1. Поэтика позднего героического эпоса. «Песнь о Нибелунгах» (далее пн) 1) Германский героический эпос: Традиционно термином «героич - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Немецкий героический эпос Песнь о Нибелунгах (прозаический пересказ) 1 246.27kb.
История театра древней Греции, Рима и средневековья 1 359.67kb.
Уроки 27 29 из героического эпоса народов россии 3 467.19kb.
Французский героический эпос. Песнь «Коронование Людовика» как образец... 1 67.13kb.
Beowulf For Children Сказание о Беовульфе (английский героический... 1 222.02kb.
Занятие Народный героический эпос и его особенности 1 133.99kb.
Литература для самостоятельного чтения. Тема Героизм и патриотизм... 1 64.07kb.
Дастан о Чура батыре. Героический дастан – эпос по имени «Чура батыр» 1 249.09kb.
Вопросы для собеседования для приема магистрантов по программе «Литература... 1 42.1kb.
Героический эпос и Великое переселение народов 1 18.98kb.
Приложение к конспекту занятия Понятийный словарь Фольклор 1 19.83kb.
Амулеты и талисманы 1 49.29kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

1. Поэтика позднего героического эпоса. «Песнь о Нибелунгах» (далее пн) 1) Германский - страница №1/1

1. Поэтика позднего героического эпоса. «Песнь о Нибелунгах» (далее - ПН)
1) Германский героический эпос:
Традиционно термином «героический эпос» обозначается та часть эпической литературы, которая дала литературную жизнь сюжетам народных героических песен, до этого бытовавших в устной традиции.

Можно выделить следующие (не очень, впрочем, существенные характеристики) германского героического эпоса:

- исполнялся как музыкальный речитатив под аккомпанемент арфы, исполняет дружинный певец

- эпический стих состоит из двух полустиший с двумя ударениями в каждом, аллитерационный стих

- сюжеты подсказаны событиями Великого переселения народов, но в устной песенной традиции исторические факты и лица подвергались поэтической стилизации и героизации, кроме того, можно вспомнить о неомифологической школе, представители которой считали, что истоки эпических сюжетов лежат в ритуально-мифологических архетипах (обряд и культ): неомифологи видят в героическом эпосе центральное звено коллективного сознания эпохи начинавшегося высвобождения человека из "первобытной сакральной связанности", когда миф сохранял свою жизненную эффективность, но уже приобретало свои права земное и человеческое - именно в этой пограничной зоне мифологические сюжеты сливались с историческими преданиями.
Можно попробовать дать следующую периодизацию: VIII-X вв.: в этот период осуществляются попытки письменного закрепления немецкого языка (вернее, его племенных диалектов, ставших языком устной поэзии господствующего класса предшествующей эпохи (периода племенного строя) - дружинников племенного герцога) - к этому периоду относится "Песнь о Хильдебранте".

Вместе с упадком дружинного быта и формированием феодального общества исчезает дружинный певец, на смену ему приходит шпильман (новый тип бродячего профессионального певца). Шпильманы вносят сюжетные изменения, христианизацию/феодализацию, аллитерационный стих сменяется рифмой (которая приходит из латинской и немецкой клерикальной поэзии). Так появляется собственно героический эпос, XIII век - расцвет куртуазной литературы - возникает образец куртуазной обработки героического эпоса - ПН.


2) Песнь о Нибелунгах
Возникает в начале XIII века (есть предположения, что около 1200 г.), в Австрии (на берегах Дуная).

Хойслер утверждает, что последовательное развитие сюжета эпоса складывается из 2-х частей, соответственно есть два направления предыстории: 1) Сказание о Брюнхильде: а) V-VI вв. - франкские поэты создают трагическое сказание о Брюнхильде и смерти Зигфрида (затем это будет в Эдде); б) «Младшая песнь о Брюнхильде» (конец XII в.); в) «Песнь о Нибелунгах», часть 1 (то есть первый брак Кримхильды); 2) Сказание о гибели бургундах: а) франкская «Песнь о бургундах» (V в.), б) баюварская «Песнь о бургундах» (VIII в.), в) австрийский эпос о бургундах (около 1160 г.), г) «Песнь о Нибелунгах», 2 часть (второй брак Кримхильды). К сожалению, я не знаю, чем различаются все эти стадии и в чем сюжетно-поэтологические между ними различия, Но верю, что они есть.

Таким образом, мы видим, что ПН сложилась из двух независимых сказаний, которые вполне независимо друг от друга развивались, а потом были объединены. Соединение двух сказаний сопровождалось приданием целому единой формы (нибелунгова строфа) и куртуазной утонченности.
3) Теории возникновения героического эпоса
- теория редакционного свода (основатель: Лахман, начало XIX века): эпос возникает в результате суммирования песенных сюжетов; объединение песен при этом осуществляется механически (с использованием соединительных строф), манера изложения «собирателем» не меняется;

- теория «разбухания» (основатель: А. Хойслер (1865-1940), теория сформулирована в работе «Сказание и Песнь о Нибелунгах», 1921): эпос возникает из песни вследствие «разрастания» стиля; если для песни характерны сжатость, обилие намеков и скачков в повествовании, то для эпоса, напротив, характерен спокойный, медлительный, живописующий подробности стиль изложения. То есть путь от песни к эпосу - не механическое суммирование, а трансформация стиля. Эпос имеет отчетливый «книжный» характер: если песня рассчитана на исполнение дружинным певцом за один раз, то ПН - книжный эпос, сочиненный образованным "книжником". Строчечный стиль песни (где каждая строфа представляет собой законченное синтаксическое целое) разрушается.

- Гуревич не формулирует четкой оппозиционной теории, однако высказывает предположение: если следовать Хойслеру, исландский цикл следует рассматривать как предшествующий по отношению к немецкому, однако возможно, пишет Гуревич, «исландский и немецкий циклы не представляли собой последовательных стадий развития эпоса, но противостояли друг другу в качестве разных вариантов, развивающихся своими путями».

цкому, однако, ие: если следовать Хойслеру, исландский цикл следует рассматривать как предшествую спокойный, ме

4) Сочетание разновременных пластов (по Гуревичу)
Гуревич (Хронотоп в ПН) предполагает наличие в ПН трех временных слоев (или 3 хронотопов):

1. сказочное (первобытное) время (вневременная сказочная древность): к этому времени относятся страна Нибелунгов, Изенштейн (родина Брюнхильды); здесь действуют волшебные предметы (плащ-невидимка), существует клад, возможен поединок с богатырщей; здесь нет больших свит (Гунтер берет с собой троих), действует герой-одиночка. Туманность описания этого пространственно-временного "континуума" связана и с тем, что это ОЧЕНЬ давно.

2. время Великого переселения народов (героическая эпоха) - в этом хронотопе располагается страна гуннов (Этцель, Дитрих, Хаген)

3. так называемая «современность»; Ее средоточием становится Вормс, однако сам Вормс двоится, с одной стороны, он относится к прошлому (повествуется о падении Вормса, произошедшем в 437 г.), с другой - Вормс как средоточие рыцарской куртуазности становится олицетворением современности. Героями этого ряда Гуревич считает братьев-королей (Гунтер, Гернот, Гизельхер).



Суть сочетания этих пластов состоит в том, что определенные герои связаны с определенных хронотопом и при перемещении из одного пространства (времени) в другое (кстати, это перемещение носит отчетливый мифологический характер (как перемещение в иной мир) и всегда сопровождается пересечением водной преграды), они вынуждены за это расплачиваться, если не удается адаптироваться (Гунтер не может сразиться с Брюнхильдой, поскольку он из другого времени, в свою очередь гунны воспринимают прибывших бургундов как "заморских, невиданных зверей" и т.д.). Историческое (как древнее, так и современное), сказочное, мифологическое объединяются в эпопее в некоторое причудливое единство и должны были восприниматься в качестве такового. Одно видится сквозь другое, история изображена на фоне мифа и легенды, что обнажает специфическое восприятие времени и истории в средние века (а героический эпос претендовал на роль исторического повествования).
5) Скандинавские истоки песни
На мой взгляд, это не совсем правильная формулировка: никаких скандинавских истоков нет, есть общие германо-скандинавские истоки (например, мифологические), и общие исторические истоки (из эпохи великого переселения). Вероятно, речь идет о том, что скандинавские источники несравненно полнее позволяют восстановить общие корни (мифологические), в основном это объясняется достаточно ранней христианизацией западногерманских племен, в то время как в Исландии, например, дохристианская культура бережно хранилась аж до XIII в. Как мы знаем, в ПН действуют герои эддической поэзии: Зигфрид=Сигурд, Кримхильда=Гудрун, Брюнхильда=Брюнхильд, Гунтер=Гуннар, Этцель=Атли, Хаген=Хегни. Именно по "Старшей Эдде" и другим скандинавским источникам можно восстановить "пропущенные" в ПН сюжеты: из "Саги о Волсунгах" мы узнаем о том, как Зигфрид получил свой меч, подробнее про историю клада нибелунгов (в частности, про проклятие карлика (Андвари), которое и обрекло всех на смерть. В некоторых источниках есть указание на то, что Брюнхильда была валькирией, что у нее был "роман" с Зигфридом (а потом он выпил эликсир забвения и т.д. - это тоже по "Саге о Велсунгах" и по «Старшей Эдде». Таким образом, скандинавские источники позволяют восстановить некоторые лакуны (в частности, сложные взаимоотношения между Зигфридом и Брюнхильдой), и расшифровать многочисленные намеки в ПН.Вкоторое и обрекло всех на смерть.ндвари)Ю,робнее про историюно сося сюжх: а) франкские сказанина смену ему приходит шпильм
6) Нибелунгова строфа
(Nibelungenstrophe) - стихотворная форма, которая состоит из четырех строк с парной рифмовкой aabb. В первых трех строках 6 стоп, в четвертой - 7. Впервые использована миннезингером Кюренбергом (XII в.) (иногда называется «кюренберговой строфой». Кроме ПН, ею написана поэма "Кудрун" (XIII в.).
7) Тематическое многообразие поэмы
Ну а это самый бредовый пункт. Мой ответ на него будет краток и конспективен: 1) ПН предлагает нам описание всевозможных сторон куртуазной жизни: придворные досуги, рыцарские турниры, пиры, войны, сцены сватовства, охота, путешествия, а также подробности быта: одежда, украшения, подарки - энциклопедия средневековой жизни, да и только; 2) с другой стороны, здесь совмещается псевдоисторическое со сказочным, с мифологическим - имплицитно в качестве составляющей тематического многообразия можно рассматривать и обрывочные следы древней мифологии.

8) Тема гибели героического века как основа сюжетной целостности поэмы


К сожалению, эту часть я вынуждена построить на собственных рассуждениях. Как мы знаем, тематически (и исторически) ПН делится на две части, однако есть нечто, что эти части связывает - гибель героического века. В первой части олицетворением этого героического века становится Зигфрид и отчасти Брюнхильда. С Брюнхильдой все просто - потеряв девственность, она теряет богатырскую силу, и вскоре исчезает из повествования. Главной фигурой этой части, конечно, становится Зигфрид и именно его гибель символизирует гибель героического века (атрибутами здесь героический век - абсолютное (сказочное) прошлое: поединок с драконом, с карликами, клад и т.д. Во второй части олицетворением героического века становятся бургунды. Здесь проницательный читатель заметит противоречие: как бургунды могут одновременно олицетворять современность и героический век? С уверенностью не могу ответить на этот вопрос, вероятно, находясь в Вормсе (то есть в первой части), бургунды - это современность, переместившись в героическую эпоху переселений (2-ая часть), они стали символизировать героический век. Такому логическому построению не стоит удивляться: статус бургундов отчетливо меняется от первой ко второй части: во второй части именно они зовутся богатырями (по сравнению с гуннами бургунды - богатыри: отряд вооруженных гуннов в страхе убегает, завидев Хагена и шпильмана; в другом месте: «как будто на заморских, невиданных зверей, толпой глазели гунны на двух богатырей» итд), а кроме того - нибелунгами (напомню, что в первой части нибелунги - это те, чьим кладом завладел Зигфрид (возможно, бургунды становятся нибелунгами, поскольку после убийства Зигфрида забирают клад себе). Необходимо отметить и то, что в обеих частях есть своеобразный лейтмотив - в первой постоянно намекается на скору гибель Зигфрида, во второй - на печальный конец бургундов. Этот лейтмотив, с одной стороны, вводит сознание близости радости и горя (предсказания роковой судьбы часто звучат при описании празднеств), с другой стороны - обуславливает напряженное читательское ожидание (хотя фабула, конечно, не была ни для кого секретом). Одним словом, основой целостности становится не столько сюжетная линия, объединившая две самостоятельных песни, но и пресловутая гибель героического века: причем именно она становится ключевой.
9) Проблема эпического героя (по Гуревичу)
Как известно, эпический герой не меняется (то есть он может даже покрыться сединами, но это не отразится на состоянии его физических и моральных сил). Эту же ситуацию встречаем и в ПН: несмотря на то, что ПН охватывает огромный промежуток времени из которого можно подсчитать 38, однако сюда не входит «сказочное время» (когда Зигфрид совершал подвиги), время, когда Хаген был заложником Этцеля и т.д. (И вообще, Гуревич вводит понятие "пустого времени", то есть это время, которое пропускается, для эпоса значимо только то время, которое стало предметом описания, о«тального просто нет)), Кримхильда остается прекрасной, Хаген могучим, Гизельхер дитятей и т.д.). Для средневекового сознания не существует эволюции личности, поскольку не существует идеи личности, все изменения детерминированы внешними обстоятельствами и/или судьбой. Существует точка зрения, в соответствии с которой Кримхильда претерпевает эволюцию и из скромной благовоспитанной девушки превращается в одержимую местью дьяволицу. Однако это не имеет никакой психологической мотивировки и стоит рассматривать этот факт как смену типов: из кроткой невесты Кримхильда становится убитой горем и одержимой местью вдовой. Кроме того, возможно, в одержимую местью дьяволицу Кримхильда превращается, покинув "родное" пространство (см. 4), и, что тоже отмечает Гуревич, дьяволица - та, которой завладел дьявол, то есть опять же все определяется внешними факторами.
PS: я не пересказываю две указанные работы отдельно, поскольку Хойслер - это целая книга (естественно, глупо ее пересказывать, а про теорию разбухания я написала), а Гуревич - это статья, из которой все, что нам нужно я упомянула




Кокетство — это искусство сделать первый шаг так, чтобы мужчине казалось, что это он его сделал. Жорж Арман Массон
ещё >>