А. А. Жданова л. М. Веккер психические процессы том 1 издательство ленинградского университета 1974 334 страниц. Печатается по поста - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
По обе стороны поводка 15 1293.63kb.
А. Р. Лурия потерянный и возвращенный мир 7 1769.47kb.
Министерство общего и профессионального образования 13 2740.68kb.
Н. К. Корсакова, Л. И. Московичюте. Клиническая нейропсихология. 7 1315.22kb.
Монография Майкоп 2009 ббк 74. 202. 20 К 88 9 1700.66kb.
В. К. Вилюнас Печатается по постановлению Редакционно-издательского... 26 4678.17kb.
Учебное пособие Иркутск Издательство бгуэп 2003 (075. 8) Ббк 65. 13 1893.17kb.
«Учимся говорить» 6 1008.33kb.
Благовещенский государственный 10 2449.27kb.
С. П. Поцелуев политические парадиалоги 36 5585.79kb.
Л. В. Храмков введение в самарское краеведение 24 5492.13kb.
Лекция №4 от 25. 01. 02. Психические процессы Познавательные психические... 1 177.63kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

А. А. Жданова л. М. Веккер психические процессы том 1 издательство ленинградского - страница №1/31

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА И ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО iHEHIjI

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А. А. ЖДАНОВА

Л. М. ВЕККЕР

ПСИХИЧЕСКИЕ

ПРОЦЕССЫ

Том 1


ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1974

334 страниц.

Печатается по постановлению

Редакционно-издательского совета

Ленинградского университета

Монография посвящена теоретико-экспериментальному

анализу основных психических процессов.

В 1 томе анализируются элементарные ощущения, пере-

ходные формы от ощущений к восприятию, процессы собствен-

но восприятия и вторичные образы - представления. Весь ана-

лиз построен на понятийном аппарате кибернетики, нейрофизи-

ологии и психологии.

Книга предназначена для психологов, специалистов по об-

щей, биологической и технической кибернетике, биоников, фи-

лософов.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Научная монография, первый том которой предлагается вниманию читателя,

представляет собой попытку построить теорию, объединяющую-в первом при-

ближении - общими исходными закономерностями и едиными принципами орга-

низации психические процессы разных ступеней развития и уровней сложности.

Данный том содержит общую часть, заключающую теоретические предпосылки

всего последующего анализа, и одну специальную часть, посвященную различным

видам образов, т. е. тому первичному уровню психики, который составляет мате-

"" риал и фундамент всех остальных психических процессов. Второй том будег

посвящен более сложным психическим процессам, которые надстраиваются на

этом фундаменте. Такая структура монографии в целом неизбежно предопреде-

ляет некоторую неполноту каждой из ее частей. Так, например,- мнемические ком-

поненты психики, входящие в состав каждого из процессов, будут рассмотрены

в особой главе, а механизмы психических процессов не распределены по отдель-

ным разделам, а выделены в заключительную главу всей монографии.

Этот труд - плод моих длительных и систематических усилий охватить общим

. подходом и единым языком все аспекты моей исследовательской и педагогиче-

ской работы в Ленинградском университете на факультете психологии, где вся

творческая жизнь, традиции и важнейшие начинания несут на себе печать той

органической целостности, которую всей своей многосторонней деятельностью

внедрял в психологию Борис Герасимович Ананьев.

Значительная часть экспериментального материала, на котором базируются

и испытываются теоретические обобщения этой книги, получена в ходе моей

совместной деятельности с большой группой сотрудников факультета. Всем им

я приношу искреннюю благодарность.

Основные идеи и проблемы работы были подвергнуты обсуждению на теоре-

тическом семинаре, участников которого - В. А. Ганзена, Ю. М. Забродина

и В. К. Гайду-я благодарю.

Многие пути обобщения найдены в ходе теоретического поиска, предприня-

того совместно с И. М. Палеем. Некоторые результаты этих поисков воплощены

в наших общих работах, а ряд важных ходов мысли выкристаллизовался в по-

ст.оянных и плодотворных обсуждениях с ним основных вопросов этой книги.

Выражаю ему здесь свою большую благодарность.

Существенное участие в получении, подготовке и оформлении многих экспе-

риментальных материалов книги принял В. В. Лоскутов, которому я также очень

признателен. И наконец, большую помощь при превращении рукописи в книгу

.оказала мне ее редактор - Г. К. Ламагина. Приношу ей глубокую благодарность.

Буду признателен читателям за критические замечания и пожелания, которые

будут учтены при работе над вторым томом монографии.

Проф. Л. М. Веккер

3

В явлениях природы есть формы и ритмы,



недоступные глазу созерцателя, но открытые

глазу аналитика.

р. фейнман
ВВЕДЕНИЕ
Психические процессы - ощущение, восприятие, мышление, эмо-

ции, память, -воля и другие, составляя <материал> и образованные

из него структурные единицы внутреннего мира человека, издревле

служат предметом столь же острого интереса для познающей мыс-

ли, сколь и самые жизненно значимые явления мира внешнего. Бо-

лее того, особая, дополнительная острота интереса к явлениям пси-

хического мира создается специфичностью и в известном смысле

<уникальностью> его положения среди других явлений действитель-

ности. Во-первых, психические явления, естественно, имеют самое

непосредственное отношение к существеннейшим <тайникам> жиз-

ни самого субъекта познания - человека. Во-вторых, поскольку

психические процессы являются средствами, инструментами и фор-

мами всякого познания, без раскрытия их природы невозможно

сколько-нибудь полное, достоверное и надежное разделение субъ-

ективных и объективных компонентов в познании мира внешнего.

Это вполне отчетливо понимал уже Аристотель, считавший, что

знания <о душе> являются необходимым условием понимания при-

роды.

Таким образом, в сфере психических явлений скрещиваются



и взаимно усиливают друг друга интерес человека к противостоя-

щей ему природной и социальной реальности и потребность понять

интимнейшие стороны собственного существа. Все это придает сфе-

ре психического характер одной из самых <жгучих тайн>. Нелегко

поэтому найти еще одну область знания, где сочетались бы столь

многообразно и прихотливо, как в психологии, поверхностное любо-

пытство и глубокая любознательность, эмоциональное пристрастие

и строгая логическая объективность, актуальный практический за-

прос и абстрактный теоретический поиск. Необходимая связь всяко-

го человеческого познания с уровнем знаний о психических процес-

сах предопределила органическое единство и длительность совмест-

ного пути развития психологии и философии.

Трудность разделения форм и инструментов познания, с одной

стороны, и его объекта - с другой, создает гносеологическую спе-

цифичность психологического знания. Эта специфичность, вытекаю-

щая из указанной связи форм и объектов всякого познания, в об-

ласти собственно психологического познания значительно усилива-
" ется тем, что здесь инструменты и объекты познания не только

взаимосвязаны, но совпадают друг с другом. Инструменты и фор-

ма знания станавях?Я....его объектами:В своих общих чертах эта

специфичность и <уникальность> положения вещей в психологиче-

ском познании ясна еще до эмпирического раскрытия конкретных

свойств и характеристик психических явлений.

Общая природа этой гносеологической специфики составила

основания и истоки альтернативы основных философских направле-

ний, которая на протяжении столетий определяет судьбу и исход-

ные позиции психологической науки. Она и сегодня определяет

противоречия, драматизм и остроту борьбы многих современных-

философско-психологических направлений (бихевиоризм, прагма-

тизм, логико-лингвистический позитивизм).

Подкодьку психические процессы были, есть и всегда останутся

орудиями и формами человеческого познания, а его каждое новое

крупное достижение вновь_ивновь_требует максимально возможно-

го освобождения от субъективных точек и систем отсчета, теория

психических процессов никогда не сможет утратить свою внутрен-

нюю связь с основными гносеологическими и философскими проб-

лемами. Сохраняя благодаря непосредственной связи с гносеологией

и философией свое уникальное положение в системе наук, психоло-

гическое знание вместе с тем все более активно развивается как

самостоятельная область со своим эмпирическим материалом, эк-

спериментальными методами и понятийным аппаратом. В ходе это-

го самостоятельного конкретно-научного развития психологическое

познание приобретает все более обширные и многосторонние связи

со смежными конкретными науками, с одной стороны, и с различ-

ными сферами социальной практики-с другой.

Связи психологии с теоретическими и прикладными областя-

ми естественнонаучного и гуманитарного знания вытекают из са-

мой природы носителя и субъекта психической деятельности. Они

развивались и медленно эволюционировали, существенно увеличив

темп своего нарастания преимущественно за последние полтора

столетия.

Важнейшей вехой на пути развития конкретно-психологического

знания оказались сформировавшиеся связи психологии с нейрофи-

зиологией на общей основе рефлекторной теории, поскольку бли-

жайшие, смежные формы деятельности мозга смогли здесь быть

отдифференцированы и соотнесены в рамках единых закономер-

ностей его работы. Однако еще более существенный и резкий прин-

ципиальный перелом в задачах, методах, критериях, источниках

и аппарате психологического знания принесли связи психологии

с техникой в ее прикладных и теоретических аспектах. Связи эти,

резко изменившие к середине XX века свой характер, уходят, од-

нако, своими истоками в далекое прошлое и определяются ролью

модельных представлений в науке вообще и в психологии в част-

ности. - ,

Дело в том, что мера глубины научного познания и действи-

тельного понимания изучаемого явления определяется умением вос-
5
произвести это явление мысленно или практически. Такое мыслен-

ное и практическое воспроизведение познаваемого объекта по су-

ществу своему проставляет построение его модели (илеялъноц или

материальной, мысленной или воплощенной в конкретной работаю-

щей схеме). С другой стороны, такая воплощенная в материале

работающая модель, схема механизма которой в принципе нам из-

i вестна (поскольку она создана конструктором), будучи сопостав-

ленной с объектом-оригиналом, сама становится источником даль-

нейшего углубления знаний. Именно в этом заключается особая

эвристическая ценность модельных представлений в науке. Но

сфера таких создаваемых и используемых человеком материальных

моделей, в том числе и моделей его собственных функций, есть об-

ласть техники. Не случайно поэтому уже первые теоретические ана-

логи механизма психофизиологических функций, такие как <реф-

лекс>, <регулятор>, <управление>, <сигнал>, пришли в психофизио-

логию из техники.

Принципиальное существо происшедшего к середине нашего

века глобального перелома в связях наук между собой и науки,

в частности психофизиологии, с техникой определяется тем, что

ход технического прогресса, достигнув этапа автоматизации, си-

лой своей внутренней логики и вначале независимо от наличного

уровня психофизиологических знаний привел к возникновению

продуктивно работающих моделей.нервно-психических функций че-

ловека (электронно-вычислительных машин, воспроизводящих ин-

теллектуальные, мнемические и перцептивные процессы). Перво-

начальные теоретические аналогии сменились практическими эффек-

тивными моделями. Последующий ход развития стал вскоре, прав-

да, обнаруживать действительную меру приближения к оригиналу,

но принципиальный шаг был совершен - материальные модели

психических актов стали реальностью. Техническая практика стала

источником психофизиологической научной истины.

Под давлением внутренней логики своего общего развития тео-

ретической науке оставалось извлечь уроки из этого исполинского

критического шага практики и обобщить его результаты. В ответ

на эту потребность появился кибернетический синтез, объединив-

ший психофизиологию со смежными естественными науками, гума-

нитарным и техническим знанием. Принципиальное значение для

психологии этого последовавшего за рефлекторной теорией синте-

тического этапа обобщения знаний состоит в том, что теперь уже

едиными закономерностями оказались охвачены не только нерв-

ные и психические акты, но моделируемые нервно-психические ак-

ты, с одной стороны, и моделирующие их процессы в технических

системах-с другой. Такова вторая существенная веха развития

связей психологии с другими конкретными областями науки-раз-

вития, сохранившего, однако, всю гносеологическую и общефило-

софскую остроту психологических проблем, поскольку последние

навсегда остаются в составе основного ядра теории познания.

Наряду с этим общим, синтетическим прогрессом знания идет,

конечно, процесс внутреннего развития и самой психологии как
отдельной науки со своим самостоятельным конкретным предметом

исследования. Внутри этого единого предмета происходит диффе-

ренциация разных аспектов, отдельных психических процессов, фаз

и стадий их развития в филогенезе, онтогенезе функциональном

становлении и т. д. В ходе развития экспериментальной и приклад-

ной психологии накапливается огромный фактический материал.

Материал этот, естественно, требует обобщения. Возникают теории,

пытающиеся объединить и систематизировать лавинообразно на-

растающее обилие фактов. Группируя факгы и феномены и обобщая

их по различным выделяющимся в них основным характеристикам,

эти теории приходят к выявлению главных общих аспектов психи-

ческих процессов--способа их связи, их структуры, функции, эпе-

рационного состава, энергетики, механизма. Но, абстрагируя эти

аспекты друг от друга, внутрипсихологические теории неизбежно

оказываются необычайно дробными. Дробность же эта и вытекаю-

щая из нее теоретическая <рыхлость>, явно не удовлетворяющие

критериям <внешнего оправдания> и <внутреннего совершенства>

(Эйнштейн), выражаются не только во внутренней несвязанности

теорий, относящихся к разным психическим процессам, но в том,

что возникает по нескольку теорий, пытающихся объяснить один

и тот же психический процесс. Так, Олпорт в своей монографии

упоминает тринадцать теоретических концепций восприятия. Опыт

истории и логика развития науки ясно свидетельствуют о том, что

такого рода обилие концепций является грозным индикатором не-

достаточной теоретической зрелости. Шутливое по форме утверж-

дение физиков о том, что нагромождению теорий разумнее уж

предпочесть нагромождение фактов," по существу верно.

Дефицит теоретического единства становится все очевиднее, ка

и то, что внутренними силами самой психологии невозможно прео-

долеть энтропию фактического материала и победить <тысячесла-

вую гидру эмпиризма> (Гете). И это вполне понятно, ибо психи-.

ческая деятельность является одной й~з~(!юрм работы нервной систе-

мы как носителя и аппарата психики. Поэтому механизм и спо-

собы организаций психических процессов могут быть объяснены

лишь на основе общих законов функционирования этого аппарата.

Лервная же система как центральный управляющий аппарат орга-

низма сама является частной формой систем управления, и законы

её работы яйляются специальным случаем общих принципов управ-

лений: ТТменно поэтому общий концептуальный аппарат, возникав-

ший в значительной мере в качестве отклика на дефицит теорети-

ческого единства, формировался в пограничных областях, связы-

вающих между собой психологию, нейрофизиологию, общую биоло-

гию, социологию, физику и технику.

Такоёрасположение <точек роста> науки на границах между ее

смежными областями имеет и более общее методологическое и ло-
1965.
A Ilport F.H. Theories of perception and the concept of structure. N. Y.,

" CM. кн.: Физики шутят. M., 1966.


7
гическое основание: известно, что предельные, исходные понятия

частной теоретической концепции не могут быть раскрыты средст-

вами концептуального аппарата самой теории-для этого требует-

ся обобщающий переход к метатеории. Этим определяется неизбеж-

ность выхода за пределы собственно психологических понятий для

продвижения к единой теории, охватывающей нарастающее много-

образие фактического материала экспериментальной психологии

психических процессов.

С другой стороны, экспериментальное и теоретическое развитие

внутри самой психологии оказывало и продолжает оказывать

очень существенное обратное воздействие на становление концеп-

туального аппарата, складывающегося в пограничных сферах или



<точках роста>. Дело в том, что дифференциация фактического ма-

териала и понятийного аппарата психологии все отчетливее, точнее

и детальнее выделяет и расчленяет специфические характеристики

"психических процессов, подлежащие объяснению средствами общей

теории. А это по необходимости ведет к конкретизации и, с другой

стороны, к дальнейшему обобщению того понятийного аппар.ата,

который складывается на основе современного синтеза смежных

областей науки. В итоге можно сказать, что единый научный аппа-

рат современной психологии складывается в результате взаимодей-

ствия пограничного, внепсихологического и собственно внутрипси-

хологического научного развития.

Эти историко-логические особенности отношений общего поня-

тийного аппарата и экспериментально-теоретического анализа от-

дельных психических процессов легли в основание структуры дан-

ной монографии. Предметом ее первой, общей части являются эм-

пирические, философские, психологические, нейрофизиологические

и кибернетические истоки и предпосылки концептуального аппара-

та современной единой теории нервных и нервно-психических про-

цессов. Основные общетеоретические положения рефлекторной тео-

рии и кибернетики, составляющие главный объект рассмотрения

первой части, излагаются, естественно, не как самостоятельный

предмет, а лишь как необходимый концептуальный аппарат после-

дующего экспериментально-теоретического анализа отдельных пси-

хических процессов. Ход и результаты такого анализа сенсорно-

перцептивных образов излагаются во второй части данного тома.

Исследованию других психических процессов будет посвящен

следующий том.

Такая структура монографии кроме указанных историко-логиче-

ских оснований определяется еще и тем, что изложенные в первой

части .основные принципы рефлекторной теории нервно-психических

процессов и общей теории сигналов используются для теоретиче-

ского объяснения всех психических процессов, которые рассматри-

ваются в данном томе и будут рассмотрены в следующем. Естест-

венно поэтому, что принципы единой теоретической концепции це-

лесообразно <вынести за скобку> в качестве общего <множителя>

и рассмотреть предварительно как понятийный <инструментарий>

всего последующего анализа.

ff:
- "

t
Часть первая. ЭМПИРИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИКО-

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ

ПСИХИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ
ГЛАВА
ОБ ОБЩЕЙ ЭМПИРИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИС-

ТИКЕ ПСИХИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ И ТЕОРЕ-

ТИЧЕСКИХ ПУТЯХ ИХ ИЗУЧЕНИЯ
1. Основные специфические характеристики пси-

хических процессов


Существует глубокая и все более отчетливо раскрывающаяся

аналогия между фазами становления отдельных актов индивиду-

ального человеческого познания (восприятия или мысли) и Ьтупе-

нями исторического развития научных понятий. Из эксперимен-

тальной психологии восприятия хорошо известно, что процесс фор-

мирования образа начинается с различения и далее идет через

опфзнание к полному и адекватному восприятию данного объекта..

Психология мышления со времен Клапареда знает также приме-

чательный факт,, заключающийся в том, что мысль легче устанав-

ливает различие, чем фиксирует сходство.

Аналогичным образом, по крайней мере в ряде случаев, истори-

ческое становление научных понятий начинается именно с их раз-

личения. Так, формирование и развитие понятия психического яв-

ления или процесса естественно начинается с различения психиче-

ского и непсихического, т. е. с противопоставления сферы психиче-

ских явлений всему многообразию остальной реальности, которая

в эту сферу не включается. Такое первичное различение и противо-

поставление психических процессов всем остальным функциям те-

лесного аппарата, относимым к категории физиологических, и всем

остальным физическим явлениям действительности по самому сво-

ему" смыслу покоится на выделении исходной совокупности отличи-

тельных признаков, общих для всех процессов, относящихся к ка-

тегории психических. Но выделение общих признаков любого пси-

хического процесса явилось не результатом обобщения понятий об

отдельных конкретных психических процессах, таких как ощущение,

восприятие, представление, мысль или эмоция, а эффектом проти-

вопоставления или отличения всякого психического процесса от

всякого же процесса непсихического. Это именно различение, осу-


9
ществляющееся по каким-то критическим, общим признакам. Оче-

видно, эти общие признаки любого психического процесса подда-

вались более или менее отчетливому распознанию раньше, чем

были выделены специфические характеристики, отличающие от-

дельные, конкретные психические процессы друг от друга: пред-

ставление - от восприятия, мысль - от представления или эмоцио-

нально-волевой процесс-от мыслительного.

Вычленение понятий об отдельных психических процессах было,

по-видимому, результатом дальнейшей конкретизирующей работы

познания. И_только_поле_того,как-эта конкретизация (на послед-

них своих этапах опосредованная накбплением и развитием экспе-

1)иментально-психологнческих знаний) совершилась, стал возмож-

ным обратный процесс абстрагирования от конкретной специфич-

TT отдельных психических процессов и выделения их общих

признаков. Такой процесс вторичного обобщения (как историче-

ского, так и актуально совершающегося в отдельном познаватель-

ном акте) должен привести к тем же общим признакам всякого

психического процесса, которые составляют основу различения пси-

хического и непсихического. Исходя из этой логики познания отправ-

ным пунктом научного анализа психических процессов должно быть

первоначальное феноменологическое описание перечня основных

эмпирически выделенных характеристик всякого психического про-

цесса, составляющих основу их первичного различения и результат

их последующего обобщения.

- В самом деле, по каким опознавательным признакам ощущение,

волевой акт или нравственный порыв мы безошибочно относим

к классу психических явлений, а мышечное сокращение или секре-

цию - к категории явлений физиологических?

Начавшись с ответа на этот вопрос, научно-психологический

анализ должен продвигаться далее по крутому и извилистому пу-

ти перехода от этого-первоначально по необходимости обобщен-

но схематического-эмпирического описания специфики психиче-

ских процессов ко все более конкретному ее теоретическому объяс-

нению.
Выделяясь своими специфическими признаками из всей совокуп-

ности физических (в широком смысле) явлений действительности,

пЬихические процессы противопоставляются в первую очередь бли-

жайшей по отношению к ним пограничной области физических

(в узком смысле) отправлений человеческого тела, т. е. физиологи-


следующая страница >>



Комитет — группа лиц, каждый из которых ничего не способен сделать, а все вместе они решают, что ничего сделать нельзя. Фред Аллен
ещё >>