А. б болпонова Кыргызстан: опыт регионального управления - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Конвенциональная коммуникативная стратегия органов государственной... 1 65.5kb.
Отчет о работе Иркутского областного отделения Общероссийского общественного-... 1 116.36kb.
1. Основные концепции управления персоналом История развития науки... 1 18.17kb.
Кыргызстан хiх–ххi кк. Кыргызстан в хiх–ххi вв. В. Плоских Социально-демографическая... 1 153.44kb.
Темы докладов и рефератов Благо как системообразующая категория хозяйствования 1 44.97kb.
Начальнику регионального управления Росгосхлебинспекции 1 82.97kb.
1. Исторические периоды управления I период – древний период 1 264.59kb.
Система управления программами работ и ит-проектами 1 29.45kb.
Учебно-методический комплекс дисциплины психология управления Для... 2 423.48kb.
Николай Кравцов: Для реализации своей части проекта casa 1000 Кыргызстан... 1 44.57kb.
Система материального стимулирования в проектной деятельности 1 152.2kb.
Ядерный контроль: информация выпуск # 26, 2006 28 июня – 5 июля 2 531.49kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

А. б болпонова Кыргызстан: опыт регионального управления - страница №1/1

А.Б Болпонова

Кыргызстан: опыт регионального управления

Трайбализм является сегодня проблемой, наверное, тревожащей каждого гражданина Кыргызстана. По мнению политиков и СМИ, ученых и аналитиков, клановость представляет реальную угрозу не только стабильности государственности, но и самому существованию Кыргызской Республики. Главным аргументом является то, что соперничество между северными и южными региональными группами подрывает национальное единство и может стать источником внутреннего конфликта.

В данном исследовании показаны узловые моменты государственной политики Кыргызстана в начале ХХ в., а также изменения, которые она претерпела в результате внешнеполитического вмешательства. На примере исследования этнической динамики местной высшей власти Кыргызстана показывается, как изменялся уровень корпоративной сплоченности кыргызской элиты. Особое внимание уделяется степени влияния и внешнеполитического контроля Советской власти в регулировании взаимоотношений региональных племен Кыргызстана.

В советский период в политическом управлении Кыргызстаном существовало наличие так называемого «двойного стандарта»: при негласном согласии на высших уровнях власти государственные посты закреплялись за представителями определенных этнических/региональных или родоплеменных элит. Таким образом, частично сохранялась традиционная своеобразная система отношений, которая имела мощную систему противовесов. Советская власть фактически искусственно поддерживала эти процессы и способствовала дальнейшей интеграции кыргызского трайбализма. Внутриэтническая разобщенность являлось детонатором и двигателем политических преобразований в Кыргызстане.

Болпонова А.Б. – канд. ист. наук, Кафедра истории и методики преподавания ИГУ им. К.Тыныстанова

В 1924 г., в результате национально-территориального размежевания Средней Азии, была образована Кара-Киргизская автономная область (ККАО) в составе Туркестанской АССР. Значение этого события было огромным. Это были первые шаги к обретению суверенного кыргызского государства. В результате этих событий кыргызский язык приобрел национальный статус, появилась собственная символика.

11 ноября 1924 г. в Ташкенте состоялся первый пленум РКП (б), который юридически оформил обком Компартии Киргизии. Деятельность Компартии Киргизии была прекращена постановлением Верховного Совета Кыргызстана от 31 августа 1991 г. За период 1924-2009 гг. (85 лет) сменилось 15 первых секретарей обкома, ЦК КП Киргизии и президентов Кыргызстана. Каждый из них внес большой вклад в развитие экономики и культуры республики Кыргызстан. (Таблица №1)1

Таблица №1



Первые секретари обкома и ЦК Компартии Кыргызстана



Фамилия, имя, отчество

Период назначения

Происхождение

1

Каменский Михаил Давыдович

кон.1924- кон.1925 гг.

Москва

2

Узюков Николай Анисимович

1925-1927 гг.

Москва

3

Шубриков Владимир Петрович

июнь 1927- июнь 1929 гг.

Москва

4

Кульков Михаил Максимович

август 1929 - июль1930 гг.

Москва

5

Шахрай Александр Осипович

1930 - сентябрь 1933

Москва

6

Белоцкий Морис Львович

сентябрь 1933- март 1937 гг.

Москва

7

Амосов Максим Кирович

март 1937 – ноябрь 1937 гг.

Москва

8

Вагов Алексей Власович

февраль 1938–август 1945 гг.

Москва

9

Боголюбов Николай Семенович

август 1945 – июль 1950 гг.

Москва

10

Раззаков Исхак Разакович

август 1950 – май 1961 гг.

Юг

11

Усубалиев Турдакун Усубалиевич

май 1961 – ноябрь 1985 гг.

Север

12

Масалиев Абсамат Мамасалиевич

ноябрь 1985 – апрель1991 гг.

Юг

13

АманбаевДжумгалбекБексултанович

апрель 1991 – август 1991 гг.

Север

14

Акаев Аскар Акаевич

август 1991 – март 2005 гг.

Север

15

Бакиев Курманбек Салиевич

март 2005 г.

Юг

Образование ККАО был номинально. «Центр» ведал ключевыми назначениями, определял внешнюю политику, экспорт и импорт. В первые годы строительства советской государственности главное место в руководстве занимал представитель Москвы. Кремлевские комиссары сидели в креслах первых секретарей ЦК Киробкома с 1924 по 1950 гг., а затем, в роли вторых секретарей ЦК ВКП(б). Москва сохраняла свое лидерство и миссию централизатора вплоть до роспуска СССР. Препятствия узурпации власти в государстве определенным племенным кланом, контролировала местные элиты. Русские большевики, взявшие на себя роль третейского судьи в решении племенных споров, и заинтересованные более или менее справедливом их решении для сохранения созданного ими государства, были одновременно важнейшей иноземной компонентой, на противопоставлении которой вызревала идея национальной сплоченности. К тому же такой способ управления государством привел к формированию местной кыргызской партийной элиты.

Следует отметить, что в 20-30-е годы командирование, по инициативе ЦК ВКП(б), ВЦИК и Средазбюро ЦК, опытных партийных и советских работников было одно из оправданных и деятельных и форм решения кадровой проблемы в регионе. В 1925-1932 годах в Киргизию было направлено более 500 человек.2 Подавляющее большинство из них внесли неоценимый вклад в социально-экономическое развитие республики, воспитание национальных кадров.

В то же время, слабое знание местных условий, традиций, особенно языка коренного населения, мешало многим из них в выборе правильной тактики действий, широком использовании политических методов воздействия на людей. Хуже того, из-за незнания местной специфики, они нередко занимали ошибочные позиции по тем или иным принципиальным вопросам. Например, М.Д. Каменский, 1924-1925 гг. занимавший пост первого секретаря Киробкома партии, не понял природу и сущность родоплеменной борьбы, ошибочно пологая, что она является чуть ли не национальной чертой кыргызов.

В письме И.В. Сталину, отправленном в 1925 году, Ю. Абдрахманов (в тот период он занимал должность второго секретаря облпартбюро), на практическом опыте зная о неразрешимости регионального конфликта, предлагал «укрепить новыми работниками из центра с более широким кругозором, чем это есть в данное время».3

В письме И.В. Сталину И.А. Зеленский – председатель Исполкомиссии Средазбюро ЦК ВКП(б), написанном скорее после второго съезда Компартии Узбекистана, сообщил, что в Центральном Комитете этнорегиональный конфликт будет решен «в зависимости от обстоятельств».4 Имеется ввиду, что разрешение конфликта будет в пользу той этнической группировки, если ее интересы будут совпадать и вписываться в партийную линию большевиков. Такой подход к решению проблем, вызванных групповой борьбой, едва ли можно оправдать, по сути являлся уклоном в сторону шовинизма.

Если учитывать, что в довоенный период руководителями страны были кремлевские ставленники, то в послевоенный период уже прослеживается национализация кадров. Согласно данным таблицы №1 и представленной диаграммы №2, мы можем утверждать, что проглядывается некое сохранение баланса между родовым происхождением первых лиц государства: руководители высшей власти русской национальности составили 60%, кыргызы севера и юга поделили между собой 20% каждому. Возможно такой баланс, где наблюдается четкая смена родов по северному и южному регионам, препятствовал узурпации власти в государстве определенным племенным кланом. Особо отметив, что подобная смена лидерства, а вместо с тем и региона (Север Юг), не ведут к ценностному расколу общества, а скорее уравновешивают позиции различных групп населения.

Диаграмма №2




русские

кыргызы севера

кыргызы юга




60 60%

40

20 20% 20%

0
Текучесть кадров в довоенный период была огромна. Во-первых, причина заключалась в то, что русские комиссары были присланы из Москвы по линии «Компартии» и как исполнители и чиновники находились в режиме «временного пребывания». Во-вторых, в довоенное время большинство из них за малейшее нарушение были сняты с должностей, переведены в другой регион, а к концу 30-х годов ХХ в. были репрессированы. Это отразилось и на продолжительность правления первых лиц государства. Московские ставленники, начиная с 1924 г. в течении 26 лет (что на долю их правления приходится 30%), находились у власти. Несмотря на равное представительство северных и южных кыргызов в руководстве партии (по 20%), на долю северян выпало 38 лет правления, что составило 45%, у южан – 25%. (Диаграмма №3).

50 45% русские

кыргызы севера

кыргызы юга

0 30% 25%
Приведенные данные таблицы №1 наглядно показывают, что четверть века Москва нейтрализовала гегемонизм местного населения, не уступала кыргызам главный политический пост первого секретаря ЦК Компартии Кыргызстана. Эта несправедливость создавала скрытую оппозицию иноземцам во всех этнических фракциях местных государственных деятелей, консолидировало кыргызскую элиту для противостояния русскому гегемонизму. Такой исторический опыт этнического противопоставления мы видели в 1925 г. – «Дело тридцатки», когда группа кыргызских политработников открыто высказала свое недовольство руководством «Центра». Практически, в этот революционном выступлении были задействована вся элита и национальная интеллигенция Кыргызстана 20-30-х гг. ХХ в. Серьезный удар по этой консолидации внешнее управление нанесло в годы репрессий.

В советский период на втором плане в управлении государством, большевики назначали представителей коренной национальности: большевики хотели сохранить баланс между русскими представителями власти и местным населением. К тому же, имея рядом представителя коренной национальности, можно было окунуться в практику управления «национальным краем».

Роль второго и третьего плана была представлена следующими должностями: председатели ЦИК, председатели Облисполкома (Совет народных комиссаров), вторые секретарями Киробкома ВКП (б), наркомы и министры, председатели городских советов и др. Отметим, что основная часть представлена интеллигенции, примерно 2/3 высшего эшелона власти, были выходцами из северной части Кыргызстана.5 К примеру, с 1924 по 1933 гг. во главе правительства республики стояли 17 человек. В региональном разрезе, из 17 человек – 11 были представители северных родов (67,7%), южане – 6 (35,3%).6

Советская кыргызская элита 20-30-х гг. – это сборный и эклектичный элемент. Здесь и старая аристократия с высоким общим культурным, образовательным уровнем, из зажиточных (байских) и средних социальных слоев, и советские выдвиженцы со средним, незаконченным образованием. Причем и те, и другие вступили в партию и революцию примерно в одно время – в 1919-1920 годы, но на значительных постах находятся, как и положено, социально более близкие большевикам «выдвиженцы», на вторых ролях – представители старой, национально-буржуазной интеллигенции. Первые, в большинстве своем представители юга, среди вторых доминируют северяне. Несколько особняком стоят подлинные пролетарии и люмпен-пролетарии, которые тоже попали во власть в процессе работы специального Комитета по коренизации при КирЦИК, но ввиду низко профессионального уровня их доля незначительна.

В период национального строительства большевики испытывали огромный кадровый голод – было мало грамотных кадров. Поэтому, в советскую элиту в спешном порядке рекрутировались лица образованные, в силу более высокого социального статуса, таковыми оказались, в основном, выходцы из байских кругов. Поверхностная убежденность в марксистских идеалах никак не мешала стремительной бюрократизации кадров «национальных выдвиженцев».

В результате возник тип лидера – «советский бай», персонаж более чем хорошо знакомый каждому жителю Средней Азии. Номенклатура партийно-советских органов дублировал, а затем и подменялась номенклатурой родоплеменной. Начальник-бай тянул во власть прежде всего своих сородичей. Официальная коммунистическая идеология воспринимал на поверхностном уровне и носила маскировочный характер. Бюрократия в восточных обществах, где всегда «начальник» выступал в качестве особо уважаемого человека, носителя высшей мудрости, быстро превратилась из инструмента власти в самом ее воплощение. Таким образом, советская восточная бюрократия – это не только система номенклатуры, а именно возрождение байства. Конечно, были и нацкадры – ярые и убежденные коммунисты, но таковые находились в сугубом меньшинстве.

Следует отметить, что в ходе сталинских репрессий практически все, за редчайшим исключением, перечисленные представители элиты были ликвидированы. Тотальный размах репрессий в Кыргызстане, скорее всего, явился не следствием исключительной кровожадности местного НКВД, а спецификой кадрового состава самой парторганизации, спецификой строения партийной элиты.

В заключении мы можем отметить, что родоплеменная дифференциация кыргызского общества, их погруженность в небольшую общину, является отличительным признаком нашего этноса, ее основным зерном, создающим кыргызское общество и государство. Она является неотъемлемым признаком существующей политической системы, соответствует социально-экономическому развитию и культуре. На протяжении всего советского периода традиционный кыргызский трайбализм смог удержаться и придерживаться к изменяющимся условиям.

Мы можем подчеркнуть, что в государственной политике Кыргызстана начала ХХ в. главенствующую роль играло внешнее вмешательство. Советское присутствие в политическом управлении Кыргызстана было обоюдно приемлемым. Коммунистическая партия, для поддержания прочности своего режима, контролировала и манипулировала социально-экономические и политические мероприятия, проводимые в республике. Совмещение партийной власти внешнего управления с традицией племенного гегемонизма – было одним из главных результатов советского правления. Отметим, что метод внешнеполитического вмешательства в процессе управления Кыргызстаном изменялся, по мере европеизации местного населения. На противопоставлении иноземной компоненте в Кыргызстане создавались условия для этнорегиональной сплоченности. Не исключено, что именно внутриэтническая разобщенность кыргызского общества являлось двигателем политических преобразований в Кыргызстане.

ПРИМЕЧАНИЯ:



1 Токтогонов С. Из истории прошлого Кыргызстана. – Ош, 1995. – С.25-26.

2 Абдрахманов Ю. Избранные труды (Сост. Дж.Джунушалиев и др., НАН КР, ин-т истории, Общественный фонд «Иссык-Куль»). – Б.:2001. – С.58.

3 там же. – С.23.

4 Там же. – С.22.

5 Токтогонов С. Указ. работа. – С.3, 13, 38-39,52.

6 Там же. – С.13.




А что, если наша Земля — ад какой-то другой планеты? Олдос Хаксли
ещё >>