25 марта 1841, д. Новоселовка Ярославской губ. 24 апреля 1880, Москва - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
С изменениями от 25 января 1996 г., 28 мая 1997 г., 30 марта 1998 г. 1 49.29kb.
Администрация города ижевска обзор материалов в сми. Материалы за... 3 367.03kb.
Закон Ярославской области «О наименованиях, границах и статусе муниципальных... 1 28.43kb.
Михаи́л Ю́рьевич Ле́рмонтов (3 (15) октября 1814, Москва 15 (27) 1 277.31kb.
Сталин тиран или герой? Москва, 5 марта 2008 г 1 180.54kb.
Состав экспертного совета V всероссийская конференция обучающихся... 1 169.98kb.
Central asia home textile центрально-Азиатская выставка Домашнего... 1 47.18kb.
Информационный обзор за период с 6 апреля по 12 апреля 2011 г. 1 120.43kb.
Сборник докладов и выступлений 25-27 апреля 2007 г. Москва, Россия 18 1641.05kb.
Анализ средних рыночных цен на продовольственную продукцию и гсм... 3 245.69kb.
Закон Ярославской области 1 97.51kb.
Конспект открытого урока литературного чтения в 3 классе по теме... 1 95.33kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

25 марта 1841, д. Новоселовка Ярославской губ. 24 апреля 1880, Москва - страница №1/1

Иван Захарович Суриков

(25 марта 1841, д. Новоселовка Ярославской губ. – 24 апреля 1880, Москва)

3 стих.


Рябина [Х3жж]
«Что шумишь, качаясь,
Тонкая рябина,
Низко наклоняясь
Головою к тыну?»

«С ветром речь веду я


О своей невзгоде,
Что одна расту я
В этом огороде.

Грустно, сиротинка,


Я стою, качаюсь,
Что к земле былинка,
К тыну нагибаюсь.

Там, за тыном, в поле,


Над рекой глубокой,
На просторе, в воле,
Дуб растет высокий.

Как бы я желала


К дубу перебраться;
Я б тогда не стала
Гнуться да качаться.

Близко бы ветвями


Я к нему прижалась
И с его листами
День и ночь шепталась.

Нет, нельзя рябинке


К дубу перебраться!
Знать, мне, сиротинке,
Век одной качаться».

1864
В степи [Х3м/Х2д]

Кони мчат-несут,

Степь все вдаль бежит;

Вьюга снежная

На степи гудит.

Снег да снег кругом;

Сердце грусть берет;

Про моздокскую

Степь ямщик поет…

Как простор степной

Широко-велик;

Как в степи глухой

Умирал ямщик;

Как в последний свой

Передсмертный час

Он товарищу

Отдавал приказ:

«Вижу, смерть меня

Здесь, в степи, сразит, —

Не попомни, друг,

Злых моих обид.

Злых моих обид,

Да и глупостей,

Неразумных слов,

Прежней грубости.

Схорони меня

Здесь, в степи глухой;

Вороных коней

Отведи домой.

Отведи домой,

Сдай их батюшке;

Отнеси поклон

Старой матушке.

Молодой жене

Ты скажи, друг мой,

Чтоб меня она

Не ждала домой…

Кстати, ей еще

Не забудь сказать:

Тяжело вдовой

Мне ее кидать!

Передай словцо

Ей прощальное

И отдай кольцо

Обручальное.

Пусть о мне она

Не печалится;

С тем, кто по сердцу,

Обвенчается!»

Замолчал ямщик,

Слеза катится…

А в степи глухой

Вьюга плачется.

Голосит она,

В степи стон стоит,

Та же песня в ней

Ямщика звучит:

«Как простор степной

Широко-велик;

Как в степи глухой

Умирал ямщик».

1865
Детство [Х3жм, полурифм.]

Вот моя деревня;


Вот мой дом родной;
Вот качусь я в санках
По горе крутой;

Вот свернулись санки,


И я на бок — хлоп!
Кубарем качуся
Под гору, в сугроб.

И друзья-мальчишки,


Стоя надо мной,
Весело хохочут
Над моей бедой.

Всё лицо и руки


Залепил мне снег...
Мне в сугробе горе,
А ребятам смех!

Но меж тем уж село


Солнышко давно;
Поднялася вьюга,
На небе темно.

Весь ты перезябнешь,—


Руки не согнешь,—
И домой тихонько,
Нехотя бредешь.

Ветхую шубенку


Скинешь с плеч долой;
Заберешься на печь
К бабушке седой.

И сидишь, ни слова...


Тихо всё кругом;
Только слышишь: воет
Вьюга за окном.

В уголке, согнувшись,


Лапти дед плетет;
Матушка за прялкой
Молча лен прядет.

Избу освещает


Огонек светца;
Зимний вечер длится,
Длится без конца...

И начну у бабки


Сказки я просить;

И начнет мне бабка


Сказку говорить:

Как Иван-царевич


Птицу-жар поймал,
Как ему невесту
Серый волк достал.

Слушаю я сказку —


Сердце так и мрет;
А в трубе сердито
Ветер злой поет.

Я прижмусь к старушке.


Тихо речь журчит,
И глаза мне крепко
Сладкий сон смежит.

И во сне мне снятся


Чудные края.
И Иван-царевич —
Это будто я.

Вот передо мною


Чудный сад цветет;
В том саду большое
Дерево растет.

Золотая клетка


На сучке висит;
В этой клетке птица
Точно жар горит;

Прыгает в той клетке,


Весело поет,
Ярким, чудным светом
Сад весь обдает.

Вот я к ней подкрался


И за клетку — хвать!
И хотел из сада
С птицею бежать.

Но не тут-то было!


Поднялся шум, звон;
Набежала стража
В сад со всех сторон,

Руки мне скрутили


И ведут меня...
И, дрожа от страха,
Просыпаюсь я.

Уж в избу, в окошко,


Солнышко глядит;
Пред иконой бабка
Молится, стоит.

Весело текли вы,


Детские года!
Вас не омрачали
Горе и беда.
1865 или 1866




Любой, кто способен утром выбраться из постели, находится в очень приличной форме. Спросите любого из тех, кто уже не способен.
ещё >>