю… ну мы же ей вроде нормально платим? Какие сейчас расценки?

ИРИНА. Она у нас работает ещё неделю – и всё…

СЕРГЕЙ. Что «всё»?

ИРИНА. Идёт искать другую работу!

СЕРГЕЙ. Да? Ну… я даже не знаю… ребёнок к ней вроде уже привязался…

ИРИНА. Ничего – как привязался, так и отвяжется! В его возрасте это обычное дело.

СЕРГЕЙ. Ну ладно… раз ты так считаешь… (Проходит к столу.)

В этот момент появляется Саша. Она что-то прячет за спиной.

САША. Я засунула вещи в стиралку!

ИРИНА. Хорошо… (Берёт тарелки и несёт их, чтобы поставить на стол.)

САША. И Максима тоже туда засунула…

ИРИНА. Что-о?! (Роняет тарелки на пол – те разбиваются вдребезги.) Как…

Сергей ошарашено опускается на стул.

САША. Легко! Сунула – и на «пуск» нажала… он у вас компактненький – надеюсь, машинка выдержит!

ИРИНА. Как… как ты могла? (Бросается к ванной.)

Но Саша с невесть откуда взявшейся силой отпихивает её в сторону.

САША. Куда, мамаша? Сидеть… стирка, полоскание, потом ещё отжим…

ИРИНА. Ах ты, гадина! (Бросается на неё.)

САША. Тихо! (Выхватывает из-за спины молоток.) Не рыпаться! А то гвоздь в башку забью…

ИРИНА (падает на пол). Серёжа! (Отчаянно.) Ну сделай же что-нибудь… там наш мальчик умрёт сейчас…

Сергей неловко пытается подняться со стула, но Саша замечает это движение – и теперь уже грозит молотком ему.

САША. Сидеть, гандон штопанный!

СЕРГЕЙ (растерянно). Почему штопанный?

САША (Ирине). Во-о, видала, какой у тебя муженёк? Там его ребёночка топят – а он в филолога решил поиграть! (Сергею.) А, может, это не твой ребятёночек, а? (Приближается к нему.) И ты в глубине души давно об этом мечтал – угадала?

СЕРГЕЙ. Я… да нет…

Воспользовавшись моментом, Ирина отпихивает Сашу и кидается в ванную. Саша опрометью бросается следом за ней. Слышны нечеловеческие вопли, грохот и какая-то возня. Затем Саша за волосы выволакивает Ирину из ванной.

САША. Куда, мамаша? Я тебе выключу! Сиди… (С силой пихает её на стул рядом с оцепеневшим от ужаса мужем.) А ты, Серёженька… любименький мой… (Шипит.) Сообщи своей ненаглядной супруге – я ненавижу детей! (Замахивается молотком.)

В это мгновение свет резко гаснет. Сцена погружается в темноту.

СЦЕНА 13
Свет зажигается снова – но на сей раз это лишь одинокий луч прожектора. В этом луче появляется Саша – уже без молотка, зато в короткой школьной юбочке и с дурацким «хвостиком». В руке у неё эскимо на палочке, которое она время от времени смачно облизывает.

САША. Я убила ребёнка… ну и что? Сейчас вон все друг друга убивают! Телевизор включишь – там одна кровища… по всем каналам! Землетрясение в Японии – десять тыщ погибло… ещё там чего-то – ещё десять тыщ! И хорошо ещё в Японии, а не на соседней улице. Подумаешь – одним больше, одним меньше… и почему это, интересно, я должна кого-то жалеть? Меня вот, например, в этой жизни никто не жалел! Мама никогда не говорила мне, что я красивая – никогда! Я у неё спрашиваю: «Я красивая?» – а она мне: «Как кобыла сивая!». И всё… типа шутка такая. Офигеть как смешно! А потом я поняла, почему она так говорила – она ведь моего папашку даже не знала толком… (Спускается в зрительный зал и усаживается на колени к одному из зрителей – дальнейший монолог как бы адресуется персонально ему.) Как дело-то было… маманя школу заканчивала. После выпускного она с подругой и ещё двое каких-то левых пацанов сели в машину и поехали за город – типа шашлыки пожарить… ага, знаем мы эти шашлыки – сама как будто не ездила! Короче, потом оказалось, что один из пацанов машину у папаши своего умыкнул и вообще первый раз был за рулём – ни прав, ничего! Ну и где-то там на повороте руль не так повернули – и с моста в речку: бу-бух! И четыре трупа… нормально шашлычков поели? Ну всех чего – в морг… там раздели – и на столы. И у них там, короче, прикинь был один санитар – ну типа извращенец… короче, мёртвеньких девчонок любил! А маманя у меня ничего такая была, фигуристая – ну, короче, я вся в неё, ты же понимаешь… И он, значит, дождался, пока все свалят – и давай, короче, с ней шашлыки жарить! И так он их пожарил, что маманя моя аж с того света вернулась… у неё потом оказалось просто какой-то нерв был защемлен или что-то вроде того – короче, чего её за мёртвую-то все приняли. Ну, в общем, она в крик, кто-то там прибежал… на санитара, естественно, дело завели – но маманя лично пришла в ментовку и убедила отпустить пацана: ну как же, считай если б не он, её б просто зарыли – и с концами! Ха-ха… а так – через девять месяцев я родилась. Нормальный ход? Вот такие дела… (Обращается к зрителю.) Ну как ты, миленький – не запачкался? Я тебе ничего там не отсидела? Жена пилить не будет? Ну ладушки… тогда – чава-какава! (Слезает с колен зрителя и возвращается обратно на сцену.) Поняли, что у меня за жизнь? Но я, собственно, не об этом… с чего всё на самом деле началось? Всё из-за Ленки… Ленки-пенки… вернее, нет – сперва мне очень нужны были деньги… маманя-то у меня на фабрике впахивала… а как фабрика закрылась, засела дома и начала сперва по маленькой, по маленькой – а потом каждый вечер в зюзю… ну и мне надо было как-то зарабатывать на жизнь! И я придумала способ… не самый, может быть, хороший способ – но что мне оставалось? (Садится на край сцены.) Ленка сиротка у нас была – ну то есть у неё только папа был, а мамы не было! Мама у неё гитаристка была в «гёрлз-бэнде» – ну это когда в группе одни тёлочки. Хотя не знаю – может, и мужики там тоже были… короче, во время очередных гастролей мама Ленкина обожгла себе руку кипятком – ну бывает, чего такого! И куда-то они ехали там до чёрта километров по жаре… короче, чтоб рука не загноилась, все участники ансамбля по очереди ссали Ленкиной маме на руку – типа моча помогает при ожогах, что-то такое. Ну фиг знает – может, это они над ней просто поглумиться решили, не знаю… я вообще эту историю слышала через третьи руки – Ленка-то сама на эту тему молчок! В общем, моча её маме не помогла – рука всё равно загноилась… и чего-то то ли поздно это выявили, то ли там ещё какая-то болячка на это дело наложилась – короче, маманя Ленкина померла! Батя её в ментовке работал – ну он после этого вроде как мозгами стал слегка того… а с другой стороны – кто сейчас нормальный? Одни извращенцы кругом… (Поднимается.) Та же Ленка мне рассказывала – она когда ходила в третьем классе в балетную студию, у них там препод был долбанутый… реальный извращенец! Заставлял её ходить к нему на дополнительные занятия… (Делает несколько лёгких па.) И требовал, чтоб она танцевала перед ним голой – а сам смотрел на это дело и дрочил… а потом просил её мочиться ему в рот, а сам при этом шептал «ты моя богиня» или что-то в этом роде – ужас! И Ленка всё это терпела… ну то есть она сперва попыталась рассказать об этом родителям – те, естественно, ей не поверили… ха! Моя мамаша тоже бы не поверила, если б я ей такое рассказала – ещё, поди, и люлей бы мне навешала… короче, Ленка сперва рассказала про это своей учительнице, Спиридоновой Надежде Сергеевне – и та ей велела не выдумывать всякую ерунду… нормально? Тебе ученица жалуется на то, что с ней вытворяют – а ты ей рот затыкаешь… учительница называется! Ленка когда об этом рассказывала, её аж трясло – так она эту проститутку ненавидела… (Сжимает кулаки.) Надеюсь, эта тварь сейчас гниёт в гробу – или как раз подыхает в жутких мучениях… хотела бы я на это посмотреть!

<< предыдущая страница   следующая страница >>



Громкоговоритель усиливает голос, но не аргументы. Ханс Каспер
ещё >>