А выпить-то мы, оказывается, любим Астраханская область оказалась в числе неблагополучных регионов Министр труда и социального разви - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Евгений бушмин снова сенатор 1 17.68kb.
Министр труда и социального развития Ульяновской области 1 57.41kb.
«…Донорство – это «тихий подвиг» во имя других…» Министр здравоохранения... 1 53.64kb.
Министр труда и социального развития Республики Хакасия 1 269.07kb.
Противодействия коррупции на 2013 год в Министерстве труда и социального... 1 70.89kb.
Повестка дня 1 18.37kb.
Крымская геморрагическая лихорадка 1 41.59kb.
Внешнеэкономических связей и туризма забайкальского края 12 2451.67kb.
Социального развития омской области по городу омску и муниципальным... 1 99.23kb.
Социального государства 1 271.74kb.
Министерство труда и социального развития 7 1118.67kb.
Двухдневный маршрут по Тамбовской области «Тамбов – Уваровский район» 1 292.01kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

А выпить-то мы, оказывается, любим Астраханская область оказалась в числе неблагополучных - страница №1/1

82 от 15 октября 2010 г.

А выпить-то мы, оказывается, любим

Астраханская область оказалась в числе неблагополучных регионов

Министр труда и социального развития Татьяна Голикова, выступая на конференции «Наркология-2010», заявила, что уровень распространения алкоголизма и наркомании по регионам неоднородный, и перечислила 14 территорий, на которых распространение алкоголизма и наркомании выше среднероссийского уровня: Тюменская, Томская, Самарская, Челябинская, Амурская, Ульяновская, Ленинградская области, Хабаровский край, Ямало-Ненецкий АО, Приморский край, Алтайский край, Пермский край и Республика Адыгея и Астраханская область.

Неужели правда, что астраханцы пьют и нарокоманят больше, чем большинство россиян? Начальник медицинского вытрезвителя УВД Астраханской области Дамир Садыков подтвердил, что количество людей, злоупотребляющих алкоголем, ежегодно увеличивается. «В среднем в год через наше учреждение проходит около пяти тысяч человек. Каждый год фиксируем прирост в 300-500 человек, - рассказал «КК» Дамир Закирович. – Вытрезвитель рассчитан на одновременное пребывание 12-ти, но реально бывает и 15, и 16 человек. Думаю, что деятельность нашего учреждения не может быть показателем для точной статистики, но тенденцию и подтвердить, и уточнить можем: во-первых, в последние годы существенно увеличилось количество страдающих пивной зависимостью, во-вторых, «наш клиент» молодеет».

Заместитель главного врача по медчасти ОГУЗ «Наркологический диспансер» Анатолий Чаплыгин, как оказалось, сам был на конференции «Наркология-2010», он и прокомментировал попадание нашего региона в список неблагополучных: «Дело в том, что при определении показателя распространенности наркомании и алкоголизма учитываются не только больные с такими диагнозами, но и многочисленные граждане, попавшие в группу риска, в поле зрения наркологов, к примеру, после управления транспортным средством в нетрезвом состоянии. Они пока не больны, но предпосылки есть, значит, должна проводиться профилактика, чтобы через несколько лет ряды наркоманов и алкоголиков не пополнились. Вот в Америке, которую принято ругать, в судебном порядке направляют проштрафившихся на курсы реабилитации».

Поскольку в Астраханской области именно «профилактические» показатели делают статистику, то, по мнению собеседника, высокие цифры распространенности, скорее плюс, чем минус, значит наркологическая служба работает, не бездействует.






«Для Астраханской области характерна относительно невысокая наркотизация (2059 человек на 100 тысяч населения при общероссийском показателе 2052), а алкоголизация у нас существенно выше, чем в среднем по России: 917 на 100 тысяч населения при среднероссийских 348-ми. В сравнении с другими регионами? В Адыгее -1024, в Краснодарском крае – 831. У нас всё не так плохо, работаем, выявляем, а основные усилия направляем на предупреждение, профилактику заболеваний», - добавил Анатолий Чаплыгин.

Ольга ХВОРОВА.

83 от 20 октября 2011 г.

Как у нас лечат наркоманов

Медикаментами, сменой окружения и трудом

12 октября в Нижнем Тагиле завершился громкий судебный процесс: организатор центра реабилитации для наркоманов Егор Бычков признан виновным в похищении и насильственном удерживании людей для того, чтобы избавить их от пагубной привычки. Он осужден на три с половиной года. Практикуется ли альтернативное лечение у нас?

Как-то негуманно…

Приговор, вынесенный Бычкову, вызвал большой общественный резонанс. Тема обсуждалась на встрече президента РФ Дмитрия Медведева с рок-музыкантами. Президент дал поручение Генпрокуратуре взять на контроль это дело. А глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов прямо заявил, что верит в благородные мотивы деятельности лидера нижнетагильского фонда "Город без наркотиков": "В данной ситуации я не могу не сочувствовать Егору Бычкову. Я думаю, он был движим не жаждой обогащения, не жаждой истязать людей, а все-таки цели его были благородные". Глава ФСКН заметил, что вопросы правовой оценки методов, которые используют активисты фонда, находятся в компетенции суда, но возникновение центров, аналогичных "Городу без наркотиков" в Нижнем Тагиле, - это стихийная реакция общества на волну наркомании в России.

Сторонники Бычкова убеждены, что методы лечения вполне оправданны: наркозависимых держали взаперти по несколько недель, кормили только хлебом, луком и водой, чтобы организм очистился. Противники негодуют: реабилитация проводилась насильно, спрашивалось только согласие родственников, наркоманов приковывали к кроватям цепями. Как-то бесчеловечно, в-общем, действовали.

Может, вы курите? Или похудеть хотите?

В поисковике выгрузились названия 12 местных клиник, которые обещали «лечение зависимостей». Но оказалось, что частные центры готовы бороться с алкогольной зависимостью, курением, лишним весом, но не наркоманией. По одному из номеров сказали прямо: «Наркоманами у нас только государственные учреждения занимаются».

Надо добавить, что прерогативой госучреждений является традиционное медикаментозное лечение. Не используют в терапии лекарственные препараты в общественных фондах - организациях, которые по сути похожи на нижнетагильский «Город без наркотиков». Мы нашли в Астрахани два фонда: «Преображение России» и «Жизнь».

Изолируем, но по-другому

В первом из них – общероссийской благотворительной организации «Преображение России» - трубку поднял молодой человек, представился: «Андрей, руководитель». По словам собеседника, технология, которой пользуются в Нижнем Тагиле, ему известна очень хорошо: «Я родом из Перми, у нас в городе есть центр, аналогичный нижнетагильскому, где практикуются лагерные методы. Людей приковывают наручниками, унижают, подавляют. Сомневаюсь, что этим можно чего-то добиться. Методика нашей организации отличается кардинально: мы никого не удерживаем насильно. В организации создана открытая, доброжелательная атмосфера, так называемая «морально устойчивая среда». Наша задача – изменить мировоззрение зависимого, дать ему возможность оторваться от дружков и ставшей привычной нездоровой жизни. Если человек действительно хочет избавиться от зависимости, он воспользуется этой возможностью. Бывают случаи, когда к нам обращаются родственники наркозависимого. Если человеку совсем плохо и он настаивает на том, что хочет покинуть центр, связываемся с родственниками, передаем в их руки. Сейчас в центре живет восемь человек. Бесплатно. Приходи к нам и живи открытой жизнью. Это очень эффективно для тех, кто действительно настроен на излечение. Говорю о том, что мне, к сожалению, хорошо известно. Я вернулся в Пермь и понял, что не выдержу, сорвусь, быстро собрался и вернулся в Астрахань, где нет прежних соблазнов. У нас общероссийская организация, поэтому есть возможность отправлять желающих избавиться от зависимости в другие города: Волгоград, Тольятти, Самару, Саратов, Пензу и т.д. Так часто и поступаем».

Изолировать от привычного для наркозависимого мира предлагают и во втором фонде «Жизнь», только курс реабилитации проходит не в городе, а на острове в дельте Волги. Директор фонда Евгений Назаров говорит, что хорошо знаком с работой «Города без наркотиков». Не практикуя методик нижнетагильских коллег, он тем не менее уверен, что они эффективны: «Я знаю, что ребята спасли очень много людей и что к ним ехали из других регионов, матери везли сыновей. Да, работают жестко, не очень гуманно, но это только стороннему наблюдателю так кажется. Думаю, дело не в гуманности, а в том, что Егор Бычков стал выступать против работников милиции и госнаркоконтроля, которые сами распространяли наркотики».

А вот к исключительно медикаментозному лечению собеседник относится скептически: «Это уже признано во всем мире (а я видел, как работают с наркозависимыми в Голландии, Франции, Бельгии, США), только медикаментами от наркозависимости вылечить невозможно. Очень важны социальные и психологические аспекты: трудоустройство, организация досуга, налаживание новых или утраченных связей со здоровыми людьми. Это подтверждают 10 лет работы нашего фонда. Сейчас на острове живут 12 человек. Мы рекомендуем девятимесячный курс реабилитации. У нас есть ферма, сад, огород. Девушки и женщины готовят еду, выращивают овощи, фрукты, закатки делают. Мужчины в основном заняты строительством. После острова, кстати, многие устраиваются на работу в строительные и отделочные бригады».

Оба наших собеседника не тешат ни себя, ни нас иллюзиями: 100%-ных гарантий излечения ни одна методика дать не может. Главное – есть ли желание у самого наркозависимого вернуться в нормальной жизни. При этом в обоих фондах отметили тенденцию: сейчас очень активно распространяются синтетические наркотики. По их словам, новая «дурь» очень быстро нарушает психику, развивается пароноидальная шизофрения, при этом действие наркотиков заканчивается буквально через два часа и зависимый готов на всё, чтобы найти деньги на новую дозу. «Наркодилеры регулярно поставляют на рынок препараты под видом то курительных смесей, то ароматической соли для ванн. «Дурь» продается на законных основаниях. Пока её обнаружат, пока официально запретят, уже что-то новое появляется», - сетуют астраханские борцы с наркоманией.

Ольга ХВОРОВА.



Подверстка:

В 2009 году в Астраханской области зарегистрировано 2607 человек, больных наркоманией, или 259,3 на 100 тысяч населения. По сравнению с 2008 годом этот показатель снизился на 4,9%.

Большинство больных наркоманией в АО составили больные с опийной зависимостью - 89,7%; второе место заняли больные с зависимостью от каннабиоидов - 9,4% , третье - больные, употребляющие другие наркотические вещества в сочетании различных наркотиков - 0,9%.

Показатель болезненности наркоманией, как и в предыдущие годы, в городе Астрахани (434,6 на 100 тысяч населения) в пять раз выше, чем в районах АО (83 на 100 тысяч населения). Максимальный показатель болезненности наркоманией по районам Астраханской области, как и в предыдущие годы, отмечался в Лиманском районе, где он составил 134,1 на 100  тысяч населения. Высокие показатели в Наримановском, Ахтубинском, Харабалинском районах.



По данным областного министерства здравоохранения.

Глас народа: Вопрос к бывшим наркозависимым и их родственникам: считаете ли вы допустимыми методы, которыми пользуются в нижнетагильском фонде «Город без наркотиков»? Какое лечение, на ваш взгляд, эффективно? Звоните нам сегодня и завтра с 12.00 до 15.00 по телефону 48-18-13.

85 от 27 октября 2010 г.



«Только изоляция, пусть жёсткая, может дать результат»

В «Комсомольце Каспия» № 83 от 20 октября в материале «Как у нас лечат наркоманов» мы попросили читателей ответить на вопрос: считаете ли вы допустимыми методы, которыми пользуются в нижнетагильском фонде «Город без наркотиков»? Какое лечение, на ваш взгляд, эффективно?

Ирина Константиновна:

- Из-за борьбы с наркоманией страдают и люди, у которых нет этой зависимости. Я одна из них. У меня очень сильно болят ноги, на них язвы. Мне помогал один препарат, сильное обезболивающее средство. Хватало двух таблеток день. Месяц назад врач отказалась выписывать мне рецепт на это лекарство, сославшись на то, что это наркотик. Но я использовала препарат по прямому назначению! Теперь вместо двух таблеток я пью восемь других. Желудок болит, ноги болят.



Эльвира:

- Мой сын был наркоманом. Поверьте, это очень страшно. Он хотел избавиться от зависимости, но так и не смог. Он лечился в нескольких учреждениях, и, по словам сына, ни в одном из них не было полной изоляции от наркотических средств. Он срывался. Мучился и он, и я. Были готовы на всё, чтобы вырваться из этого ада. Он покончил с собой, повесился, а ведь молодой был совсем, 33 года. Я читала ваш материал и каждой клеточкой понимала, о чем вы говорите. И матери, и сами больные наркоманией знают, что только изоляция, пусть очень жесткая с приковываниями, как в Нижнем Тагиле, может дать результат. Уверена, что никто из тех, кому удалось вылечиться в фонде «Город без наркотиков», не говорит о Бычкове плохо, он им жизнь спас. Очень жалею, что не отправила сына на остров, о котором вы написали. Не знала просто. А ведь это могло помочь. Сын очень хотел бросить.



Наталья Сергеевна:

- Живем на заводе Ленина. Сыну 29 лет, курит какую-то заразу, пока не колется, но я очень этого боюсь. Среди его друзей и знакомых работают и ведут более или менее нормальную жизнь только трое, остальные или пьют, или наркоманят. Сын тоже пока работает, но долго ли будет терпеть дурман начальник? Кому понравится? А если он не будет зарабатывать, на что покупать дурь сможет? На мою пенсию? Он, стыдно признаться, на меня уже начал руку поднимать. Даже не верю, что это в нашей семье происходит, нормальный мальчик, парень рос… Я не знаю, что мне делать.



Римма Митинская:
- Я считаю, что, если человек продал все из дома и продолжает быть зависимым, прямая обязанность родных - сделать так, чтобы он завязал. Какие тут гуманные средства, если человек находится под наркозом, а под наркозом, как известно, проводятся все операции и человек ничего не ЧУВСТВУЕТ - ни физически, ни морально, как его заставить понять это?

Думаю, что в Нижнем Тагиле ребята нанесли реальный урон наркоторговцам, только им было выгодно закрытие центра, это факт, а то, что волки всегда рядятся в овечью шкуру правозащитников, нам хорошо известно - пусть этим правозащитникам придется испытать на себе, что такое быть семьей наркомана - желаю им это от всей души!


Дмитрий Андреевич:

- Вылечить от наркомании, я уверен, может только изоляция. То есть вариант, когда у больного совершенно нет доступа к наркотическим веществам. Если наркомания – болезнь (а так оно и есть), то нужно их и изолировать точно так же, как больных чумой. Привязывать к кроватям, кормить и не бить, конечно.

Я вообще очень хорошо понимаю, почему у нас так много совершается преступлений. Я сам когда выпью, так с утра если жена что-нибудь скажет, то хочется ее прямо прибить.

Наталья Евгеньевна:

- Я считаю, что мужчина, которого сейчас многие обвиняют, совершил великий подвиг! Сколько жизней он спас! Я 20 лет назад поступила точно так же. Правда, спасла только одну жизнь.

Я работала в бригаде «скорой помощи». И как-то раз пришлось иметь дело с наркоманом, который кололся. У него была семья, совсем маленький ребенок. Я уговорила жену подождать немного и не разводиться с ним. Мы отвели мужчину в гараж, там не было ничего острого и опасного, только самые необходимые вещи, и заперли там. Каждый день я приносила ему еду. Со мной были четыре крепких мужчины, но один раз пациенту удалось вырваться из гаража, он чуть всех нас не убил. В состоянии ломки они ведь совершенно неуправляемые.

Спустя неделю заволновалась жена, стала даже угрожать, что напишет на меня заявление. К счастью, сторож гаражей меня поддержал. Он рассказал женщине, что ее муж якобы каждый вечер уходит из кооператива в неизвестном направлении. А спустя несколько недель бывший наркоман вышел на волю другим человеком. Потом всю жизнь проработал и воспитал прекрасного сына.



Подготовили Ольга ХВОРОВА, Ольга Золотова

89 от 10 ноября 2010 г.



Как все-таки лечить наркозависимых

Бычкову заменили срок с реального на условный

Свердловский областной суд 3 ноября, рассмотрев кассацию, назначил президенту нижнетагильского отделения фонда «Город без наркотиков» Егору Бычкову наказание в виде двух с половиной лет лишения свободы условно с испытательным сроком один год. Ранее он был приговорен к 3,5 годам колонии строгого режима.

Мы писали о громком деле нижнетагильского фонда в «КК» № 83. Напомним, 12 октября в Нижнем Тагиле завершился громкий судебный процесс: организатор центра реабилитации для наркоманов Егор Бычков был признан виновным в похищении и насильственном удерживании людей для того, чтобы избавить их от пагубной привычки. Приговор, вынесенный Бычкову, вызвал большой общественный резонанс. Тема обсуждалась на встрече президента РФ Дмитрия Медведева с рок-музыкантами. Президент дал поручение Генпрокуратуре взять на контроль это дело. В результате реальный срок заменили на условный.




В Астрахани действуют два фонда, которые по сути похожи на нижнетагильский «Город без наркотиков»: они используют не медикаментозное лечение, а изоляцию наркозависимого от привычной среды.

Вот как прокомментировал новость о пересмотре наказания для Бычкова руководитель фонда «Жизнь» Евгений Назаров: «Думаю, можно говорить о двух моментах, на которые, возможно, повлияет решение по делу Бычкова. Первое, что мы уже почувствовали, - широкий общественный резонанс привлек внимание и к проблеме как таковой, и к альтернативным, немедикаментозным способам её решения. У нас резко увеличилось количество звонков от родственников и от самих наркозависимых с просьбой принять их на реабилитацию. К примеру, только за вчерашний день мне позвонили 15 человек из нескольких регионов. Объясняется это просто: когда общество не хочет видеть проблему, её до последнего игнорируют и в семьях. Знаете, как матери иногда говорят, я знала, была почти стопроцентно уверена, что сын стал колоться, но не могла в это поверить, признаться, взять ответственность. Как мой сын, такой хороший, и вдруг наркоман? Хотя он уже давно в мороз по улице в одной водолазке ходит, а посмотреть на руки под этой водолазкой у матери смелости не хватает. Теперь, когда пошла информационная волна, увеличилось и количество обращений в фонды, подобные нашему.



Второй момент: не исключено, что если государство встало на сторону здравого смысла, то начнется обсуждение правовой базы по решению проблем наркозависимых. Это может привести к возврату к закону о принудительном лечении. Надеюсь, это будут не «наркозоны». Не исключено, что правовой статус получит и социальная реабилитация, которой мы занимаемся. К примеру, могут ввести лицензирование реабилитационных центров. Хорошо, чтобы при определении условий работы центров был учтен практический опыт».

Ольга ХВОРОВА.




Международная конференция: встреча, на которой стороны приходят к согласию относительно даты следующей встречи. Л. Гинзберг
ещё >>