Александр Андрюхин Награда королевы Марго - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Александр Дюма Королева Марго – 1 42 9548.87kb.
Ночь и туман 5 939.3kb.
Список статей из периодических изданий, поступивших в библиотеку... 1 148.05kb.
Уильям Фолкнер Солдатская награда 14 3528.33kb.
30 апреля в Нидерландах отмечается национальный праздник День королевы 1 73.32kb.
Александр мельников «…Думаю, что он по-настоящему талантлив и даже... 1 21.78kb.
Выпуск 28 Содержание: Илья Варшавский Теоретик Александр Лаптев о... 14 2336.33kb.
Время правления королевы Виктории 1 70.03kb.
Прием у королевы Осени Праздник для начальной школы (Дети под музыку... 1 41.44kb.
«Роль греческой королевы Ольги в решении критского вопроса в конце... 1 57.28kb.
Зены Королевы Воинов 1 342.85kb.
Знаменитости и спорт 1 81.28kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Александр Андрюхин Награда королевы Марго - страница №42/42

51

Настроение с утра было паршивым. Жена ушла, Колесников под следствием, Марго улетает. Кругом один беспросвет! Трубников оторвал от стола голову и посмотрел на часы. Половина девятого. Марго улетает через час. Интересно, надолго?

Может, она собралась замуж за этого мистера Хенкса? Почему бы нет? Свободная женщина. Имеет полное право. А может, они с Хенксом на пару грохнули Олега? Но зачем? Если она собралась замуж за мистера, то могла бы запросто развестись. К тому же уже на сто процентов известно, что Маргулина укокошил Колесников. Не мог же Хенкс нанять Колесникова в качестве киллера?

Трубников уютно расположился на собственном рукаве и закрыл глаза. Почему не предположить, что Хенкс влюбился в Маргулину? Только осел может не влюбиться в такую красотку, а американцы гораздо влюбчивее ослов. Хотя с этим можно поспорить, но не об этом сейчас речь. Итак, Хенкс влюбляется в Маринку, а Маринка ему заявляет: «Увы, мистер Хенкс. Я замужем и в своем муже души ни чаю. Словом, достопочтенный мистер, чешите грудь и рвите когти обратно за океан». Тогда Хенкс, не будь идиотом, нанимает Колесникова, и Колесников за сто тысяч долларов убивает Олега. Но тут опять нелогично. Зачем миллиардеру нанимать какого-то Колесникова за сто тысяч долларов, когда он может нанять профессионала всего за десять тысяч. Вот у Марго на киллера денег не было. Она могла подбить Колесникова на убийство мужа. Но какой смысл ей?

Трубников страдальчески застонал и сильно затряс головой. «Все! Хватит! Сколько можно ломать голову? Плюнуть и забыть».

Евгений снова посмотрел на часы. Что-то не звонит детектив. Сейчас последний звонок, и можно отправляться домой. «Только что делать дома? — тяжело вздохнул он. — Может, отправиться в какой-нибудь ресторан или ночной клуб? М-да, с такой заспанной рожей только и ходить по ночным клубам. Нет уж, лучше домой».

Наконец долгожданный звонок огласил сонную пустоту кабинета. Трубников схватил трубку и рявкнул с раздражением:

— Думал, уже не дождусь.

— Не так это просто рыться в архивах миграционного агентства, — ответил Горохов. — Насчет Хенкса я выяснил.

— Ну! — подбодрил Трубников.

— Никогда Роберт Хенкс не был в советском лагере «Артек». Мистер вообще не посещал Россию ни в восемьдесят третьем году, ни в другие годы. Впервые он прилетел в Москву в январе этого года.

— Так я и думал, — устало отозвался Трубников. — Что же, спасибо, Павел Сергеевич. Отдыхайте!

«Вот шельма, опять обманула», — беззлобно усмехнулся Трубников, водворив трубку на место.

Впрочем, он и не сомневался, что это очередная ложь. Позвонить бы сейчас Марго и задать последний некорректный вопрос, где она снюхалась с этим американским магнатом? Но мадам Маргулина уже, должно быть, в аэропорту.

Трубников посмотрел на часы и все-таки набрал Маринкин номер. Но, как он и предполагал, никто не ответил. «Пора домой, — вяло шевельнулось в мозгах. — Хотя дома сплошная тоска».

Издатель не спеша вышел из-за стола, надел пальто и в нерешительности остановился у двери. «Может, правда сейчас в ресторан? Напиться, оторваться, подцепить какую-нибудь веселую девицу и рвануть с ней по ночным притонам?»

Трубников приблизился к зеркалу. В холодном стекле отразилась такая угрюмая физиономия, что хозяин поморщился. Нет, с такой мордой появляться на людях просто неприлично. Евгений устало плюхнулся в кресло и задумался.

Из коридора снова доносился шум пылесоса и шаловливое воркование вахтера с уборщицей.

— Ну что, Петровна, останешься? — уговаривал уборщицу вахтер. — Весна на улице. В груди трепещет, пониже — восстает.

— Да ну тебя, — со смехом отвечала уборщица. — Одно у тебя на уме.

«Он никогда ее не уломает, — сонно подумал Трубников, закрыв глаза. — А я никогда не узнаю правды».

— Ну расскажи, расскажи, как ты одурачила проклятого капиталиста, — засмеялся вахтер.

— Сколько можно рассказывать одно и то же...

Трубников начал куда-то проваливаться. Перед глазами поплыли цветные шары. Тепло и блаженство стали разливаться по телу. Впрочем, тела уже не существовало. «Вот так бы заснуть, и больше никогда не вернуться в этот мир», — подумал бедный Женя и услышал, что вокруг рокочет океан. Это шумел Тихий океан, на берегу которого скоро будет нежиться Марго со своим хромым миллиардером.

— В то время у нас в детдоме, где я работала, было два брата-близнеца, — доносилось откуда-то со стороны. — Оба хорошенькие, умненькие. Обоим было по пять. Один нормальный, другой с родовой травмой. Из-за этой травмы мамаша от обоих отказалась. Стерва, в общем, мамаша. А тут Олимпиада. Понаехали в Москву иностранцы, ну, кто зачем: кто Олимпиаду смотреть, а вот эта американская пара — ребенка усыновить. В Америке у них с усыновлением туго. Ну, приходят, значит, они к нам с таким предложением и с деньгами, естественно, а заведующую от одного их вида кондратий бьет. «Что вы такое предлагаете, господа? Вы где находитесь? В Советском Союзе или на своем Диком Западе? Зарубите себе на носу, здесь людей не продают». Иностранцы расстроились и пошли, значит, на выход. А я догоняю их в коридоре и говорю: «Продать ребенка можно, только как вы его провезете через границу?» А они: «Это есть не твой забот. Твой забот продать, что посимпатичней». Ну, самые симпатичные у нас близнецы. Уже одного, здоровенького, собралась забрать какая-то семья, но заведующая — ни в какую. Либо обоих, либо никого. Тогда я бегу к директрисе и предлагаю такой план: здорового показываем американцам, а потом берем с них деньги и незаметно меняем на хроменького...

Трубникова словно ткнули иглой. Он дернулся в кресле и распахнул глаза. Рокот в ушах прекратился, и куда-то испарились шары. Евгений тяжело поднялся и вышел в коридор. Вахтер с уборщицей повернули головы.

— Что-то вы сегодня припозднились, Евгений Алексеевич? — с ласковый улыбкой произнес вахтер.

Но Трубников не услышал. С багровым лицом подошел к уборщице и впился в нее взглядом.

— В каком детдоме вы работали? — спросил он.

— В московском шестнадцатом, — растерянно ответила уборщица.

Глаза Трубникова сделались совершенно сумасшедшими.

— Как фамилия этих близнецов?

— Да я уже и не помню, — засуетилась женщина. — Конниковы или Конноваловы...

— Может, Конюшины? — перебил Трубников.

— Точно, Конюшины! — радостно воскликнула уборщица и впилась влюбленными глазами в шефа.

— Черт! — хлопнул себя по лбу Трубников.



52

Пять минут спустя он на всей скорости несся в сторону аэропорта Шереметьево. В один миг прояснилось все. А ведь об этом можно было догадаться раньше, сразу после того, как детектив продиктовал числа пребывания мистера Хенкса в Москве.

Магнат улетел седьмого февраля, на второй день после убийства Олега. Прилетел через месяц. Седьмого марта. Именно в этот день Маргулин воскрес, смертью смерть поправ. Двадцать второго марта магнат улетает, и в этот день убивают Олега. На этот раз по-настоящему. Боже мой! Как они все здорово обтяпали.

Трубников гнал на всю катушку, поминутно поглядывая на часы. Теоретически он успевал, если на дороге не вляпается в какую-нибудь пробку.

Одно в этой истории оставалось непонятным. Кровь на платке и на пуле была идентична. Тут уже одно из двух: либо эксперты ошиблись, либо это мистика. Не снижая скорости, Трубников заглянул в записную книжку, нашел телефон лаборатории и набрал номер. Вообще-то было уже поздновато. Евгений не надеялся дозвониться, но внезапно на том конце отозвались.

— Нельзя ли мне услышать Павлова? — спросил Трубников, забыв поприветствовать.

— Павлов у аппарата, — браво отозвался не совсем трезвый голос, и водитель услышал на заднем плане музыку, гогот и звон бокалов. Видимо, в лаборатории справляли торжество, поэтому эксперт оказался на месте.

— Извините, Константин Эдуардович, не узнал! Это звонит Трубников по поводу повторной экспертизы крови на платке и пуле. Помните?

— Как же не помню! — икнул эксперт. — Мы провели повторный анализ. Результаты те же. Кровь на платке и на пуле идентична.

— Не может быть, — вырвалось из Трубникова. — Скажите, а были случаи, когда у разных людей совпадало ДНК.

— Таких случаев не было, — засмеялся эксперт.

— Даже у близнецов?

— У однояйцевых близнецов теоретически может совпасть ДНК, но и то, кажется, в исключительных случаях.

Теперь исчезли последние сомнения. «Теперь только бы успеть», — бешено затикало в висках.

Евгений подкатил к аэропорту за двадцать минут до отлета самолета. Сразу рванул в регистрационный зал, но пассажиры, улетающие в США, уже прошли регистрацию и находились в чистой зоне. Стоило больших усилий, чтобы прорваться туда. Никакие мольбы, уговоры и убеждения не тронули принципиального таможенника. Он был глух и нем, а также стоек, как оловянный солдатик. Тогда Трубников прибегнул к проверенному способу: сунул ему две зелененькие бумаженции, и проблема была решена.

— Только пять минут, — строго донеслось вслед.

Евгений немного пометался среди счастливчиков, покидающих Россию, и наконец узрел Марго. Она сидела на кожаном диване под пальмой и листала какой-то журнал. Трубников подошел и молча сел рядом. Марго подняла голову.

Ее глаза не выразили удивления. Они, как всегда, были спокойными и насмешливыми.

— Ты пришел меня проводить? — нежно улыбнулась чертовка.

— Я пришел узнать правду.

— Правду? — рассмеялась Марго. — Ради правды люди идут на эшафот, а тебе подай ее на блюдечке.

— Я уже достаточно настрадался, чтобы продолжать находиться в неведении, — ответил Трубников. — Скажи, это была твоя идея убить мистера Хенкса?

Маргулина более чем спокойно выдержала взгляд своего школьного друга и с улыбкой ответила:

— Если ты так алчешь правды, то я тебе ее открою. В память о нашей короткой любви. Тем более что ты ее уже знаешь. Я это вижу по глазам. Дай слово, что все останется между нами.

— Клянусь!

— Не надо клясться. Клянутся только лживые женщины. Мне достаточно твоего слова. Ведь ты поэт. А у поэта нет ничего дороже слова.

— Хорошо, я даю слово.

— Я тебе верю, — кивнула Марго. — Итак, что тебя интересует?

— Все с самого начала.

— Если с самого начала, то их было два брата-близнеца. Один инвалид. Его звали Робертом. Другой здоровый. Его звали Олегом. До пяти лет они воспитывались в одном детском доме, но в восьмидесятом году методистка продала Роберта двум зажиточным американцам. Как ей это удалось — неизвестно. Знаю только, что был скандал и что она схлопотала за это десять лет тюрьмы.

— Сейчас она работает у меня уборщицей, — вставил слово Трубников.

Марго повела глазами.

— Значит, сама судьба послала ее к тебе. Ведь ты нам чуть не сорвал всю операцию.

— Извини, не знал. Я хотел только спасти Колесникова.

— Колесникова? — брызнула глазами Марго. — Это ничтожество? Который к тому же наставлял тебе рога.

— Давай пропустим. Итак, чета Хенксов усыновила Роберта.

— Усыновила, да, — вздохнула Марго. — Усыновила, воспитала, вылечила. И он принес им счастье. После усыновления русского инвалида они стали богатеть как на дрожжах. Но в прошлом году попали в автокатастрофу, и единственным наследником их двухмиллиардного состояния стал Роберт. Первое, что он сделал, войдя в права наследства, отыскал своего брата.

— На свою голову, — усмехнулся Трубников. — Продолжай!

— Когда он прилетел в Москву, выяснилось, что они с Олежкой похожи как две капли воды. А когда купили одинаковые дубленки, то даже я стала путаться.

— Вот тогда тебе и пришло в голову заменить мистера Хенкса Олегом?

— Нет! Все было не так! — засмеялась Марго. — Мне пришло это в голову потом. Поначалу Роберта никто не собирался убивать. Он сам напросился. Представляешь, этот американский ублюдок предложил своему брату продать меня ему. Разве не подонок?

— Но, зная Олега, ни за что не поверю, что он вцепился ему в морду. Только не говори, что он отказался.

— Ты прав. Он согласился. Но только теоретически. А на практике он хотел получить деньги, а затем отправить братца домой, а не захочет — укокошить. Вот тогда меня осенило, что если и кокошить мистера, то тогда уж ради всего его состояния. А чего мелочиться?

— И тогда вы решили использовать Колесникова?

— Верно. Потому что денег на киллера у нас не было.

— А где же вы взяли деньги на взрывное устройство?

— Ну, эта самодельная хлопушка стоит гроши, — засмеялась Марго. — Кстати, эта дурацкая идея Олега сделать мое алиби безупречным, не совсем мне нравилась. Однако что сделано, то сделано. И эта глупая Зыбина так никогда и не догадается, что мы ее использовали.

Марго рассмеялась, а Трубников нахмурился.

— Шестого февраля ты выехала из дома с Олегом?

— Ну а с кем же? С Олегом и с чемоданом. Ведь на следующий день он улетал в Америку по билету Хенкса. Когда мы отъехали от дома, он пересел в такси, а я поехала в гостиницу за его братом. Хенкс обожал скачки, поэтому пришлось немного потомиться на Соколе. Но потом все прошло благополучно. Мы доехали до назначенного места, в машине забарахлил мотор. Я попросила Хенкса посмотреть, а сама пошла в лес, где уже меня ждал Олег. Мы видели, как Колесников выстрелил Хенксу в голову, а затем погрузил его в свою машину. После того как он уехал, мы спокойно вышли из леса, сели в «Жигули» и поехали на «Старую мельницу». На следующий день Олежка прямо с турбазы отправился в аэропорт.

— И в Америке никто ничего не заметил?

— Никто! — блеснула глазами Марго. — Олег в совершенстве владеет английским, как, впрочем, и я. Хотя что я тебе рассказываю? Мы все закончили одну английскую школу. Так что за океаном — никто ни ухом, ни рылом. Если даже кто-то что-то и заподозрит, — деньги решат все.

— Рад за вас, — тяжело вздохнул Трубников. — Но зачем вы подбросили мне наркотики?

— А зачем ты взялся вытаскивать с того света Колесникова? Если бы он так настойчиво не домогался меня, возможно, Олег бы не стал доводить его до самоубийства. Но ты его вытащил с того света и тем самым чуть не подставил нас. Если бы Колесников попал в психушку, нам бы пришел конец. Все самоубийцы в психушках рано или поздно развязывают языки. Так что с наркотиками извини! Это была вынужденная мера.

— Значит, Олег принес Колесникову бритву. Теперь мне понятно, почему он убил медсестру.

— Это тоже вынужденная мера. Медсестра слишком много знала. После того как Олег расстрелял кровать Димана, она могла вспомнить того, кого пускала к Колесникову с размалеванным виском.

— Значит, мою дверь тоже сжег Олег? — сдвинул брови Трубников.

— А что ему оставалось делать? Он очень нервничал. У меня еще не оформлена виза, а ты уже почти нас раскрыл.

Марго прикоснулась к руке провожающего и ласково заглянула в глаза.

— Не обижайся, Женька! Я потом возмещу тебе все убытки.

Трубников порывисто притянул ее к себе и страстно прошептал на ухо:

— Учти, возьму только натурой, несмотря на то что ты редкая мерзавка. Ой, какая же ты...

— Это наше родовое, — не менее страстно ответила Маргулина и рассмеялась.

— Когда ты вернешься?

Улетающая освободилась из объятий и грустно улыбнулась:

— Уже никогда. Зачем мне возвращаться? Я сразу по приезде выйду замуж за Роберта Хенкса и получу американское гражданство.

В это время пассажиров попросили пройти в автобус. Марго накинула на плечо сумочку и поднялась с дивана.

— Постой, — поймал за руку Трубников. — А как же я? Неужели ты ничего не испытываешь ко мне? Как понимать твою снисходительность в тот вечер за сценой?



— Понимай как награду, — засмеялась она и торопливо припала к его небритой щеке. Затем лукаво подмигнула и побежала вслед за пассажирами. Однако у выхода обернулась и крикнула на весь зал, мило сделав ручкой: — Награду королевы Марго...
Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.
<< предыдущая страница  



Если в нынешние времена вы не залезли в долги, вы, вероятно, занимаетесь чем-то противозаконным.
ещё >>