1 Изучение теории эквивалентности перевода в трудах отечественных и зарубежных лингвистов - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Теория перевода (лингвистические аспекты) 12 3616.87kb.
Дисциплины «теория перевода» Объект и предмет современной теории... 1 36.65kb.
Медиастилистика в мгу: «все флаги в гости к нам!» 1 45.71kb.
Темы рефератов Особенности перевода деловых текстов. Особенности... 1 75.04kb.
Пояснительная записка предмет «Психогенетика» 1 102.25kb.
Восприятие первой мировой войны в военных дневниках: сравнительный... 1 298.65kb.
Тема I эквивалентность перевода 1 52.76kb.
Коблова Е. Ю. Домусульманские религиозные верования тюркоязычного... 1 90.42kb.
Сообщение о древнерусских именах 1 53kb.
На выпускную квалификационную работу Воробьевой Дарьи Владимировны 1 53.03kb.
Историко-философский анализ проблемы народовластия в трудах отечественных... 1 234.91kb.
Эквивалентность и адекватность перевода 1 46.2kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

1 Изучение теории эквивалентности перевода в трудах отечественных и зарубежных лингвистов - страница №1/1





Содержание
Введение…………………………………………………………………………...3

Глава 1. Теоретические аспекты изучения уровней эквивалентности перевода

1.1.Изучение теории эквивалентности перевода в трудах отечественных и зарубежных лингвистов…………………………………………………………..5

1.2.Характеристика уровней эквивалентности перевода……………………….8

1.3.Роль переводческих трансформаций в достижении эквивалентности перевода………......................................................................................................21

Введение

Проблема перевода художественных текстов в течение долгого времени привлекает исследователей, работающих в области перевода. Перевод художественного текста ставит перед переводчиком множество проблем. Передача метафоричности и многоплановости художественного текста требует тщательного анализа авторских языковых средств и композиционной структуры произведения, точного подбора приемов перевода для передачи не только смысла произведения, но и своеобразия стилистических особенностей оригинала. Значительный интерес в этой связи вызывают переводы рассказов Э. По в силу своеобразия стиля, образности языка, подбору лексических и стилистических средств выражения мысли автора. В теории перевода проблемами перевода художественных произведений занимались многие лингвисты, языковеды, переводчики, выдающиеся писатели и поэты. Теоретические аспекты поэтического перевода рассматривались Л.С. Бархударовым, С.Ф.Гончаренко, Ю.Н. Карауловым, А.В. Федоровым. Все они отмечают особую специфику художественных произведений, которая во многом затрудняет работу переводчика.



Актуальность данной проблемы обоснована тем, что, несмотря на большое количество работ, посвященных исследованию достижения эквивалентности перевода проблема использования переводческих трансформаций разными переводчиками при переводе художественных произведений до настоящего времени отдельно не рассматривалась. Это позволило нам в качестве проблемы нашего исследования рассмотреть роль переводческих трансформаций в достижении эквивалентности перевода. Это обусловило выбор темы нашего исследования.

Объект исследования – особенности достижения эквивалентности при переводе художественных текстов.

Предмет исследования – лексико-грамматические и стилистические трансформации как средства достижения эквивалентности перевода.

Цель исследования – проанализировать основные теории эквивалентности перевода и обосновать роль переводческих трансформаций в достижении эквивалентности перевода художественных текстов.

Достижению поставленной цели будет способствовать решение ряда задач:

1.Изучить теории эквивалентности перевода в трудах отечественных и зарубежных лингвистов.

2. Охарактеризовать уровни эквивалентности перевода.

3.Обосновать роль переводческих трансформаций в достижении эквивалентности перевода.

4.Проанализировать способы достижения эквивалентности перевода рассказа Э. По «Золотой жук» в интерпретации А. Старцева.

5. Провести комплексный анализ достижения эквивалентности перевода рассказа Э. По «Золотой жук» (в интерпретации А. Старцева).

Гипотеза исследования: эквивалентность перевода художественных текстов достигается за счет использования разных видов переводческих трансформаций, наибольшую эффективность в достижении эквивалентности перевода художественных текстов обеспечивает использование переводчиком совокупности переводческих трансформаций.

Методы исследования: метод сопоставительного анализа переводов, структурно-семантический и контекстуальный анализ, частотный анализ использования приемов перевода.

Материал исследования: оригинал рассказа Э. По «Золотой жук» и авторский перевод рассказа «Золотой жук» А. Старцевым.

Практическая ценность данной работы определяется возможностью использования материала исследования при изучении достижения эквивалентности перевода в курсах теории и практики перевода.





Глава 1. Теоретические аспекты изучения уровней эквивалентности перевода

1.1. Изучение теории эквивалентности перевода в трудах отечественных и зарубежных лингвистов

Для общей теории перевода базовыми являются понятия эквивалентности и адекватности - понятия, ориентированные на структуралистскую и поструктуралистскую идеологию языка. Эти идеологии предполагают анализ двух языков – языка источника и языка перевода – и их сравнение. (Воскобойник Г.Д., 2001).

В истории перевода проблема эквивалентности рассматривалась по разному. Найда Ю.Я. в своей книге «К науке переводить» [30, с.115] говорит о том, что нельзя рассматривать принципы соответствий при переводе, не признавая, что существует множество различных типов перевода.

Различая в видах перевода можно объяснить тремя основными факторами:

1) характер сообщения;

2) намерение автора;

3) тип аудитории.

Существует два основных типа эквивалентности: формальная и динамическая. При соблюдении формальной эквивалентности внимание концентрируется на самом сообщении.

При таком переводе необходимо переводить поэзию поэзией, предложение – предложением.

С позиций такой формальной ориентации необходимо стремиться к тому, чтобы сообщение на языке перевода как можно ближе соответствовало различным элементам языка источника. Это означает, что сообщение на культурном уровне языка перевода постоянно сравнивается с сообщением на культурном фоне языка оригинала, с целью определить критерий точности и правильности. При таком виде перевода переводчик пытается буквально воспроизвести форму и содержание.

Перевод, цель которого создать не формальную, а динамическую эквивалентность, базируется на «принципе эквивалентного эффекта». При таком переводе стремятся создать динамическую связь между сообщением и получателем на языке перевода, которая была бы такой же, как связь, существующая между сообщением и получателем на языке оригинала. Это естественность способов выражения.

В.С.Виноградов [9, с.18] считает, что эквивалентность перевода подлиннику всегда понятие относительное. Степень сближения с оригиналом зависит от многих факторов – от мастерства переводчика, от особенностей сопоставления языков и культур, характера переводимых текстов. Эквивалентность – сохранение относительного равенства смысловой, семантической, стилистической и функциональной – коммуникативной информации.

Перевод, осуществляемый на уровне, необходимом и достаточном для передачи неизменного плана содержания при соблюдении норм ПЯ, является переводом эквивалентным. Это определение дает Л.С. Бархударов [6, с.186].

Условию эквивалентности текстов подчинена конечная цель перевода в концепции Дж. Кэтфорда. Эквивалентом можно считать постоянное равнозначное соответствие, не зависящее от контекста. Дж. Кэтфорд предлагает вместо «перевода» термин «передача», он отрицает понятие эквивалентности как возможности воссоздания значения слова исходного языка средствами переводящего языка. Но отсутствие эквивалента, то есть постоянного и равнозначного соответствия, отнюдь не мешает адекватной передаче содержания высказывания другим способом, а именно вариантным соответствием.

Вариантные соответствия устанавливаются между словами в том случае, когда в языке перевода существует несколько слов для передачи одного и того же значения исходного слова. (Я.И. Рецкер, 1974).

Термины «эквивалентность», «адекватность» рассматриваются в научных теориях в зависимости от особенностей текстов, с которыми переводчик имеет дело. «Эквивалентность» явно апеллирует к количественной, в то время как «адекватность» - к качественной оценке наблюдателя. «Эквивалентность» оценивает перевод по пропозиции, логико-семантическому содержанию, «адекватность» - по иллокутивной цели, по экспрессивной функции. Интенция эквивалентности – «соответствовать структуре», а интенция адекватности – «соответствовать цели». За терминами «эквивалентность» и «адекватность» раскрывается серьезная, фундаментальная проблема современного переводоведения.

Фактически это – вечный поиск межъязыкового тождества, нормы эквивалентности. В поисках тождества исследователи перевода исходят либо из интенции «соответствовать структуре», либо «соответствовать цели».

Таким образом, норма эквивалентности представляет собой конечное нормативное требование, которое должно выполняться при условии соблюдения всех остальных аспектов переводческой нормы. Несомненно, полнота передачи содержания оригинала в переводе является важнейшей характеристикой межъязыковой коммуникации, норма эквивалентности - это наиболее "собственно переводческое" нормативное требование к переводу. Она полностью определяется лингвистическими факторами, и степень ее соблюдения может быть установлена с максимальной объективностью. Эквивалентность перевода оригиналу является и наиболее объективным критерием для характеристики результатов деятельности переводчика. Как следствие, именно этот критерий широко используется и при редактировании профессиональных переводов, и в процессе обучения будущих переводчиков. Эквивалентность содержания оригинала и перевода будет тем больше, чем больше элементарных смыслов будет в них совпадать. В то же время далеко не все элементарные смыслы в оригинале оказываются релевантными (коммуникативно значимыми) для сообщения, а утрата нерелевантных смыслов не делает перевод неэквивалентным [5, 78].



Отсюда следует, что эквивалентным переводом является перевод, осуществленный на уровне единиц перевода оригинала в указанном смысле, т.е. такой перевод, в котором с помощью соответствий переданы именно те и только те единицы ИЯ разных уровней, чьи значения должны воспроизводиться в переводе как единое целое. Это предполагает умение переводчика выделять в тексте перевода единицы ИЯ, выступающие в качестве единиц перевода.
1.2. Характеристика уровней эквивалентности перевода

Одна из главных задач переводчика заключается в максимально полной передаче содержания оригинала, и, как правило, фактическая общность содержания оригинала и перевода весьма значительна. Следует различать потенциально достижимую эквивалентность, под которой понимается максимальная общность содержания двух разноязычных текстов, допускаемая различиями языков, на которых созданы эти тексты, и переводческую эквивалентность - реальную смысловую близость текстов оригинала и перевода, достигаемую переводчиком в процессе перевода. Пределом переводческой эквивалентности является максимально возможная (лингвистическая) степень сохранения содержания оригинала при переводе, но в каждом отдельном пере-воде смысловая близость к оригиналу в разной степени и разными способами приближается к максимальной. Различия в системах ИЯ и ПЯ и особенностях создания текстов на каждом из этих языков в разной степени могут ограничивать возможность полного сохранения в переводе содержания оригинала. Поэтому переводческая эквивалентность может основываться на сохранении (и соответственно утрате) разных элементов смысла, содержащихся в оригинале. В зависимости от того, какая часть содержания передается в переводе для обеспечения его эквивалентности, различаются разные уровни (типы) эквивалентности. На любом уровне эквивалентности перевод может обеспечивать межъязыковую коммуникацию. Любой текст выполняет какую-то коммуникативную функцию: сообщает какие-то факты, выражает эмоции, устанавливает контакт между коммуникантами, требует от Рецептора какой-то реакции или действий и т.п. Наличие в процессе коммуникации подобной цели определяет общий характер передаваемых сообщений и их языкового оформления. Сравним такие отрезки речи, как: На столе лежит яблоко; Как я люблю яблоки!; Дай мне, пожалуйста, яблоко; Ты слышишь, что я сказал?. В каждом из этих высказываний, помимо значений отдельных слов и структур и конкретного содержания всего сообщения, можно обнаружить и обобщенное функциональное содержание: констатацию факта, экспрессию, побуждение, поиск контакта. Текст может последовательно или одновременно выполнять несколько коммуникативных функций - приведенные выше высказывания могут составить единый связный текст - но он не может не иметь в своем содержании функциональной задачи (цели коммуникации), не утратив своей коммуникативности, т.е. не перестав быть результатом акта речевой коммуникации. Часть содержания текста (высказывания), указывающая на общую речевую функцию текста в акте коммуникации, составляет его цель коммуникации. Она представляет собой "производный" ("подразумеваемый" или "переносный") смысл, присутствующий в нем как бы в скрытом виде, выводимый из всего высказывания как смыслового целого. Отдельные языковые единицы участвуют в создании такого смысла уже не непосредственно через свое собственное значение, а опосредственно, составляя с другими единицами смысловое целое, которое служит основой для выражения с его помощью дополнительного смысла. Воспринимая высказывание, Рецептор должен не только понять значение языковых единиц и их связь друг с другом, но и сделать определенные выводы из всего содержания, извлечь из него дополнительную информацию, которая сообщает не только что говорит Источник, но и для чего он это говорит, "что он хочет этим сказать" [4, 23].

Эквивалентность переводов первого типа заключается в сохранении только той части содержания оригинала, которая составляет цель коммуникации: Maybe there is some chemistry between us that doesn't mix. - Бывает, что люди не сходятся характерами. That's а pretty thing to say. - Постыдился бы! Those evening bells, those evening bells, how many a tale their music tells. - Вечерний звон, вечерний звон, как много дум наводит он. В примере (1) цель коммуникации заключалась в передаче переносного значения, которое и составляет главную часть содержания высказывания. Здесь коммуникативный эффект достигается за счет своеобразного художественного изображения человеческих отношений, уподобляемых взаимодействию химических элементов. Подобное косвенное описание данной информации признано переводчиком неприемлемым для ПЯ и заменено в переводе другим, несколько менее образным высказыванием, обеспечивающим, однако, необходимый коммуникативный эффект. В примере (2) цель коммуникации заключается в выражении эмоций говорящего, который возмущен предыдущим высказыванием собеседника. Для воспроизведения в переводе этой цели переводчик использовал одну из стереотипных фраз, выражающих возмущение в русском языке, хотя составляющие ее языковые средства не соответствуют единицам оригинала. И, наконец, в примере (3) общей функцией оригинала, которую переводчик стремится всеми средствами сохранить, является поэтическое воздействие, основанное на звукописи, рифме и размере. Ради воспроизведения этой информации исходное сообщение заменяется другим, обладающим необходимыми поэтическими качествами.

Как видно из указанных примеров, цель коммуникации представляет собой наиболее общую часть содержания высказывания, свойственную высказыванию в целом и определяющую его роль в коммуникативном акте.

Для отношений между оригиналами и переводами этого типа характерно: несопоставимость лексического состава и синтаксической организации; невозможность связать лексику и структуру оригинала и перевода отношениями семантического перефразирования или синтаксической трансформации; отсутствие реальных или прямых логических связей между сообщениями в оригинале и переводе, которые позволили бы утверждать, что в обоих случаях "сообщается об одном и том же"; наименьшая общность содержания оригинала и перевода по сравнению со всеми иными переводами, признаваемыми эквивалентными. Таким образом, в данном типе эквивалентности в переводе как будто говорится "совсем не то" и "совсем не о том", что в оригинале. Этот вывод справедлив в отношении всего сообщения в целом, даже если одно или два слова в оригинале имеют прямые или косвенные соответствия в переводе. Например, к этому типу можно отнести перевод She lifted her nose up in the air - Она смерила его презрительным взглядом, хотя субъекты этих предложений непосредственно соотнесены. Переводы на таком уровне эквивалентности выполняются как в тех случаях, когда более детальное воспроизведение содержания невозможно, так и тогда, когда такое воспроизведение приведет Рецептора перевода к неправильным выводам, вызовет у него совсем другие ассоциации, чем у Рецептора оригинала, и тем самым помешает правильной передаче цели коммуникации [6, 78].

Во втором типе эквивалентности общая часть содержания оригинала и перевода не только передает одинаковую цель коммуникации, но и отражает одну и ту же внеязыковую ситуацию. Ситуацией называется совокупность объектов и связей между объектами, описываемая в высказывании. Любой текст содержит информацию о чем-то, соотнесен с какой-то реальной или воображаемой ситуацией. Коммуникативная функция текста не может осуществляться иначе, как через посредство ситуативно-ориентированного сообщения. Нельзя себе представить связного текста, который был бы "ни о чем", как не может существовать мысль без предмета мысли. Второй тип эквивалентности представлен переводами, смысловая близость которых к оригиналу также не основывается на общности значений использованных языковых средств. Вот несколько примеров переводов такого типа: He answered the telephone. - Он снял трубку. You are not fit to be in a boat. - Тебя нельзя пускать в лодку. You see one bear, you have seen them all. - Все медведи похожи друг на друга. В приравниваемых в этих примерах разноязычных высказываниях большинство слов и синтаксических структур оригинала не находит непосредственного соответствия в тексте перевода. Вместе с тем можно утверждать, что между оригиналами и переводами этой группы существует большая общность содержания, чем при эквивалентности первого типа. Сопоставим, например, переводы: That's а pretty thing to say. - Постыдился бы! He answered the telephone. - Он снял трубку. В (1) речь идет о совершенно разных явлениях, между которыми нельзя усмотреть какой-либо реальной связи. Общность оригинала и перевода заключается лишь в том, что в обоих случаях можно сделать одинаковые выводы об эмоциональном отношении говорящего к предыдущему замечанию его собеседника. Во (2) несопоставимые языковые средства оригинала и перевода фактически описывают один и тот же поступок, указывают на одинаковую реальность, поскольку говорить по телефону можно, только сняв трубку. В обоих текстах речь идет о разном, но "об одном и том же". О таких высказываниях в обиходе часто говорят, что они "выражают другими словами одну и ту же мысль". Для отношений между оригиналами и переводами этого типа характерно: несопоставимость лексического состава и синтаксической организации; невозможность связать лексику и структуру оригинала и перевода отношениями семантического перефразирования или синтаксической трансформации; сохранение в переводе цели коммуникации, поскольку, как мы уже установили, сохранение доминантной функции высказывания является обязательным условием эквивалентности; сохранение в переводе указания на ту же самую ситуацию, что доказывается существованием между разноязычными сообщениями прямой реальной или логической связи, позволяющей утверждать, что в обоих случаях "сообщается об одном и том же".

Третий тип эквивалентности может быть охарактеризован следующими примерами: Scrubbing makes me bad-tempered. - От мытья полов у меня настроение портится. London saw а cold winter last year. - В прошлом году зима в Лондоне была холодной. That will not be good for you. - Это может для вас плохо кончиться. Сопоставление оригиналов и переводов этого типа обнаруживает следующие особенности: отсутствие параллелизма лексического состава и синтаксической структуры; невозможность связать структуры оригинала и перевода отношениями синтаксической трансформации; сохранение в переводе цели коммуникации и идентификации той же ситуации, что и в оригинале; сохранение в переводе общих понятий, с помощью которых осуществляется описание ситуации в оригинале, т.е. сохранение той части содержания исходного текста, которую мы назвали "способом описания ситуации". Сопоставительный анализ переводов показывает, что наиболее часто отмечаются следующие виды указанного варьирования: степень детализации описания; способ объединения описываемых признаков в сообщении; направление отношений между признаками; распределение отдельных признаков в сообщении. Степень детализации описания – это описание ситуации избранным способом может осуществляться с большими или меньшими подробностями. Она может включать прямое указание на разное число деталей, характерных для данной ситуации. В результате синонимичные сообщения будут различаться по степени эксплицитности. Некоторые признаки в одних сообщениях будут названы, а в других останутся лишь подразумеваемыми, легко выводимыми из сообщения, но не включенными непосредственно в его состав [8, 321].



В описанных выше трех типах эквивалентности общность содержания оригинала и перевода заключалась в сохранении основных элементов содержания текста.

В четвертом типе эквивалентности, наряду с тремя компонентами содержания, которые сохраняются в третьем типе, в переводе воспроизводится и значительная часть значений синтаксических структур оригинала. Структурная организация оригинала репрезентирует определенную информацию, входящую в общее содержание переводимого текста. Синтаксическая структура высказывания обусловливает возможность использования в нем слов определенного типа в определенной последовательности и с определенными связями между отдельными словами, а также во многом определяет ту часть содержания, которая выступает на первый план в акте коммуникации. Поэтому максимально возможное сохранение синтаксической организации оригинала при переводе способствует более полному воспроизведению содержания оригинала. Кроме того, синтаксический параллелизм оригинала и перевода дает основу для соотнесения отдельных элементов этих текстов, оправдывая их структурное отождествление коммуникантами. Сопоставительный анализ обнаруживает значительное число переводов, у которых существует параллелизм синтаксической организации по отношению к оригиналу. Использование в переводе аналогичных синтаксических структур обеспечивает инвариантность синтаксических значений оригинала и перевода. Особенно важным оказывается обеспечение подобного параллелизма при переводе текстов государственных или международных актов, где перевод часто получает правовой статус оригинала, т.е. оба текста имеют одинаковую силу, являются аутентичными. Отношения между оригиналами и переводами четвертого типа эквивалентности характеризуются следующими особенностями: 1) значительным, хотя и неполным параллелизмом лексического состава - для большинства слов оригинала можно отыскать соответствующие слова в переводе с близким содержанием; 2) использованием в переводе синтаксических структур, аналогичных структурам оригинала или связанных с ними отношениями синтаксического варьирования, что обеспечивает максимально возможную передачу в переводе значения синтаксических структур оригинала; 3) сохранением в переводе всех трех частей содержания оригинала, характеризующих предыдущий тип эквивалентности: цели коммуникации, указания на ситуацию и способа ее описания. При невозможности полностью сохранить синтаксический параллелизм несколько меньшая степень инвариантности синтаксических значений достигается путем использования в переводе структур, связанных с аналогичной структурой отношениями синтаксического варьирования. В четвертом типе эквивалентности отмечаются три основных вида такого варьирования: 1) использование синонимичных структур, связанных отношениями прямой или обратной трансформации; 2) использование аналогичных структур с изменением порядка слов; 3) использование аналогичных структур с изменением типа связи между ними. Синтаксическое варьирование в рамках эквивалентности четвертого типа может носить комплексный характер, когда при переводе одновременно изменяются синтаксические структуры, порядок слов и тип синтаксического целого: And so, with sentinel in each dark street, and twinkling watch-fires on each height around, the night has worn away, and over this fair valley of old Thames has broken the morning of the great day that is to dose so big with the fate of ages yet unborn. (J.K. Jerome). - Всю ночь на каждой темной улице стояли часовые, и на каждом холме вокруг города мерцали огни сторожевых костров. Но вот ночь прошла и над прекрасной долиной старой Темзы наступило утро великого дня, чреватого столь большими переменами для еще не рожденных поколений. (Пер. М. Салье).

В последнем, пятом типе эквивалентности достигается максимальная степень близости содержания оригинала и перевода, которая может существовать между текстами на разных языках. Этот тип эквивалентности обнаруживается в следующих примерах: I saw him at the theatre. - Я видел его в театре. The house was sold for 10 thousand dollars. - Дом был продан за 10 тысяч долларов. He was sure we should both fall ill. - Он был уверен, что мы оба заболеем. Для отношений между оригиналами и переводами этого типа характерно: высокая степень параллелизма в структурной организации текста; максимальная соотнесенность лексического состава: в переводе можно указать соответствия всем знаменательным словам оригинала; сохранение в переводе всех основных частей содержания оригинала. К четырем частям содержания оригинала, сохраняемым в предыдущем типе эквивалентности, добавляется максимально возможная общность отдельных сем, входящих в значения соотнесенных слов в оригинале и переводе. Степень такой общности определяется возможностью воспроизведения в переводе отдельных компонентов значения слов оригинала, что, в свою очередь, зависит от того, как выражается тот или иной компонент в словах ИЯ и ПЯ и как в каждом случае на выбор слова в переводе влияет необходимость передать другие части содержания оригинала. Эквивалентность пятого типа предполагает сохранение в переводе и стилистической характеристики оригинала. Воспринимая слово, пользующиеся языком оценивают его как носителя дополнительной информации об уместности использования слова в определенном типе речи: разговорной, книжной или поэтической. Значительное число слов в любом языке стилистически нейтрально, т.е. употребляется в самых различных типах речи. Нейтральная стилистическая характеристика также расценивается говорящими как компонент коннотативного значения, на основании которого слово оказывается уместным или неуместным в соответствующих высказываниях. И здесь можно найти пары слов, у которых совпадает предметно-логическое значение, но отличается стилистическая характеристика: to end - to terminate; to begin - to commence; to go (to a place) - to repair (to a place); bloody - sanguinary; final - ultimate; wife - spouse; husband - consort; спать - почивать; идти - шествовать; сидеть - восседать; слушать - внимать; голос - глас; хозяин - владелец; приказ - повеле-ние; маленький - миниатюрный; уважаемый - высокочтимый и т.п [5, 78].

Наибольшая степень эквивалентности отмечается в тех случаях, когда слово в переводе, соответствующее переводимому слову по другим компонентам содержания, имеет и одинаковую стилистическую характеристику. Часто это достигается при переводе терминов, имеющих терминологические соответствия в ПЯ: radiation - радиация; cathode-ray tube - электроннолучевая трубка; ionizing event - акт ионизации; precipitations - атмосферные осадки; feed-back - обратная связь и т.д. Однако равнозначные слова, принадлежащие к одному стилю речи, можно найти и среди общенародной лексики: aforesaid - вышеозначенный; bearer - предъявитель; bark - челн; to slay - сразить; to repose - покоиться; steed - скакун; to bolt - улепетывать; to show off - рисоваться; to funk - трусить; gluttony - обжорство и т.п. Однако нередко соответствующие друг другу по основному содержанию слова двух языков принадлежат к разным типам речи, и стилистический компонент значения слова оригинала оказывается утраченным в переводе. В качестве примера можно указать на ряд англо-русских соответствий, в которых первое слово стилистически маркировано, а второе - стилистически нейтрально: slumber - сон; morn - утро; serge - сержант; to swap - менять; окрутить - to marry; умеючи - skilfully и т.п. При использовании подобных соответствий нарушается эквивалентность стилистической характеристики слов в оригинале и переводе. Такое нарушение может быть легко компенсировано, поскольку, подобно эмоциональной характеристике, стилистический компонент значения слова стилистически окрашивает не только само слово, но и высказывание в целом как принадлежащее к определенному типу речи. Поэтому этот компонент может быть воспроизведен в переводе иного слова в пределах высказывания или даже в одном из соседних высказываний, обеспечивая необходимую степень стилистической эквивалентности. К такого рода компенсации нередко прибегают переводчики художественной литературы, где особенно важно сохранить стилистические особенности оригинала. Приведем несколько примеров подобной стилистической компенсации при переводе.

Эквивалентность коннотативного значения у соотнесенных слов в оригинале и переводе предполагает также воспроизведение в переводе ассоциативно-образного компонента этого значения. Семантика некоторых слов включает дополнительную информацию, связанную с определенными ассоциациями в сознании говорящих. Для жителей многих стран снег - это не просто вид атмосферных осадков, но и эталон белизны, с которым принято сравнивать другие белые (белоснежные) предметы (волосы, сахар, белье и т.п.). Мел - тоже белый, но с ним можно сравнить лишь цвет побледневшего лица. Русское щепка применяется для образного описания худобы человека, а в семантике слова иголка, обозначающего вещь гораздо более тонкую, нет компонента, вызывающего подобные ассоциации. В семантике слов с подобным компонентом значения подчеркивается какой-либо признак, который по каким-то причинам выделяется в объекте мысли. По-русски баня - это не только специальное помещение, где моются, но и очень жаркое место, в то время как английское bath лишено подобной характеристики. Английское rake - грабли - это что-то очень тонкое (thin), а отличительной чертой павлина (peacock) оказывается гордость. Лиса ассоциируется с хитростью, а лев - с храбростью. Подобная особенность значения слова свидетельствует о наличии у слова образности, закрепленной в его семантике речевой практикой. Благодаря образному компоненту значения, слово производит особое воздействие на Рецептора, его семантика воспринимается с большей готовностью, привлекает внимание, вызывает эмоциональное отношение. Сохранение образности оригинала может быть обязательным условием достижения эквивалентности перевода. Здесь можно отметить три разных степени близости образных слов двух языков:

1) Соответствующие слова в ИЯ и ПЯ могут обладать одинаковыми ассоциативно-образными характеристиками. Так, в английском и русском языках в значениях слов snow и снег выделяется признак белизны, stone и камень отличаются холодностью, а day и день - это что-то ясное. И по-английски, и по-русски человек бледнеет как полотно (as а sheet), сражается как лев (like а lion), называет что-то недостижимое зеленым виноградом (sour grapes). В подобных случаях при переводе достигается высшая степень эквивалентности в передаче этого компонента семантики слова: She was dressed in white, with bare shoulders as white as snow. - Она была вся в белом с обнаженными плечами, белыми как снег.

2) Соответствующей ассоциативно-образной характеристикой обладают разные слова, в оригинале и переводе не являющиеся эквивалентами друг другу. Так, в английском и русском языках имеются слова, используемые для выражения крайней худобы, большой силы или большой глупости, но эти слова имеют разные предметно-логические значения. Ср. thin as а rake - худой, как щепка; strong as а horse - сильный, как бык; stupid as а goose - глуп, как пробка и т.п. В подобных случаях воспроизведение образного компонента значения достигается, как правило, путем замены образа: I have never seen such an avid ostrich for wanting to gobble everything. - Я никогда еще не видал такой жадной акулы - все готов проглотить.

3) Признак, выделяемый в образном компоненте слова в оригинале, не выделяется в словах ПЯ. Нередко бывает, что в ПЯ вообще нет образа на такой основе, на которой он создан в ИЯ. В таких случаях воспроизведение этой части значения слова возможно лишь частично, на более низком уровне эквивалентности: Want, colder than charity, shivering at the street corners. - Нужда, промерзшая до мозга костей, дрожала на перекрестках улиц.

Иногда воспроизведение данного компонента значения оказывается невозможным, и в переводе образ утрачивается: "Cat". With that simple word Jean closed the scene. Особое место в отношениях между единицами оригинала и перевода в пятом типе эквивалентности занимает внутрилингвистическое значение слова, обусловленное его положением в языковой системе. Любое слово находится в сложных и многообразных семантических отношениях с другими словами данного языка, и эти связи отражаются в его семантике. Так, русское слово стол семантически связано с другими общими и конкретными наименованиями предметов мебели: мебель, обстановка, стул, кресло и пр. Другой тип связи обнаруживается между этим словом и другими словами, которые могут сочетаться с этим словом в речи: деревянный, круглый, стоять, накрывать и пр. Третий тип семантической связи выявляет общие элементы смысла у слова стол с такими словами, как столовая, столоваться, застольный и пр., которые объединяет общность корневой морфемы. Лингвистически обусловлена и связь между отдельными значениями многозначного слова. По-русски между значениями слов совет и доска вряд ли можно обнаружить какую-либо общность, а в английском языке они соотносятся как значения одного и того же слова board. Характер воспроизведения внутрилингвистического значения в переводе отличается от передачи денотативных и коннотативных значений, описанных выше. Прежде всего, в большинстве случаев эквивалентность слов оригинала и перевода не зависит от того, сохранено ли внутрилингвистическое значение переводимых слов. Это значение, "навязываемое" слову системой языка, содержит информацию, передача которой обычно не входит в намерения Источника и на которую коммуниканты не обращают внимания, считая ее элементом оформления мысли, а не самой мыслью. Необходимость воспроизвести компоненты внутрилингвистического значения слова в переводе возникает лишь тогда, когда это значение выступает в оригинале на первый план, когда к нему привлекается особое внимание и тем самым его компоненты становятся ком-муникативно важными, доминантными элементами содержания. В этом случае передача таких значений становится обязательным условием достижения эквивалентности. Значительно меньшая степень эквивалентности достигается в тех случаях, когда соответствующее слово в ПЯ не обладает необходимой многозначностью. При этом приходится либо отказаться от воспроизведения этого компонента, либо воспроизводить его в семантике иного слова, т.е. за счет менее точной передачи других компонентов содержания оригинала. Для переводов художественных произведений характерно стремление добиваться возможно большей эквивалентности последним из упомянутых способов [8, 90].



1.3. Роль переводческих трансформаций в достижении эквивалентности перевода

Главная цель перевода – это достижение эквивалентности. Основная задача переводчика при достижении эквивалентности заключается в том, что переводчик должен умело произвести различные переводческие трансформации для того, чтобы текст перевода как можно более точно передавал всю информацию, заключённую в тексте оригинала при соблюдении соответствующих норм переводящего языка. Преобразования с помощью которых осуществляется переход от единиц оригинала к единицам перевода, называются переводческими трансформациями. Однако термин «преобразование» нельзя понимать буквально: сам исходный текст «не преобразуется» в том смысле, что он не изменяется сам по себе. Этот текст, конечно, сам остается неизмененным, но на ряду с ним и на основе его создается другой текст на ином языке. (2:6). Переводческие трансформации представляют собой особый вид перефразирования- межъязыковое, которое имеет существенные отличия от трансформаций в рамках одного языка. «Когда мы говорим об одноязычных трансформациях, то мы имеем в виду фразы, которые отличаются друг от друга по грамматической структуре, лексическому наполнению, имеют (практически) одно и то же содержание и способны выполнять в данном контексте одну и ту же коммуникативную функцию. (7:3). Сравнивая исходный и переводящий тексты, мы непроизвольно отмечаем, что некоторые отрезки исходного текста переведены «слово в слово», а некоторые- со значительными отклонениями от буквальных соответствий. Особенно обращают на себя те места, где переводящий текст по своим языковым средствам совершенно не похож на исходный. Следовательно, в нашем языковом сознании существуют некоторые межъязыковые соответствия, отклонения от которых мы и воспринимаем как межъязыковые трансформации. В зависимости от характера единиц языка оригинала, которые рассматриваются как исходные операции, переводческие трансформации подразделяются на стилистические трансформации- суть которых заключается в изменении стилистической окраски переводимой единицы.(13:180) (When I could stand it no longer I raised myself upon my knees, still keeping hold with my hands, and thus got my head clear.- Когда я почувствовал, что силы изменяют мне, я приподнялся на колени, не выпуская кольца из рук, и голова моя оказалась над водой. Морфологические трансформации – замена одной части речи другой или несколькими частями речи. ( With how vast a triumph- with how vivid a delight- with how much at all that is ethereal in hope did I feel, as she bent over me in studies but little sought- but less known,- that delicious vista by slow degress expanding before me…- С каким бесконечным торжеством, с каким ликующим восторгом, с какой высокой надеждой распознавал я, когда Лигейя склонялась надо мной во время моих занятий (без просьбы, почти незаметно), ту восхитительную перспективу, которая медленно разворачивалась передо мной. Синтаксические трансформации – суть которых заключается в изменении синтаксических функций слов и словосочетаний. Изменение синтаксических функций в процессе перевода сопровождается перестройкой синтаксической конструкций : преобразования одного типа придаточного предложения в другой. К синтаксическим трансформациям относится также замена английской пассивной конструкции русской активной.(13:181) ( He hath been by the Tarantula). Тарантул укусил его …

Семантические трансформации - осуществляются на основе разнообразных причинно-следственных связей, существующих между элементами описываемых ситуаций (He was the kind of guy that hates to answer you right away.- Такие, как он, сразу не отвечают. Лексические трансформации- представляющие собой отклонения от прямых словарных соответствий. Лексические трансформации вызываются главным образом , тем , что объём значений лексических единиц исходного и переводящего языков не совпадает ( She wasn`t looking too happy.) – Вид у нее был довольно несчастный. Грамматические трансформации- заключаются в преобразовании структуры предложения в процессе перевода в соответствии с нормами языка перевода. We got under way with a mere breath of wind, and for many days stood along the easten coast of Java, without any other incident to beguile the monotony of our course than the occasional meeting with some of the small grabs of the Archipelago to which we were bound .- Мы покинули порт при еле заметном ветерке и в течение долгих дней шли вдоль восточного берега Явы. Однообразие нашего плавания лишь изредка нарушалась встречей с небольшими каботажными судами с тех островов, куда мы держали свой путь. В процессе переводческой деятельности трансформации чаще всего бывают смешанного типа. Как правило, разного рода трансформации осуществляются одновременно, то есть сочетаются друг с другом – перестановка сопровождается заменой, грамматическое преобразование сопровождается лексическим.(5:18) В предыдущем примере мы видим сочетание грамматического преобразования,(а именно объединение предложений) и лексического (опущения – Archipelago.) Именно такой сложный, комплексный характер переводческих трансформаций и делает перевод столь сложным и трудным делом. Приведённые переводческие трансформации представляют собой контекстуально- синонимические замены лексем. Приведённые примеры межъязыковых преобразований различного типа с достаточной очевидностью показывают, что переводческие трансформации во многих случаях ведут к определенным модификациям содержания.

Морфологические трансформации практически ничего в плане содержания не меняют. Синтаксические преобразования затрагивают исходное содержание минимальной степени.

Семантические трансформации связаны с более глубокими модификациями в плане содержания. Сравнивая между собой языки, мы обнаруживаем в каждом такие явления из них, которые не имеют соответствия в другом. Переводческие трансформации- суть процесса перевода.(18:47).

Рассмотрев виды переводческих трансформаций, мы перейдем к рассмотрению их классификации, предложенные такими учеными, как Л.С. Бархударовым, В.Н. Комиссаровым и Я.И. Рецкером. Существует огромное множество способов классификации переводческих трансформаций. Остановимся на некоторых из них. Одна из классификаций переводческих трансформаций, предложенная Л.С. Бархударовым. Он различает следующие виды трансформаций: перестановки; замены; добавления; опущения.

С самого начала следует подчеркнуть, что такого рода деление является в значительной мере приблизительным и условным. Эти четыре типа элементарных переводческих трансформаций на практике «в чистом виде» встречаются редко- обычно они сочетаются друг с другом, принимая характер сложных, комплексных трансформаций. С этими оговорками мы приступаем к рассмотрению выделенных Л.С. Бархударовым четырех типов трансформаций, осуществляемых в процессе перевода. Перестановка как вид переводческой трансформации, как считает Л.С. Бархударов,- это изменение расположения языковых элементов в тексте перевода по сравнению с текстом подлинника. Элементами, могущими подвергаться перестановке, являются слова, словосочетания, части сложного предложения и самостоятельные предложения в строе текста. Второй вид переводческих трансформаций, который выделяет Бархударов,- замены. Это наиболее распространённый и многообразный вид переводческих трансформаций. В процессе перевода замене могут подвергаться формы слов, части речи, члены предложения. То есть существуют грамматические и лексические замены. Замена частей речи- самый распространенный пример переводческих трансформаций. ( Сначала он висел в комнате деда, но скоро дед изгнал его к нам на чердак, потому что скворец научился дразнить дедушку.- At first the bird hung in my grandfather`s room, but soon he outlawed it to our attic, because in began to imitate him. Существует также замена отглагольного существительного на глагол в личной форме, замена прилагательного на наречие и т.д. При замене членов предложения слова и группы слов в тексте перевода употребляются в иных синтаксических функциях, чем их соответствия в тексте подлинника,- иначе говоря, происходит перестройка синтаксической схемы построения предложения. Самый обычный пример такого рода синтаксической перестройки- замена английской пассивной конструкции русской активной, при которой английскому подлежащему в русском предложении соответствует дополнение; подлежащим в русском предложении становится слово, соответствующее английскому дополнению с by; форма страдательного залога английского глагола заменяется формой действительного залога русского глагола. He was met by his sister/- Его встретила сестра. Л.С. Бархударов также выделяет лексические замены (конкретизация, генерализация). Конкретизация – это замена слова или словосочетания языка оригинала с более широким референциальным значением словом или словосочетанием языка перевода с более узким значением. ( He told me to come right over, if I felt like it.- Велел хоть сейчас приходить, если надо ).

Генерализация – явление, обратное конкретизации – замена единицы языка оригинала, имеющей более узкое значение, единицей языка перевода с более широким значением. Вот несколько примеров генерализации: (He comes over and visits me practically every weekend.-Он часто ко мне ездит, почти каждую неделю. This newspaper makes a feature of sports.- В этой газете спорту отводится видное место. Существуют также комплексные лексико – грамматические замены. Антонимический перевод, сущность которого заключается в трансформации утвердительной конструкции в отрицательную или наоборот, отрицательной в утвердительную, сопровождаемой заменой одного из слов переводимого предложения языка оригинала на его антоним в язык перевода.(I`m not kidding.-Я вам серьёзно говорю. She wasn`t looking too happy.-Вид у неё был довольно несчастный.

Следующий вид переводческих трансформаций – добавление. Причиной, вызывающей необходимость добавлений в тексте перевода является то, что можно назвать «формальной невыраженностью» семантических компонентов словосочетания в языке оригинала.(2:198) (So what? I said. Cold as hell.-Ну так что же?- спрашиваю я ледяным голосом. Следующий вид переводческих трансформаций, который выделяет Л.С.Бархударов –опущение. Это явление, прямо противоположное добавлению. При переводе опущению подвергаются чаще всего слова, являющиеся семантически избыточными, то есть выражающие значения, которые могут быть извлечены из текста и без их помощи (So I paid my check and all. I left the bar and went out where the telephone were.-Я расплатился и пошёл к автоматам.) Такова классификация переводческих трансформаций, предложенная Л.С.Бархударовым.

В.Н.Комиссаров классифицирует переводческие трансформации на лексические и грамматические трансформации. Основные типы лексических трансформаций включают следующие переводческие приёмы : переводческое транскрибирование и транслитерацию.(Kleptocracy-клептократия (воровская элита ); Dorset (`do:sit)-Дорсет; boss-босс);

Калькирование – это способ перевода лексической единицы оригинала путём замены её составных частей- морфем или слов их лексическими соответствиями в языке перевода.( green revolution- зелёная революция , mass culture как «массовая культура». В.Н. Комиссаров выделяет также лексико-семантические замены. Основными видами подобных замен являются конкретизация, генерализация и смысловое развитие значения исходной единицы.(10:173) ( He was at the ceremony.- Он присутствовал на церемонии. He always made you say everything twice.- Он всегда переспрашивал. – приём смыслового развития. К наиболее распространённым грамматическим трансформациям принадлежат: членение предложения, объединение предложений, грамматические замены ( формы слова, части речи или члены предложения.) (We got under way with a mere breath of wind, and for many days stood along the eastern cost of Java, without any other incident to beguile the monotony of our course than the occasional meeting with some of the small grabs of the Archipelago to which we were bound.-Мы покинули порт при еле заметном ветерке и в течение долгих дней шли вдоль восточного берега Ява. Однообразие нашего плавания лишь изредка нарушалось встречей с небольшими каботажными судами с тех островов, куда мы держали свой путь.(Это пример членения предложения.) (That was a long time ago. It seemed like fifty years ago.- Это было давно – казалось, что прошло лет пятьдесят.) Это пример объединения предложений. Грамматические замены – это способ перевода, при котором грамматическая единица в оригинале преобразуется в единицу перевода с иным грамматическим значением. (He left the room with his heads held high.-Он вышел из комнаты с высоко поднятой головой .) Другой пример (It is our hope, that an agreement will be reached by Friday.-Мы надеемся, что к пятнице будет достигнуто соглашение. В.Н. Комиссаров также выделяет третий тип переводческих трансформаций- это смешанный тип или как он называет «комплексные лексико-грамматические трансформации.» К ним относим :антонимический перевод, экспликацию и компенсацию. ( The people are not slow in learning the truth.- Люди быстро узнают правду.- антонимический перевод). Экспликация или описательный перевод- это лексико- грамматическая трансформация, при которой лексическая единица языка оригинала заменяется словосочетанием, эксплицирующим ее значение, то есть дающим более или менее полное объяснение или определение этого значения на язык перевода. С помощью экспликаций можно передать значение любого безэквивалентного слова в оригинале: «Conservationist»- сторонник охраны окружающей среды.(10:185). Такова классификация переводческих трансформаций, предложенная В.Н. Комиссаровым.

Я.И. Рецкер разделяет переводческие трансформации на лексические и грамматические трансформации. Я.И. Рецкер выделяет семь разновидностей лексических трансформаций:


  1. дифференциация значений;

  2. конкретизация значений;

  3. генерализация значений;

  4. смысловое развитие;

  5. антонимический перевод;

  6. целостное преобразование;

  7. компенсация потерь в процессе перевода.

( He ordered a drink.- Он заказал виски. - дифференциация значения «drink»).

( Have you had your meal?- Вы уже позавтракали? - это пример конкретизации значений.). (The treatment turned to be successful and she recovered completely.- Лечение оказалось успешным и она полностью выздоровела - генерализация значений. Прием смыслового развития заключается в замене словарного соответствия при переводе контекстуальным, логически связанным с ним. Сюда относятся различные метафорические и метонимические замены. ( He gave the horse his head.- Он отпустил поводья. - здесь соблюдается четкая метонимическая связь: голова лошади и поводья- замена действия его причиной. Я.И. Рецкер выделяет также антонимический перевод- замену какого – либо понятия, выраженного в подлиннике, противоположным понятием в переводе с соответствующей перестройкой всего высказывания для сохранения неизменного плана содержания. (The windows of the workshop were closed to keep the cool air.- Окна мастерской были закрыты, чтобы туда не проник раскаленный воздух.)

Прием целостного преобразования также является определенной разновидностью смыслового развития. Преобразуется внутренняя форма любого отрезка речевой цепи- от отдельного слова до целого предложения. Причем преобразуется не по элементам, а целостно.(21:53)(Never mind .- Ничего, не беспокойтесь, не обращайте внимания.) Целостное преобразование - распространенный прием лексической трансформации при переводе публицистического материала. ( The other tasks of the revolution in the South could be left to work themselves out.- Выполнение других задач революции на Юге можно было пустить на самотек.). Компенсацией (или компенсацией потерь) в переводе следует считать замену непередаваемого элемента подлинника элементом иного порядка в соответствии с общим идейно – художественным характером подлинника и там, где это предоставляется удобным по условиям русского языка.(21:56) В английском: (I`ve brought a Christmas present for Dad» – в русском предложении: Это папе новогодний подарок.). Грамматические трансформации, как считает Я.И. Рецкер, заключаются в преобразовании структуры предложения в процессе перевода в соответствии с нормами языка перевода. Трансформация может быть полной или частичной. Обычно когда заменяются главные члены предложения происходит полная трансформация, если же заменяются лишь второстепенные члены предложения , происходит частичная трансформация . Кроме замен членов предложения могут заменятся и части речи. (21:80) Приведём несколько примеров грамматических трансформаций (Long habit has made it more comfortable for me to speak through the creatures of my invention.-В силу долголетней привычки мне удобней высказываться посредством вымышленных мною людей .) Прилагательные в переводе чаще всего заменяются наречиями. Эта грамматическая трансформация обычно связана с распространённым в английской художественной прозе, явлением переносов эпитетов: ( He stretched a careless hand .-Он небрежно протянул руку.) (Не was given money.-Ему дали денег.) или (She was offered another post.- Ей предложили новую должность .) Такого рода трансформации («пассив»-«актив») встречаются очень часто .Таковы особенности классификации переводческих трансформаций, предложенные Я.И.Рецкером.

Подводя итоги теоретической части данной работы, мы пришли к следующему выводу: главная цель перевода – достижение эквивалентности. Основная задача переводчика при достижении эквивалентности – умело произвести необходимые переводческие трансформации, для того, чтобы текст перевода как можно более точно передал всю информацию, заключённую в тексте оригинала при соблюдении соответствующих норм переводящего языка. На основе общности приведенных выше классификаций переводческих трансформации, мы установили, что трансформации можно разделить на лексические и грамматические. В свою очередь лексические трансформации представлены следующим образом: 1. конкретизация значений; 2. генерализация значений; 3. смысловое развитие; 4. антонимический перевод; 5. метонимический перевод; 6. компенсация; 7. лексические замены. Грамматические трансформации: добавление; опущение; замена; перестановка; членение и объединение предложений.



В процессе переводческой деятельности трансформации чаще всего бывают смешанного типа, то есть носят сложный комплексный характер. Благодаря использованию переводческих трансформаций осуществляется более полноценный перевод художественных текстов на русский язык, достигается необходимый уровень эквивалентности.




Лучший способ помочь бедным — это не стать одним из них. Ланг Ханкок, австралийский м
ещё >>