Александр Андрюхин Награда королевы Марго - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Александр Дюма Королева Марго – 1 42 9548.87kb.
Ночь и туман 5 939.3kb.
Список статей из периодических изданий, поступивших в библиотеку... 1 148.05kb.
Уильям Фолкнер Солдатская награда 14 3528.33kb.
30 апреля в Нидерландах отмечается национальный праздник День королевы 1 73.32kb.
Александр мельников «…Думаю, что он по-настоящему талантлив и даже... 1 21.78kb.
Выпуск 28 Содержание: Илья Варшавский Теоретик Александр Лаптев о... 14 2336.33kb.
Время правления королевы Виктории 1 70.03kb.
Прием у королевы Осени Праздник для начальной школы (Дети под музыку... 1 41.44kb.
«Роль греческой королевы Ольги в решении критского вопроса в конце... 1 57.28kb.
Зены Королевы Воинов 1 342.85kb.
Знаменитости и спорт 1 81.28kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Александр Андрюхин Награда королевы Марго - страница №41/42

49

После этого прошло несколько дней. Трубников ежедневно узнавал от детектива новости относительно сдавшегося Колесникова. Явившийся с повинной, он чистосердечно признался в убийстве Маргулина. Согласно протоколу, он совершил убийство в тот же самый день, когда на него самого было совершено покушение. Кем? Вероятно, какой-то криминальной группировкой.

Как выявило следствие, Колесников застрелил Маргулина в семь вечера на Воробьевых горах. Тело бросил в пруд, а сам бежал в Малаховку. Мотив убийства вполне бытовой. Ревность! Колесников больше не мог ждать, когда гражданка Маргулина разойдется со своим очередным мужем и наконец выйдет за него замуж. Марго, как ни странно, подтвердила, что обещала выйти за него замуж, после развода со вторым мужем. Но разводиться не спешила, да и, честно говоря, в ближайшее время не планировала. Если бы она знала, чем в конечном итоге аукнется для нее эта шутка, то лучше бы вырвала язык.

— Но в этом деле есть кое-какие нестыковки, на которые следствие умышленно закрывает глаза, — высказывал соображения опальный капитан. — Прежде всего, бросается в глаза, что труп был найден в десяти метрах от берега. Колесников утверждает, что протащил его волоком по льду, но к этому времени лед уже был довольно хрупкий.

— А как насчет давности трупа? Заключения так и нет? — спросил Трубников.

— Заключение, конечно, есть. Но оно почему-то не фигурирует в деле. Вообще у меня сложилось впечатление, что прокуратура очень торопится завершить расследование, поэтому закрывает глаза на все нестыковки. Кстати, на Колесникова хотели повесить и убийство медсестры, но здесь у него твердое алиби. В этот час его видели на Ленинском проспекте с одной женщиной... Кстати, вашей однофамилицей.

Трубников отвел глаза и невнятно пробормотал:

— С Колесниковым мне все ясно. Что там относительно причастности Маргулина к взрыву на «Белорусской».

— С этим тоже тупик. Две свидетельницы как бы его опознали. Но есть другие свидетели, которые видели в том же месте чеченцев. Вам не надо объяснять, что при расследовании подобных инцидентов предпочтение отдается последним. Маргулиным занимались довольно тщательно, но его причастность отмели. Хотя кое-что следствие смутило: Маргулин в армии служил в саперном подразделении. В принципе он мог подорвать. Но во всем остальном его биография безукоризненна. В школе был отличником. Химико-технологический закончил с красным дипломом. На работе преуспевал. Однако два месяца назад уволился по неизвестным причинам. Кстати, он сирота. Супруги Козловы — его приемные родители. До пяти лет он воспитывался в московском шестнадцатом детдоме. До усыновления он носил фамилию Конюшин. Но это так, к сведению. Насколько мне известно, следственные органы в теракте на «Белорусской» ищут чеченский след. И они его найдут. Не сомневайтесь! Маргулин для них даже не запасной вариант.

— Но он все-таки на подозрении?

— Ну еще бы ему не быть на подозрении. Во-первых, в тот день его видели в метро, во-вторых, во время взрыва он был на привокзальной площади. Хотя и с женой.

— Ну положим, не с женой, а со знакомой, — хмыкнул Трубников.

— Со знакомой? — удивился Горохов. — Интересно. А его жена утверждает, что в тот день была с ним и даже расписалась в свидетельских показаниях. Она, кстати, очень живо описала, как у них в «Жигулях» забарахлил карбюратор и как под ногами хлопнуло взрывное устройство.

— Но Маргулины даже были не на «Жигулях», а на «Москвиче», — засмеялся Трубников. — В протоколе указана марка автомобиля?

— И марка, и номер! Все как положено. Белая девятка, номер их. Я проверил. Впрочем, — задумался Горохов, — допускаю, что в той суматохе номер машины могли и не записать. Не до этого было. Данные дописали задним числом. Так часто делается, на второй день звонят свидетелям домой и дополняют протоколы. Да, скорее всего так и было, если Маргулина с такой уверенностью заявила, что была в тот вечер с мужем.

— Но могли бы сравнить подписи? — не унимался Трубников.

— Зачем? — удивился детектив. — Никому и в голову не пришло, что Маргулина была в другом месте. Если бы, скажем, наоборот, она была на месте происшествия, а утверждала противоположное, тогда бы это вызвало подозрение. Ведь многие слиняли, чтобы не быть свидетелями. А Маргулины остались, хотя у них было время сделать ноги.

— Но не было возможностей.

— Именно. Вот поэтому к Маргулину, как к подозреваемому, отнеслись скептически, — поставил точку детектив. — Какой дурак поедет совершать теракт на неисправной машине?

Разговор был окончен. Впереди намечался скучный рабочий день. Сразу потянуло на зевоту. «В бассейн начать ходить, что ли? — подумал Трубников. — Или в какой-нибудь ночной клуб?»

— А как поживают наши друзья-уголовники? — зевнув, спросил Трубников.

— Ведут себя благопристойно. Устроились в охранную фирму. Работают добросовестно. Их даже хвалят. Вы не волнуйтесь. Я их держу в поле зрения.

Трубникова уже ничего не волновало. С того дня, как ушла Настя, ему стало все безразлично. За кого беспокоиться? За жену? Таковой уже нет. За дом? Дома тоже нет. Какой это дом, если в нем пусто и тоскливо. За себя же беспокоиться было лень.

Детектив направился к двери, но на пороге остановился:

— Да, чуть не забыл. Хотя не знаю, имеет ли это значение? Маргулины оформляли гостевую визу одному гражданину США, некоему мистеру Хенксу.

— И что? — поднял брови Трубников.

— Собственно, ничего, — пожал плечами детектив. — Это так, к сведению. Может, вас заинтересует. В Россию он прилетал дважды, и оба раза жил в гостинице «Космос» в номере люкс. Первый раз он прилетел двадцать четвертого января, а улетел седьмого февраля. Второй раз — седьмого марта, а улетел двадцать второго.

Трубников долго соображал, уставясь на опального капитана, но так ничего и не сообразил.

— А кто этот мистер Хенкс?

— Понятие не имею, — пожал плечами детектив. — Если хотите, я наведу справки.

— Наведите, — вздохнул Трубников.

50

После того как детектив ушел, сон сняло как рукой. Странные мысли начали одолевать измученного издателя. Он взял ручку и написал: «23 января — 7 февраля». Пятнадцать дней. Две недели и еще один день прожил в России этот непонятно откуда взявшийся американец Хенкс. С одной стороны, ничего особенного, а с другой — за день до его отлета Колесников убил Олега. Убил, разумеется, не физически, а в мыслях, виртуально. Если, конечно, не наврал. Но скорее всего наврал. Колесникову верить нельзя. Так что все это пустое.

Трубников грустно вздохнул и написал: «7 марта — 22 марта». Тоже пятнадцать дней. Первая цифра ни о чем не говорила, а двадцать второго марта произошел целый калейдоскоп событий, связанных опять-таки с этим сумасшедшим Колесниковым: покушение на него самого, убийство медсестры, сожжение двери Трубникова и, наконец, убийство того, кто сам покушался на Димана, то есть Олега. Бред, конечно, но тем не менее.

Трубников поднялся с кресла и принялся сосредоточенно ходить из угла в угол. Но не придя ни к какому выводу, решил позвонить Маргулиной. По счастью, она оказалась дома.

— Привет, Марго. Это я. Ты еще продолжаешь соблюдать траур по супругу? — спросил он с иронией в голосе, предполагая, что такие женщины, как Марго, долго не скорбят по мужьям.

— Что за вопрос, Евгений? Ты мне все больше перестаешь нравиться.

— Извини, это от тоски, — буркнул издатель. — Тоска делает людей грубыми и бесчувственными.

— От тоски по кому?

— По тебе, конечно, — перешел на шепот Трубников.

В трубке раздался иронический смешок, после чего Марго поинтересовалась:

— Ты хочешь опять меня спросить, что я делаю сегодня вечером? Отвечаю: тоскую по мужу. Тосковать предпочитаю в одиночестве.

— Я понял, — тяжело вздохнул Трубников. — Можно задать тебе один некорректный вопрос?

— Задай! Только не обещаю, что отвечу.

— Кто такой мистер Хенкс?

В трубке воцарилась тишина. Трубников почувствовал, что этим вопросом обескуражил невозмутимую одноклассницу.

— Боже мой! — произнесла она изменившимся голосом. — Ты-то откуда про него знаешь?

— Я знаю все. Просто хочу проверить твою честность, — насмешливо ответил Трубников.

Марго снова рассмеялась.

— Это друг моего детства. Мы с ним познакомились в международном лагере. В «Артеке», если тебе интересно. И с тех пор переписываемся.

— А зачем он приезжал в Россию?

— Ну боже мой, наверное, чтобы посмотреть Москву.

— А почему он приезжал дважды?

— Наверное, потому, что первый раз не все посмотрел, — хихикнула Марго, однако в ее хихиканье улавливалась неестественность. — Еще вопросы есть?

— Есть. Кто он и чем занимается?

— Чем занимается, я точно не знаю. Кажется, какой-то промышленник. А кто он? Простой американский джентльмен. Это все, что я могу сказать. Я удовлетворила твое любопытство?

— Нет!


— Еще нет? Боже мой, какой ты зануда. А я имела на тебя виды.

— Серьезно?

— Запомни, дорогой, я не люблю любопытных мужчин. Сплетни и чрезмерное любопытство — это особенность толстых провинциальных теток, но никак не преуспевающих мэнов. Заруби на носу, если имеешь на меня виды.

Последнее она произнесла с напускным раздражением и бросила трубку. «Просто отчитала, — выпятил губу Трубников. — Нет! От нее ничего не добьешься. Вся надежда на детектива. Хотя правильней будет на все это плюнуть и забыть».

И действительно, через полчаса Трубников плюнул и забыл, потому что позвонили сразу два заказчика. Не успел он провести с ними переговоры, как позвонили из мэрии и тоже изъявили желание разместить заказы в его издательстве. «Заказчик повалил косяком», — удивился Трубников, не понимая, за что ему такое везение?

В шесть вечера позвонил детектив.

— Я кое-что узнал о Роберте Хенксе. Это известный американский магнат. Миллиардер. Владелец сорока пяти предприятий по производству компьютеров. Можно сказать, компьютерный король. Однако в Москву оба раза приезжал инкогнито. Жил в гостинице «Космос» весьма скромно, чтобы, видимо, не привлекать внимания. Когда он приезжал во второй раз, то в своих апартаментах почти не ночевал. Дежурная по этажу уверяет, что американец жил у женщины. Она даже может сказать, у какой. По описанию очень напоминает Маргулину. Последнюю в гостинице видели дважды. Это была точно она. Я проверил.

«Так вот оно что? — покачал головой Трубников. — Ей, оказывается, американского миллиардера подавай».

— Это все? — спросил он.

— Практически все. Могу добавить, что магнат ни бельмеса по-русски, однако обходился без переводчика. Внешне выглядел вполне обыкновенно, но сильно хромал. Давал портье очень щедрые чаевые. Да, вот еще: он довольно-таки молод, ему всего двадцать пять лет.

«Молодой миллиардер, — цокнул языком Трубников. — Да еще американец! Куда нам бедным и не первой свежести издателям...»

В эту же минуту Трубникова точно прострелило: Маргулина, насколько он помнил, отдыхала в Артеке после девятого класса. Ей было пятнадцать. Выходит, тому америкашке было всего восемь? Какие странные знакомства заводила девушка на выданье. А кстати, что делал будущий компьютерный король в рабоче-крестьянском лагере «Артеке»? Там, как известно, предпочитали отдыхать дети обездоленных родителей.

— Что вам известно о родителях Хенкса? Давно они разбогатели?

— Сильно богатеть они начали на заре всеобщей компьютеризации, — продолжал детектив. — Но и до этого они входили в известную десятку миллионеров Америки: имели четыре радиозавода, кстати, были членами совета директоров чехословацкой фирмы «Тесла». В прошлом году родители Хенкса погибли в автомобильной катастрофе. Роберт остался единственным наследником.

На этом разговор завершился. Трубников положил трубку и снова задумался. «Ничего не понимаю», — пробормотал он себе под нос. Разве что снова позвонить Марго? Пожалуй, не стоит. Отошьет. Нет, все-таки нужно позвонить!

Трубников потянулся к телефону, но в это время раздался звонок. Издатель вздрогнул и снял трубку. Снова звонил детектив.

— Забыл вам сказать. Когда я просматривал визы, неожиданно наткнулся на Маргулину. Я залез в базу данных и выяснил, что наша знакомая буквально неделю назад оформила визу в США. У нее приглашение от мистера Хенкса. Я порылся в списках пассажиров и обнаружил, что у Маргулиной уже на руках билет до Нью-Йорка.

— Когда она улетает? — спросил Трубников.

— Послезавтра, — ответил Горохов.


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Жалости заслуживают не те, кто приносит жертву, а те, кого приносят в жертву. Элизабет Боуэн
ещё >>