А. Ю. Скопин о монографии А. И. Уемова "Системные аспекты философского знания". Одесса, 2000г. А. Эмоциональное - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Понятие мировоззрения. Типы мировоззрений. Предмет философии и основные... 1 31.41kb.
Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. Исходные философские проблемы, понятия... 1 190.35kb.
Вопросы к экзамену по дисциплине 1 28.42kb.
Философия науки 1 60.11kb.
Иммунология культуры: попытка философского осмысления 1 25.91kb.
Темы для рефератов по философии 1 62.6kb.
23 Предметная область 1 58.57kb.
Предмет философии и основные аспекты философского знания 10 1513.48kb.
«политология международных отношений» 1 31.17kb.
Курорт балчик 1 36.34kb.
Программа Одесса, 4-6 октября 2006 г 1 133.64kb.
Программа к кандидатскому экзамену по общенаучной дисциплине «Общая... 1 111.44kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

А. Ю. Скопин о монографии А. И. Уемова "Системные аспекты философского знания". Одесса - страница №1/1

А.Ю.Скопин

О монографии А.И.Уемова "Системные аспекты философского знания". Одесса, 2000г.

А. Эмоциональное введение.


Никогда прежде не думал, что придется давать рецензию на работу "классика" системных исследований в советско-постсоветском пространстве - Авенира Ивановича Уемова. Первая ассоциация, возникающая у меня при упоминании фамилии "Уемов" - лето 1979 г., жаркая Караганда, книжный магазин с приятной прохладой и тенью и стеллаж с книгами по философии. К своему восторгу я замечаю на стеллаже книгу А.И.Уемова "Системный подход и общая теория систем", которую до этого безуспешно разыскивал в Алма-Ате и других городах бывшего СССР. Смотрю оглавление, начинаю читать и чувствую состояние интеллектуального полета, которое затем продолжалось все время работы с книгой. Позже были сборники "Системные исследования", работы Блауберга, Юдина, Садовского, Берталанфи, Богданова, Моисеева, многих других замечательных исследователей в этой области, но пропуск в системологию я получил именно через работу Уемова. И вот, через 22 года новая встреча с Уемовым. На этот раз не в качестве вступающего в науку молодого исследователя, а в качестве коллеги. Что определяет -

Б.Рациональное заключение.


В рациональном заключении на книгу А.И.Уемова "Системные аспекты философского знания" (Одесса, 2000 г.) хотелось бы рассмотреть лишь четыре вопроса - 1. Жанр книги; 2. Структура и логика изложения; 3. Языки сочинения; 4. Поставленные цели и полученный результат.

Что касается жанра, то кажется, что в книге сделана попытка синтеза учебника и научной монографии. Одни главы и параграфы написаны предельно доходчиво, популярным языком.

Другие - настолько сложны для понимания, что редкий студент "долетит до середины Днепра". Из чего хотелось бы сделать следующий вывод: книга идеально подходит для занятий с наиболее продвинутой частью молодежи - аспирантами, и по жанру должна называться - "Учебное пособие по спецкурсу для аспирантов "Философия и параметрическая теория систем".

Структура книги и логика изложения. Структура книги примерно соответствует программам стандартных учебных курсов по философии. Отсутствует история философии, но в тексте даны ссылки на известнейших философов таким образом, что история развития философских идей по каждому вопросу дана очень кратко, но достаточно полно и глубоко. Принципиально новые главы для учебников по философии - 2-4 (Философские категории системного подхода, Генезис общей теории систем, Элементы параметрической общей теории систем). Новые главы - очень неровные по изложению. "Философские категории системного подхода" написаны тяжелым языком академической философской монографии, "Генезис общей теории систем" - блестящим языком научно-популярной статьи, "Элементы параметрической общей теории систем" - дискуссионным языком системного теоретика, когда по каждому данному в книге определению можно выдвинуть принципиальные возражения и опровержения.

Что касается логики изложения, то она подчинена одной идее - показать возможности аппарата развиваемой автором параметрической теории систем получать принципиально новые результаты при исследовании классических философских вопросов - "Порядок и хаос" (глава 5), "Материя, идея, сознание" (глава 6), "Теоретико-системные аспекты проблемы смысла жизни" (глава 7), "Добро и зло" (глава 8) и "О счастье" (глава 9). Поэтому в первых параграфах перечисленных глав дается обзор мифологических и традиционно-философских подходов к решению данных проблем, во вторых параграфах - результаты исследования данных проблем наукой и в третьих-четвертых - подходы к решению на основе параметрической теории систем Уемова.

Не могу сказать, что последние параграфы производят лучшее впечатление, чем первые. Если читатель пропустил или недопонял главы 2 и 4 (самые сложные во всей книге), то восприятие последних параграфов всех остальных глав превращается в тяжелый труд.

Языки сочинения. Книга написана тремя языками - философским, научно-популярным и авторским языком тернарного описания (ЯТО). По степени сложности я бы расставил их в следующем порядке - 1. Научно-популярный; 2. Философский; 3. ЯТО. Все параграфы, написанные научно-популярным языком, читаются на одном дыхании и оставляют впечатление обширных и глубоких познаний автора в самых различных отраслях науки: от физики до психологии и социальных наук. Параграфы, написанные философским языком, несут печать советской философии, от которой автор пытается освободиться, но которая въедливо присутствует в цитируемых именах, идеях и штампах. Автор говорит об этих штампах (например: - "философия как наука"), однако на философском языке не предлагает принципиальных новаций. Предполагается, что такие новации может дать только использование нового языка - языка тернарного описания. Однако выведение последнего из философских размышлений о том, что такое "вещь", "свойства" и "отношения" не представляется убедительным. Более того, последнее замечание автора о том, что "различие между вещью, свойством и отношением не имеет абсолютного характера. Оно контекстуально. То, что в одном контексте является вещью, в другом оказывается свойством или отношением" (с.36), задает такую неопределенность всем последующим рассуждениям на эту тему, что предлагаемый язык тернарного описания также воспринимается лишь как продолжение неопределенности с помощью формальных символов. Поэтому и наименее доступны для понимания параграфы, написанные языком тернарного описания. При всем моем сдержанном отношении к последнему, должен отметить развитие автором качественной терминологии. Именно Уемов предложил термин "субстрат" системы, в отличие от "структуры". Весьма продуктивен термин "концепт" системы и ряд других терминов.

Вообще, мне показалось, что Авенир Иванович творил терминологию под влиянием собственного имени.

Звучное окончание "ир" вошло в прямом или обратном ("ри") порядке, а также в виде созвучий в большинство ключевых терминов параметрической теории систем - "атрибутивный" и "релятивный (реляционный)", "бинарный" и "тернарный", "дескриптор" и "классификатор", "параметр", "субстрат" и "структура", "йота-оператор" и "определение" и т.д. Такой терминологический язык очень хорошо звучит и запоминается, однако смысловое насыщение терминов не всегда выглядит достаточно убедительным.

Наконец, о поставленной цели и полученном результате. Мне кажется, что в отношении рецензируемой работы можно говорить о трех поставленных целях: первая определена предельно ясно в первом параграфе книги: - "Задача ученого - превратить философию в науку, которая, в свою очередь, станет основой для возникновения новой философии, которая сама должна будет превратиться в науку" (с.5). Вторая цель неявно присутствует в каждой строке книги и не может быть явно определена по этическим соображениям. Это - стремление конкретного ученого, А.И.Уемова, показать, что первая цель может быть достижима, в том числе - посредством развития параметрической теории систем. Наконец, третья цель состоит в обобщении всего научного наследия Авенира Ивановича и передачи этого наследия новому поколению.

Что касается первой цели, то с моей точки зрения она иррациональна. Философия отличается от науки также как от искусства, религии или любой другой формы духовной культуры. Задача ученого превратить философию в науку так же иррациональна, как превратить ее в образование, религию или политику. Поэтому можно лишь отдать должное романтизму ученых, штурмующих несуществующие высоты.

Поскольку первая цель иррациональна, то к полученному результату также надо относиться как к завершению штурма ирреальной высоты. Ученому кажется, что он достиг желанной вершины, однако окружающие оценивают результаты восхождения индивидуально, и можно будет только приветствовать оптимизм тех, кто идет следом.



Что касается результатов достижения третьей цели, то работа действительно в предельно концентрированном виде содержит основные новации, предложенные Авениром Ивановичем за время его исследовательской жизни, и весьма полезна для идущих в философию и системологию.

Если отказаться от этических традиций российской науки, прячущих автора от читателя, то я бы назвал книгу "Системная философия Уемова: основные итоги размышлений" и предложил бы тост за романтиков познания, позволяющих нам переживать вслед за ними чувства открытия нового и непередаваемое чувство интеллектуального наслаждения.




Море? Я люблю его до безумия, сидя на пляже. Дуглас Джерролд
ещё >>