1. Исправление ошибок (орфографических, пунктуационных, грамматических) - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Название секции 2 424.63kb.
Контрольная работа по курсу «Основы практической грамотности» 1 117.43kb.
«Здоровый образ жизни»; закрепление лексических и орфографических... 1 42.65kb.
О компьютерной коррекции психологически обусловленных ошибок правописания... 2 292.49kb.
Всероссийский марафон «Моря, озера, реки, океаны» Задания 1 47.9kb.
Всероссийский марафон «Моря, озера, реки, океаны» Ответы 1 52.92kb.
Формирование орфографических умений и навыков на уроках русского... 1 63.25kb.
Индексирование текста для поиска с учетом орфографических ошибок 1 102.91kb.
Томас Харрис Молчание ягнят 31 4315.72kb.
Материалы для подготовки контрольной работы по дисциплине «История... 1 175.68kb.
Материалы для подготовки контрольной работы по дисциплине «История... 1 157.42kb.
The Wind in the Willows Ветер в Ивах 4 648.19kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

1. Исправление ошибок (орфографических, пунктуационных, грамматических) - страница №1/1

Ваша задача:

1. Исправление ошибок (орфографических, пунктуационных, грамматических).

2. Исправление фактических ошибок, корявого перевода. Проверка корректности перевода имён и названий.

3. Работа со стилем текста. Вот эта часть в работе корректора самая важная и трудная. Помните, что вы готовите художественный текст, его должно быть приятно читать. Для этого мало просто исправить все ошибки. Необходимо сделать текст понятным, без двусмысленностей или "бессмысленностей".



Отредактированный вариант перевода присылайте на наш адрес worldselena@yandex.ru с пометкой "корректор книги".

Дерзайте!

Команда World Selena

Three days later, Caitlyn unlatched the leather curtain that covered the carriage window. Cold air instantly blasted in and she shivered, huddling deeper into her heavy wool pelisse and tucking the carriage blankets more securely about her legs. Thanks to the thick wool blankets and the foot warmer at her feet, only her cheeks and nose felt the cold.

She’d never traveled in such luxury, but the trip was tediously long. The cost for such a well-fitted carriage came in the slowness of their travel.

For some, an extra day on the road would be offset by the pure luxury of the carriage, but Caitlyn found herself mentally urging the carriage on as it plodded along, picking its way over the bumpy, deeply rutted roads. They seemed to stop at every posting inn on the way, and while she couldn’t help but be impressed by the offers of warmed lemonade, cheeses, and crusty breads, and the way the servants kept the foot warmers filled with hot coals at each stop, she was so tired of sitting still. She just wanted to get there!

She turned to her companion, a maid supplied by the duchess to attend Caitlyn and act as chaperone. “Muiren, how much longer before we reach Balloch Castle?”

Muiren, a thin, bony bit of a woman, dressed in the traditional black garb of a maid and wrapped in a thick pelisse, opened her eyes and blinked sleepily out the window. “We’re almost there, miss. An hour, perhaps two.”

“Oh, I hope so.” Caitlyn rubbed her hip. “I’m tired of sitting.”

“Ye may be tired, but ye’ll be glad to have taken the extra time. If we hadn’t, ye’d have arrived at Balloch Castle black-and-blue, hungry as a wolf, and cold as an icicle!”

Caitlyn managed a smile. “You’re right, of course. I’m just restless.”

Muiren settled into her corner. “Then take a bit o’ a nap, miss. Ye’ll feel the better fer it when we get there.” She promptly closed her eyes and was snoring within minutes.

The maid’s logic didn’t calm Caitlyn’s spirits one bit, and she continued to gaze longingly out the window. The road was now heading straight north, the air growing colder as they went, the landscape more wild and beautiful. She shivered and wished she hadn’t changed into her more fashionable pelisse and half boots at the last inn in anticipation of their arrival.

After an hour, the road grew steeper as it wound around the greenish brown hills and spilled out by the shores of a beautiful lake, frosted on the sides with silvery gray stones. The water was a deep, glossy blue, the surrounding hills craggy and covered with heather-colored grasses. Framed between two hillocks was a worn mountain that cast a snow-tipped reflection across the lake.

Caitlyn smiled as a deep, abiding peace stole over her. The feeling surprised her; it was almost as if she were coming home. And why not, for her grandmother lived only a half day’s ride from here, on the far side of the lake. As a child Caitlyn had spent many a day wandering hills like this, as she and Triona made up stories about the legendary MacLean family.

Mam had a fascination with the MacLeans, part of it stemming from the fact that her house was within view of the MacLean castle. The other part was curiosity about the MacLean curse. Caitlyn was curious, too—or had been, she reminded herself firmly. It was time to forget that foolishness; she’d never see wicked and wanton Alexander MacLean again, which was for the best.

Muiren stirred, then stretched, leaning forward to smother a yawn as she looked over Caitlyn’s shoulder to the view beyond. “Aye, we’re almost there.”

“Excellent! I’ve never been in a real castle.”

“’Tis no’ a castle, really. Her grace says ’tis a ‘castellated manor house,’ which is a manor house disguised as a castle with stonework and such.” Muiren shook her head. “What will the gentry think o’ next?”

Caitlyn pointed toward the distant mountain. “My grandmother lives nearby, right across the valley from Castle MacLean. She tends the ill in the village below.”

A hand gripped Caitlyn’s arm and she blinked into Muiren’s suddenly beaming face. “Miss, dinna say yer mam is Old Woman Nora!”

“That’s my grandmother.”

Muiren clapped her hands together. “Yer granny saved me sister’s life when she had the ague! We thought she was goin’ t’ die, but yer mam came and made her drink a horrible potion.” The maid’s nose scrunched. “My sister said the potion smelled like death, it did, but it jolted her back to life, and she’s ne’er been ill a day since.”

Caitlyn nodded. “Mam has a gift.”

“Indeed she do! They say yer mam makes her potions from the pure, frigid waters o’ this loch and tha’s what makes them so potent.”

Caitlyn smiled at the beautiful blue loch that lay glass still, puffs of white clouds drifting overhead. “I must visit Mam while I’m here.”

“If ye do, I’d be glad to travel wit’ ye.” The carriage swayed as they turned a sharp corner off the main road. “Och, we’re on the castle drive!”

“Finally!” Caitlyn cast a glance at Muiren and said in a nonchalant voice, “I’ve heard the duchess is very fashionable.”

Muiren blew out her cheeks. “Ye could say thet. She’ll like yer gown, there’s no doubt aboot that. I was noticin’ it at breakfast this morning.”

“Thank you. I fashioned it after a gown I saw in London.”

Muiren blinked. “Ye made it? A lady o’ quality like yerself?”

Caitlyn chuckled. “I’m a vicar’s daughter, and I made almost everything I brought. Most of them are from patterns from Ackermann’s Ladies Journal.”

Muiren eyed her. “If ye dinna mind me sayin’ so, miss, ye’re a mite different from her grace’s other guests. ’Tis no’ her grace’s way to invite women who are both younger an’ prettier than she is.”

Caitlyn laughed. “I’ve never met her grace. She became acquainted with my mother at a dinner party, and they became quite friendly over the next few weeks. Her grace insisted that Mother send me to visit for a house party, and here I am.”

Muiren’s brows lowered. “Her grace upped and invited ye just like that? That dinna sound like something she’d—” The maid caught herself and forced an obviously false smile. “No matter what I think, o’ course! I’m certain she’ll be glad to have ye, miss.”

Caitlyn’s curiosity stirred. It was obvious from Muiren’s demeanor that the duchess wasn’t given to impulsively generous gestures. Then why had the duchess invited her? It had been such a wonderful surprise after being cooped up for months that Caitlyn hadn’t bothered to ask many questions, but now she wondered. Mother might not understand how self-serving society’s grand dames were, but Caitlyn, who’d spent two glorious months at her aunt’s during the height of the London season, knew exactly how true that was. Perhaps the woman had a daughter her age or was desperate to create an even number of couples?

Traditionally, a hostess would invite the same number of men as women, so as to have an even number at dinner. This was how some lesser ladies in a community were able to develop an active social life despite certain social inequities. It was difficult to credit it, but perhaps no respectable lady was in the area to serve as an extra at dinner.

Well, whatever the reason, Caitlyn was going to make the best of this opportunity.

Muiren nodded toward the window. “This be the last turn to the house, miss, if ye’ve a mind to see it from a distance.”

Caitlyn leaned forward. At first all she could see was a wall of thick trees, but then, like the sun breaking from clouds, the trees fell away and revealed Balloch Castle.

“She’s beauteous, isna’ she, miss?”

Caitlyn could only nod. A turreted, gray-stone house, built in the baronial style to look like a castle, sat upon a hill. The late-afternoon sun beamed warmly upon it, despite the frigid wind.

“She’s new, fer all she looks old. Her grace had her built to order, she did. ’Tis a grand house and the kitchens are some o’ the finest in Scotland. Why, there’s even a water closet fer each guest room in the east wing which is where you’ll be staying, miss.”

“How modern! Still, it looks old-world and romantic.” Caitlyn smiled. “I almost expect to see little elves to come dancing out of the doors to carry our bags!”

Muiren snorted. “Th’ only elves ye’ll be seein’ are th’ footmen, and a more lazy group ye’ll be hard-pressed to find, though they look neat as a pin. Her grace won’t have it no other way. She’s determined we look as bang up t’ th’ mark as a Lunnon house, and she dinna brook no arguments.”

“Very conscious of her station, is she? If I were a duchess, I’m sure I’d be the same.”

Muiren looked surprised. “Would ye, miss?

“Oh, yes. You wouldn’t be able to stand me. I’d expect to be waited on hand and foot and demand the best of everything. Of course, that would only be fun if my brothers and sisters could see.”

The maid grinned. “Ye’d just have to invite them to come and see ye queenin’ it about the castle—”

The carriage rattled across cobblestones and pulled to a stop beneath the porte cochere.

“Och, we’re here.” Muiren collected their belongings.

Caitlyn smoothed her skirts and made certain her gloves were buttoned at the wrists, suddenly uneasy. She didn’t know a soul, though she was sure she’d make some friends of some of the other ladies before the week was out. She lifted her chin. If she didn’t, then she’d just enjoy the surroundings. It would be fun to explore the countryside with the gorgeous loch.

The coach door swung open and the steps lowered as a footman held out his gloved hand. Within moments, Caitlyn was in the most magnificent front hallway she’d ever seen. The gleaming parquet floor stretched out to a number of large double doors. The warm wood was accented by a long, white-and-gold table set beneath a huge gold-framed mirror and between two heavy, gilt chairs. Overhead, an ornate, gleaming gold-and-brass chandelier shone brightly, already lit though evening was still an hour away.

A door on the far side of the foyer opened, followed by a bustle of activity. Footmen scurried here and there carrying candelabra, linens folded over their arms. A maid hurried by with a basket of just-cut flowers, an empty vase tucked under one arm.

A distinguished-looking butler walked forward, pausing to bow before Caitlyn. “Miss . . . ?”

“Hurst.” Caitlyn unbuttoned her gloves and pelisse and handed them to a waiting footman.

“Ah, Miss Hurst. We have been expecting you.”

A groom entered carrying Caitlyn’s portmanteau and trunk, Muiren following closely.

The butler flicked a glance at Muiren. “Her grace and some of her guests are in the pink sitting room. I will take Miss Hurst there before escorting her to her bedchamber.”

“Thank ye, Mr. Hay.” Muiren turned to Caitlyn and bobbed a curtsy. “Miss, would ye like a bath afore supper? It’ll make ye a mite less stiff from all o’ the travel.”

“Oh, yes, please.”

“I’ll have one drawn fer ye. And I’ll see tha’ yer bags are unpacked and have a spot o’ tea brought up, as well.”

Caitlyn’s stomach was already growling, and she knew from her time in London that it would be hours before dinner. “Thank you, Muiren. That sounds lovely.”

The maid bobbed a curtsy and left, ordering one of the footmen to carry Caitlyn’s portmanteau and trunk up the stairs.

The butler cleared his throat. “Miss Hurst, if you’ll follow me, I’ll take you to her grace. She and some of the guests just returned from a ride and are in the sitting room, discussing plans for their amusement tomorrow.”

“Of course.”

The butler took her to a set of wide double doors, threw them open, and announced in a monotone, “Your Grace, Miss Hurst has arrived.” With a bow, he stepped out of Caitlyn’s way.

The room gleamed with glass and mirrors, fully three times as long as it was wide and decorated with furniture of the ancien-régime style. Down two walls, magnificent windows, framed by heavily swagged and tasseled bronze silk curtains, poured light into the room. The walls across from these were covered in intricate wallpaper with a delicate pink, brown, and white pattern, interspersed with floor-to-ceiling mirrors. Large, salmon pink settees flanked two of the three roaring fireplaces that warmed the room, while a deep-pile, fitted carpet of salmon, red, and brown covered the floor. Added to this luxury were three ormolu chandeliers, one as large as a settee.

Caitlyn forced herself not to gape and focused on a small group clustered on two settees near the door. A striking red-haired woman measured her with a curious but cold gaze. She was dressed in a sapphire blue habit that made the most of her statuesque form, and her auburn hair was piled on her head, a rakish blue hat tossed to one side. Beside this magnificent creature sat a tall, handsome man with startlingly blue eyes, which traveled across Caitlyn in a bold manner. Across from them sat two ladies, one younger with brown hair and soft blue eyes, the other older with a sharp face and a significant nose.

The lady with the red hair looked Caitlyn up and down. “Well, well,” she drawled in a low voice, as if speaking to herself. “I should have known.”

Caitlyn, who’d been walking forward, paused. “I beg your pardon?”

The woman’s expression closed and a tight smile touched her lips. “Miss Hurst, I am so glad you accepted my invitation.”

So this is the duchess. She is lovely. Caitlyn stopped at the foot of the couch and curtsied. “Your Grace, it was very kind of you to invite me.”

The man at the duchess’s side had risen to his feet as Caitlyn approached. He bowed now, his eyes devouring her. “Georgiana, I believe introductions are due.”

The duchess’s lips thinned, but she smiled. “Of course. Miss Hurst, this is Lord Dervishton. I must warn you that he is a very bad man.”

“Georgiana, really!” Dervishton’s blue eyes gleamed with amusement as he took Caitlyn’s hand in his own and placed a warm kiss to her fingers. “Miss Hurst, it is a pleasure. Don’t listen to Georgiana. She’s just angry that I beat her while racing back to the house.”

“You cheated,” the duchess said in her languid tone.

Caitlyn removed her hand from the man’s grasp and dipped a brief curtsy. “Lord Dervishton, it’s a pleasure to meet you, as well.”

The duchess flicked a hand toward the other two women, who’d both risen. “This is Viscountess Kinloss, a very dear friend of mine.”

The sharp-faced women tittered. “Oh, Georgiana! The things you say!” She stood and ducked a too brief curtsy. As she did so, a small, thin dog darted from her skirts, a large, pink bow fastened to a tuff of hair between its large, pointy ears.

“A dog! May I—” Caitlyn reached out a friendly hand but the dog growled and leaped at her, snapping and baring its teeth. Had it not been for Lord Dervishton’s quick thinking in stepping between Caitlyn and the dog, she’d have been bitten.

Lady Kinloss scooped the dog into her arms. “There, there, Muffin!” The dog quivered with rage, its bulging eyes fastened on Caitlyn.

“I’m sorry if I startled her.”

Lady Kinloss sniffed. “He doesn’t like strangers.” She kissed her dog on its bony head and crooned, “Do we, Muffin?”

The duchess chuckled, the sound low and rich. “Miss Hurst, as you can see, we are ruled by a wild dog here at Balloch Castle. I hope you’re not made uncomfortable by that.”

Caitlyn felt more comfortable with the bad-tempered little dog than she did with the faintly critical air the duchess exuded. Looking at the duchess’s perfectly fitted riding habit, Caitlyn suddenly felt crumpled and travel-worn and wished she’d thought to change into a fresh gown before introducing herself. She knew it wouldn’t do to look uncertain, though. If she had learned one thing in London, it was that any show of weakness made one a target for the cruel.

Caitlyn turned an inquiring glance at the younger woman who stood quietly by.

The duchess frowned. “Oh, yes. And this is Miss . . . Oddwell.”

The young woman smiled. “Miss Hurst, I am Miss Ogilvie.”

The duchess shrugged. “Ogilvie, then.”

Caitlyn smiled warmly at the younger woman and received a genuine smile in return. Caitlyn relaxed; here was one potential ally, at least. She moved a little closer to Miss Ogilvie.

Lady Kinloss kissed Muffin and placed him on the floor, where he retreated to her skirts, his head poking out as he growled at Caitlyn. “There, little Muffin. Be polite.” The viscountess glanced at the door. “I wonder where the others are. They were just going to walk the path down to the original castle ruins; I’d think they’d have returned before us.”

The duchess shrugged, an elegant gesture that showed off her delicate neck and shoulders. “I daresay they stopped to view the gardens. The Marchioness of Treymont has developed a propensity to go on and on about roses.”

Caitlyn frowned. How had Mother, usually the best judge of character, been so trusting of such a hard woman? Caitlyn wondered if perhaps she was being hasty, though; she’d barely met the woman.

The duchess sank onto the settee cushions once more, gesturing for the others to do the same.

“If you’ll pardon me,” Caitlyn said, “I would like to rest a bit before dinner.”

The duchess nodded. “It will be served at nine. That must seem dreadfully late for you.” Her full lips twisted into a smirk, she looked at Lady Kinloss. “Miss Hurst comes from a horridly provincial part of the country. I was there not a month ago and I thought I should die from ennui.”

How dare the woman! A sharp retort rose to Caitlyn’s lips, but she forced herself to swallow it. I promised Mother I wouldn’t make a scene—but ohhhh!

Lady Kinloss tittered behind her hand. “Perhaps Miss Hurst would rather have some bread and cheese at six than mutton and lobster at nine!”

That does it. Caitlyn pasted a smile on her face. “Oh, I don’t care when you serve dinner; I just don’t wish to miss it. I never miss the chance to experience a good meal, exchange pleasantries with my fellowmen, or witness a fool speaking.”

As Lady Kinloss’s smile faded, Lord Dervishton laughed. “Brava, Miss Hurst! A good retort! Now Lady Kinloss is left to wonder which of the three you meant.”

The duchess’s gaze narrowed. “Really, Dervishton, don’t encourage the girl. She’s known to be impulsive. Her mother warned me about that.”

Caitlyn had to bite the inside of her lip to keep from slaying the entire lot of them with the sharp side of her tongue. “Your Grace, I’m not being at all impulsive.”

Lord Dervishton chuckled. “Those of us who spent all afternoon in the saddle or”—he bowed his head at Caitlyn—“traveling the dusty roads will be exceedingly hungry come nine.”

“Indeed,” Miss Ogilvie said in her soft voice. “Nothing makes me hungrier than traveling.” She smiled at Caitlyn. “It took me eight hours to reach Balloch, and if it hadn’t been teatime when I arrived, I might have eaten one of the carriage straps!”

Caitlyn smiled gratefully at the young woman. “I’m glad you weren’t forced to such lengths.”

“Me, too!” Miss Ogilvie’s soft blue eyes twinkled. “I thought I—”

The door opened and two more couples entered, accompanied by Muffin’s snarling and growling. Lord Dervishton introduced Lady Elizabeth, daughter of the Duke of Argyll, and her companion, Lord Dalfour of Burleigh. Both were dressed extremely fashionably and greeted Caitlyn pleasantly. Following close behind were the Marquis and Marchioness of Treymont, a handsome couple who graciously said hello, but were soon engrossed in a conversation with each other over the layout of a new garden planned for one of their estates.

The duchess and Lady Kinloss greeted the new arrivals with far more enthusiasm than they’d shown Caitlyn, which was fine with her. All she really wanted was her bedchamber and the waiting bath. She glanced longingly at the doors.

“I’ll go with you, if you’d like.” Caitlyn turned to find Miss Ogilvie standing beside her, a shy smile on the young woman’s face. Caitlyn smiled. “If you don’t mind, that would be lovely.”

Miss Ogilvie linked her arm with Caitlyn’s. “I’m sleepy and would like to rest before dinner, too.”

Caitlyn sighed in relief and walked with the young woman toward the huge doors. “Thank you so much. I’m not quite sure where to go; the house is so large.”

“And beautiful. Just wait until you see the bedchambers! They’re appointed in such lovely colors. Mine is emerald green with tan curtain tassels and bed hangings—well, you’ll just have to see it yourself. Lord Dervishton told me that every room has its own water closet, which is astonishing.”

They’d almost reached the door when it opened and a tall, dark-haired man entered. His face was hard and sensual, his mouth carved, his eyes as green as mossy stone beneath an ice-cold river.

Caitlyn knew that face—it had haunted her dreams and her regrets for three months now. “Alexander MacLean,” she whispered, her voice lost in the greetings from the duchess and her companions.

MacLean smiled at the group, but as he walked toward them, his gaze flickered in Caitlyn’s direction and locked with hers. Heat, sizzling and jagged, ripped through her, and in that second she remembered every stolen kiss, every sensual touch, every forbidden moment they’d spent together for three glorious weeks before his arrogance and her impetuous pride had nearly caused the downfall of her family.

Her body was instantly alive with a deep, pleasurable excitement. Blast it, I should be over this!

His gaze narrowed, but only for a moment, then—as if she didn’t matter—he moved on, toward the group farther in the room.

“That was rude!” Miss Ogilvie sniffed. “He didn’t say a word to either of us.”

But he had. With one cool, composed look, he’d let Caitlyn know that though she might still be affected by his presence, he felt absolutely nothing at hers.

She couldn’t seem to look away as he walked across the thick carpet. He was dressed in tailored riding gear, his black boots gleaming while his perfectly tailored coat outlined his powerful muscles.

Miss Ogilvie bent closer to Caitlyn. “As rude as he is, I must say Laird MacLean is a disturbingly handsome man.”

She doesn’t know the half of it.

Miss Ogilvie regarded MacLean’s profile as he spoke to the duchess. “The only reason my father wanted me to come to the duchess’s house party was because he hoped I might attract Lord MacLean’s notice.”

“Have you?”

“Lud, no. He’s too busy looking at—” Miss Ogilvie blushed, and shot an apologetic look at Caitlyn. “I shouldn’t gossip.”

No, please! Please gossip more! But Miss Ogilvie’s expressive mouth pressed into a determined line, and when she spoke next, it was about the wonderful dinners and how she’d never had turtle soup before and hoped it would be served again.

Caitlyn listened with half an ear, her gaze drawn back to MacLean, who was now talking to Lord Dervishton. Oddly, MacLean hadn’t seemed a bit surprised to see her. Perhaps the duchess had mentioned her invitation. Or maybe . . .

“Don’t you think,” Miss Ogilvie said softly, “that Laird MacLean looks like Lord Byron?”

“I take it you haven’t meet Lord Byron.”

“No, but I’ve seen a painting, and he seemed dark and dangerous and—” Miss Ogilvie shivered.

Caitlyn forced a smile. “Byron is a bloated, white worm that’s fallen in love with his own slime.”

Miss Ogilvie’s eyes widened, then she giggled. “Really?”

“I met him several times during my brief stay in London, and to be honest, he is rather fat and pale and talks with a lisp.”

“A lisp?” Miss Ogilvie said in an outraged tone. “That’s not at all the way I imagined him! Caro Lamb must be quite mad to go on about him in such a fashion.”

“They are both mad. And rude. And vulgar. A match made in mud, so to speak.”

Miss Ogilvie’s lips quivered. “You are very frank.”

“Oh, I’m sorry, I—”

“No, no! I find it very refreshing. Please do not guard your tongue on my behalf. I’ve been here for a week and that’s the most honestly spoken statement I’ve heard yet.”

“That’s both my gift and my curse.” Caitlyn smiled. “It will be a relief to be able to speak my mind with at least one person.” Over Miss Ogilvie’s shoulder, Caitlyn noted that MacLean had left Lord Dervishton and was once again speaking with the duchess.

The red-haired beauty held out a languid hand for MacLean to kiss. He bowed over it, his dark hair falling over his forehead as he smiled at his hostess.

The sight made Caitlyn’s stomach clench. The man was a walking threat to a woman’s well-being.

Miss Ogilvie had followed Caitlyn’s gaze and tsked. “You’d never know her grace was married, the way she flirts. She spent all afternoon encouraging Dervishton to make the most inappropriate comments. I hope Lord MacLean takes care.”

“Don’t worry about MacLean; he can be quite devious on his own.” And can make a woman believe—even if just for three short, amazing weeks—that she is the only woman in the world. “Shall we retire? I really am quite tired.”

“Oh, of course! After your travels, you will wish to rest before dinner.” Miss Ogilvie took Caitlyn’s arm and they continued to the door.

Caitlyn felt MacLean turn to watch, his dark green gaze fastened on her as she left the room. The urge to look back was almost overpowering, and she was relieved when they reached the foyer.

A footman led them to their bedchambers, which were just three doors apart. The younger woman offered to meet Caitlyn on the landing at eight thirty so they could walk to dinner together. “It will take every bit of thirty minutes to find the dining room.”

Caitlyn agreed and said good-bye, then entered her bedchamber, where Muiren was unpacking the small trunk and portmanteau. The maid cheerily bustled Caitlyn to the fireplace, where tea and cakes lay waiting, promising that the bath would be arriving shortly.

Seated before the crackling fire, tea and cakes at hand to assuage her hunger, the maid chatting cozily in the background, Caitlyn fretted about MacLean’s presence, an unwelcome addition to the duchess’s house party. If there was one person who knew how to goad her into doing and saying things no lady should, it was that man.

She bit down on a cake with more force than was necessary. Blast it, she refused to allow his presence to spoil either her peace of mind or her fun. Let him do what he would and say what he could; this time she’d resist his taunting and teasing. This time she’d be in charge, not her traitorous heart. And no darkly handsome, caustic-witted Scottish laird would change that.

Три дня спустя Кейтлин отдёрнула кожаные занавески, закрывавшие окно кареты. Внутрь немедленно ворвался холодный ветер, и она поёжилась, поглубже закутавшись в своё тяжёлое шерстяное пальто и понадёжнее подоткнув каретный плед вокруг своих ног. Благодаря толстым шерстяным покрывалам и грелке для ног у её ступней, холод чувствовали только щёки и нос.

Она никогда не путешествовала с такой роскошью, но поездка всё равно оказалась утомительно долгой. Расплатой за комфортность кареты была её медленная скорость.

Для кого–то лишний день в дороге окупился бы чистой роскошью кареты, но Кейтлин обнаружила, что всё время мысленно подгоняла экипаж вперёд, пока он тащился вдаль, выбирая свой путь на разбитой, изрытой глубокими колеями дороге. Казалось, они останавливаются в пути у каждого постоялого двора; в такие моменты она не могла помочь, а только поражалась предложениям подогретого лимонада, сыров или хрустящего хлеба, и тому, как слуги наполняли горячими углями грелки для ног на каждой остановке; и всё же она очень устала от постоянного сидения. Она мечтала скорее уже добраться до места!

Она повернулась к своей спутнице, служанке, которую герцогиня прислала к услугам Кейтлин, чтобы быть её компаньонкой в дороге:

– Муйрин, сколько ещё нам ехать до Замка Бэллоч?

Муйрин, худая костлявая женщина, одетая в традиционное чёрное одеяние прислуги и закутанная в толстое пальто, открыла глаза и бросила сонный взгляд за окно:

– Мы почти приехали, мисс. Ещё час, может два.

– О, надеюсь. – Кейтлин потёрла свое колено. – Я уже устала от этого сидения.

– Вы, может, и устали, но вы ещё порадуетесь, что ехали дополнительное время. Если бы его не было, вы приехали бы в Замок Бэллоч вся в синяках, голодная как волк и холодная как сосулька.

Кейтлин выдавила улыбку:

– Конечно, вы правы. Просто я беспокойная.

Муйрин устроилась поудобнее в своём углу:

– Тогда поспите немного, мисс. Вы будете лучше себя чувствовать, когда мы доедем. – Она тут же закрыла глаза и уже через несколько минут захрапела.

Доводы служанки нисколько не успокоили душу Кейтлин, и она продолжала с тоской глазеть в окно. Теперь дорога вела строго на север, воздух по мере движения становился всё более холодным, пейзаж – всё более диким и прекрасным. Она дрожала и желала, чтобы ей не пришлось переодеваться в свои более модные пальто и полуботинки на последней остановке перед их прибытием.

Через час дорога стала набирать крутизну, огибая зеленовато–коричневые холмы и обтекая берега красивого озера с серебристо–серыми подмороженными камнями по сторонам. Воды его были глубокими, глянцево–синими, окрестные холмы – скалистыми и покрытыми травой серо–лилового цвета. Заключённая между двумя пригорками высилась истёртая гора, которая отражалась в озере своей заснеженной верхушкой.

Ощущение глубокого прочного мира постепенно овладевало Кейтлин, и она заулыбалась. Это ощущение удивило её; она как будто бы возвращалась домой. А почему бы и нет, ведь её бабушка жила всего в полуднях езды на лошади отсюда, на дальнем берегу озера. В детстве Кейтлин провела много дней, восхищаясь похожими холмами, когда они с Трионой сочиняли истории о легендарной семье МакЛинов.

Бабуля была зачарована МакЛинами, отчасти из–за того, что из её дома был виден замок МакЛин. Отчасти же из–за любопытства, вызванного проклятием МакЛина. Кейтлин тоже была любопытна – или тогда быа любопытна, напомнила она себе строго. Пришла пора забыть те глупости; никогда больше она не увидит порочного и распутного Александра МакЛина, что и к лучшему.

Муйрин зашевелилась, затем потянулась, и подалась вперёд, чтобы подавить зевок, глядя поверх плеча Кейтлин в окно на вид вдалеке:

– А, мы почти приехали.

– Отлично! Я никогда не бывала в настоящем замке.

– Вообще–то это не совсем замок. Её светлость говорят, что это "замковая усадьба", то есть усадьба, замаскированная под замок каменной кладкой и тому подобными вещами. – Муйрин покачала головой. – Что эти господа подумают вблизи?

Кейтлин указала на удалённую гору:

– Моя бабушка живёт по–соседству, прямо через долину от Замка МакЛин. Она ухаживает за больными в деревне внизу.

Рука схватила Кейтлин за рукав, и она прищурилась на внезапно просиявшее лицо Муйрин.

– Мисс, только не говорите, что ваша бабушка – это Старая Женщина Нора!

– Это моя бабушка.

Муйрин хлопнула в ладоши:

– Ваша бабуля спасла жизнь моей сестре, когда у неё была малярия! Мы уж думали, она помирает, но ваша бабуля пришла и заставила выпить её какое–то ужасное зелье. – Нос служанки сморщился. – Моя сестра сказала, что зелье пахло смертью, но подтолкнуло её обратно к жизни, и с тех пор она ни дня не болела.

Кейтлин покачала головой:

– У бабули, есть дар.

– Точно есть! Говорят, ваша бабушка готовит свои зелья на чистой холодной воде этого озера, поэтому они такие эффективные.

Кейтлин улыбалась, глядя на прекрасное синее озеро, ровное как стекло, на клубы белых облаков, проплывающих над ним.

– Я должна навестить бабушку, раз уж я здесь.

– Если вы поедете, я с удовольствием поехала бы с вами. – Карета качнулась, когда они круто свернули с главной дороги. – Ох, мы на подъезде к замку!

– Наконец–то! – Кейтлин бросила взгляд на Муйрин и сказала с небрежным видом: – Я слышала, герцогиня – большая модница.

Муйрин сдула щёки:

– Можно и так сказать. Ей понравится ваше платье, в этом нет никакого сомнения. Я заметила это сегодня утром на завтраке.

– Спасибо. Я взяла для него фасон платья, которое видела в Лондоне.

Муйрин захлопала ресницами:

– Вы сделали его сами? Такая леди, как вы?

Кейтлин засмеялась:

– Я дочка приходского священника, и почти всё, что я привезла, я сделала сама. Большая их часть изготовлена по выкройкам из журнала "Аккерманн для дам".

Муйрин смотрела на неё во все глаза:

– Если позволите мне высказать своё мнение, мисс, вы очень отличаетесь от остальных гостей её светлости. Не очень–то на её светлость похоже – приглашать женщину, которая и моложе, и красивее её самой.

Кейтлин расхохоталась:

– Я никогда не встречалась с её светлостью. Она познакомилась с моей матерью на светком ужине, и в следующие несколько недель они весьма сдружились. Её светлость настояла на том, чтобы мама отпустила меня к ней на приём в её загородном доме, поэтому я здесь.

Брови Муйрин опустились:

– Её светлость вот так просто взяла и пригласила вас? Это звучит так, как будто она что–то… – Служанка спохватилась и выдавила явно фальшивую улыбку: – Конечно, неважно, что я думаю. Я уверена, она будет вам рада, мис.

В Кейтлин зашевелилось любопытство. По поведению Муйрин было ясно, что герцогиня не была склонна к импульсивным широким жестам. Тогда что заставило герцогиню сделать это приглашение? Это был такой чудесный сюрприз после того, как Кейтлин несколько месяцев продержали взаперти, что она даже не удосужилась особо ни о чём расспросить; но теперь она удивилась. Мама могла и не разбираться в своекорыстных дамах высшего света, но Кейтлин, проведшая два славных месяца у тётки в Лондоне в самый разгар сезона, отлично понимала всю правду. Может быть, у этой женщины была дочь её возраста, или она отчаялась составить равное количество пар?

Обычно хозяйка приглашает одинаковое число мужчин и женщин, чтобы иметь их равное соотношение за ужином. Именно поэтому незнатные дамы общества имеют возможность вести довольно активную светскую жизнь несмотря на некоторое социальное неравенство. В это трудно было поверить, но, вполне вероятно, что в округе не нашлось ни одной уважаемой дамы, чтобы послужить дополнением к ужину.

Ладно, какой бы ни была причина, Кейтлин собиралась использовать эту возможность по максимуму.

Муйрин склонилась к окну:

– Сейчас будет последний поворот к дому, мисс, на случай, если вы хотели посмотреть на него со стороны.

Кейтлин подалась вперёд. Сначала всё, что она смогла увидеть, – это стена толстых деревьев; но потом, как солнце прорывается сквозь тучи, так деревя расступились и явили Замок Бэллоч.

– Он прекрасен, не правда ли, мисс?

Кейтлин могла только кивнуть головой. На холме стоял увенчанный башнями дом из серого камня, построенный в баронском стиле, чтобы казаться замком. Послеполуденное солнце освещало его тёплым светом, несмотря на холодный ветер.

– Он новый, хоть и выглядит старым. Её светлость построила его на заказ. Это большой дом, а кухни в нём – самые первоклассные во всей Шотландии. Причём в восточном крыле, где вы будете жить, мисс, каждая гостевая спальня имеет свою туалетную комнату.

– Как это по–современному! Однако выглядит вполне в старинном стиле и романтично. – Кейтлин улыбнулась. – Я нисколько бы не удивилась, если бы из дверей танцуя, появились маленькие эльфы, чтобы взять наш багаж!

Муйрин фыркнула:

– Единственные эльфы, которых вы здесь встретите, – это лакеи, но более ленивого народца вам не найти, хотя выглядят они все как с иголочки. По–другому её светлость не позволяет. Она настаивает, чтобы мы все носили одежду таких фирм, как "Дом Ланнон", и она нежелает ничего слышать.

– Весьма здраво в её положении, не правда ли? Если бы я была герцогиней, уверена, я вела бы себя точно также.

Муйрин казалась удивлённой:

– Это правда, мисс?

– О, да. Вы бы не смогли меня удержать. Я бы требовала, чтобы меня обслуживали только по высшему разряду, и настаивала бы на всём самом лучшем. Естественно, забавно это было бы только при условии, чтобы всё это могли видеть мои братья и сёстры.

Служанка оскалилась:

– Вам бы следовало попросту пригласить их всех приехать и посмотреть, как вы королевой управляетесь в этом замке…

Карета загрохотала по булыжникам и, качнувшись, остановилась под навесом у въездных ворот.

– Ой, мы на месте. – Муйрин собрала их пожитки

Кейтлин разгладила подол и проверила, чтобы её перчатки были застёгнуты на запястье, что вдруг оказалось делом непростым. Она не знала здесь ни души, однако была уверена, что подружится с кем–нибудь из дам ещё до конца недели. Она подняла подбородок. Если не подружится, что ж, тогда будет наслаждаться окрестностями. Будет забавно исследовать сельскую местность и изумительное озеро.

Дверь кареты распахнулась, и вниз опустились ступеньки, а лакей протянул затянутую в перчатку руку. Через несколько мгновений Кейтлин стояла в самом великолепном парадном вестибюле, какие она только видела. Сверкающий паркетный пол тянулся к ряду больших двустворчатый дверей. Тёплое дерево оттенялось длинным белым с золотом столом, стоящим под огромным зеркалом в золотой раме и между двумя тяжёлыми позолоченными креслами. Сверху ярко светили изящно украшенные, сверкающие золотом и латунью канделябры, уже зажжённые, хотя до вечера ещё оставалось не меньше часа.

Дверь на дальней стороне фое, открылась, за ней послышалась суматошная активность. Тут и там носились лакеи, неся в руках канделябры, сложенное бельё. Служанка спешила с корзиной свежесрезанных цветов, с пустой вазой, зажатой подмышкой.

Безупречного вида дворецкий вышел вперёд, остановился с поклоном перед Кейтлин:

– Мисс... ?

– Хёрст. – Кейтлин расстегнула перчатки и пальто, и сложила их в руки поджидавшего лакея.

– А, мисс Хёрст. Мы вас ждали.

Вошёл слуга, неся дорожную сумку и чемодан Кейтлин, сразу за ним шла Муйрин.

Дворецкий бросил мимолётный взгляд на Муйрин:

– Её светлость и несколько гостей находятся в розовой гостиной. Я провожу мисс Хёрст туда, прежде чем отвести её в её опочивальню.

– Спасибо, мистер Хэй, – Муйрин повернулась к Кейтлин и присела в реверансе. – Мисс, не хотите ли принять ванну перед ужином? Немножко расслабитесь после всего этого путешествия.

– О, да, пожалуйста.

– Если хотите, я отнесу ваши вещи. И присмотрю, чтобы ваши сумки распаковали и заодно чтобы принесли что–нибудь к чаю.

В животе у Кейтлин уже давно урчало, и она знала ещё по Лондону, что до ужина пройдёт ещё немало часов:

– Спасибо, Муйрин. Это очень нило.

Служанка присела в реверансе и вышла, приказав одному из лакеев отнести наверх дорожную сумку и чемодан Кейтлин.

Дворецкий прочистил горло:

– Мисс Хёрст, следуйте за мной, я проведу вас, к её светлости. Она и несколько её гостей только что вернулись с конной прогулки и сидят в гостиной, обсуждая планы развлечений назавтра.

– Конечно.

Дворецкий подвёл её к широким двустворчатым дверям, распахнул их и объявил монотонным голосом:

– Ваша светлость, прибыла мисс Хёрст. – С поклоном он посторонился перед Кейтлин.

Комната сверкала стеклом и зеркалами была в три раза больше в длину, чем в ширину, и обставлена была мебелью в старорежимном стиле. Свет в комнату лился через великолепные окна в двух стенах, оправленные в тяжело свисающие гардины, украшенные кистями из бронзового шёлка. Стены напротив были покрыты затейливыми обоями с изысканным розово,коричнево,белым узором, вперемежку с зеркалами от пола до потолка. Широкие, цвета розового лосося канапе располагались по бокам двух из трёх ревущих каминов, отапливавших комнату; длинноворсный ковёр лососево–красно–коричневой расцветки покрывал пол. Добавлением ко всей этой роскоши были три люстры из позолоченной бронзы, одна из которых была величиной с диван.

Кейтлин заставила себя не глазеть и сконцентрировалась на небольшой группке, теснившейся на двух канапе рядом с дверью. Потрясающая рыжеволосая женщина смерила её любопытным, но холодным взлядом. Она была одета в наряд цвета синего сапфира, подчёркивавший её величавые формы; золотисто–каштановые волосы были уложены на голове, а щеголеватая синяя шляпка была сброшена на бок. Рядом с этим великолепным созданием сидел высокий красивый мужчина с поразительно голубыми глазами, которые нагло разглядывали Кейтлин. Напротив них сидели две дамы: одна – молодая, с каштановыми волосами и ласковыми голубыми глазами, другая – постарше, с резким лицом и выдающимся носом.

Дама с рыжими волосами оглядела Кейтлин сверху донизу:

– Ну–ну, – протянула она так тихо, как будто говорила сама с собой. – Мне стоило бы знать.

Кейтлин, которая в этот момент выступила вперёд, остановилась:

– Простите?

Выражение лица женщины изменилось, и натянутая улыбка коснулась её губ:

– Мисс Хёрст, как я рада, что вы приняли моё приглашение.

Значит, это и есть герцогиня. Она так прелестна. Кейтлин остановилась у ножки дивана и сделала реверанс:

– Ваша светлость, это было так мило с вашей стороны пригласить меня.

Мужчина возле герцогини поднялся на ноги, когда Кейтлин приблизилась. Теперь он поклонился, пожирая её глазами:

– Джорджиана, я думаю, полагается нас представить.

Губы герцогини сжались, но она улыбнулась:

– Естественно. Мисс Хёрст, это Лорд Дервиштон. Должна предупредить вас, что он очень плохой человек.

– Джорджиана, право! – голубые глаза Дервиштона светились весельем, когда он взял руку Кейтлин в свою и нежно поцеловал её пальцы. – Мисс Хёрст, какое удовольствие. Не слушайте Джорджиану. Она просто злится, что я выиграл у неё, когда мы скакали назад к дому.

– Вы жульничали, – сказала герцогиня томным голосом.

Кейтлин вытащила свою руку из хватки мужчины и присела в неглубоком реверансе:

– Лорд Дервиштон, я тоже рада с вами познакомиться.

Герцогиня махнула в сторону двух других женщин, которые обе в этот момент поднимались:

– Это виконтесса Кинлосс, моя очень старая подруга.

Остролицая женщина прыснула:

– О, Джорджиана! Ну, вы скажете тоже! – Она встала и очень коротко сделала реверанс. В этот момент с её юбки метнулась маленькая худая собака с прицепленным между широкими заострёнными ушами большим розовым бантом.

– Собака! Можно мне… – Кейтлин протянула руку в дружественном жесте, но собака зарычала и прыгнула на неё, огрызаясь и обнажая свои зубы. Если бы лорд Дервиштон без долгих раздумий не встал между Кейтлин и собакой, она была бы покусана.

Леди Кинлосс подхватила собаку на руки:

– Фу, фу, Маффин! – Собака дрожала от ярости, её выпученные глаза были прикованы к Кейтлин.

– Простите, если я её напугала.

Леди Кинлосс фыркнула:

– Он не любит чужих. – Она поцеловала свою собаку в её костлявую голову и замурлыкала: – Правда, Маффин?

Герцогиня усмехнулась низким глубоким голосом: – Как видите, мисс Хёрст, мы тут в Замке Бэллоч слушаемся дикую собаку. Надеюсь, вас это не смущает.

Кейтлин смущала не злая собачонка, а скорее критический настрой, исходивший от герцогини. Глядя на прекрасно сидящий на герцогине наряд для верховой езды, Кейтлин внезапно почувствовала себя помятой и одетой по-дорожному, и пожалела, что не переоделась в свежее платье перед представлением. Хотя она знала, что не стоит выглядеть колеблющейся. Если она что и усвоила в Лондоне, так это то, что любое проявление слабости делает тебя мишенью для издевательств.

Кейтлин повернулась с вопрошающим взглядом к девушке, тихо стоявшей рядом.

Герцогиня нахмурилась:

– Ах, да. А это – мисс… Одвелл.

Девушка улыбнулась:

– Мисс Хёрст, я – мисс Огилви.

Герцогиня пожала плечами:

– Ну, тогда Огилви.

Кейтлин тепло улыбнулась девушке и получила широкую улыбку в ответ. Кейтлин расслабилась; по крайне мере, появился потенциальный союзник. Она придвинулась к мисс Огилви чуть–чуть поближе.

Леди Кинлосс поцеловала Маффина и поставила его на пол, где он спрятался за её юбки и высунув только голову зарычал на Кейтлин.

– Фу, Маффинчик. Будь вежливым. – Виконтесса бросила взгляд на дверь. – Интересно, где остальные. Они собирались просто прогуляться вниз к руинам настоящего замка; я думала, они вернутся раньше нас.

Герцогиня пожала плечами элегантным движением, которое открыло её прелестную шею и плечи.

– Осмелюсь предположить, что они остановились посмотреть на сады. Маркиза Треймонт показала неумение остановиться, когда дело касается роз.

Кейтлин нахмурилась. Как мама, обычно хорошо разбирающаяся в людях, могла так довериться такой жуткой женщине? Хотя, задумалась Кейтлин, может быть, она слишком спешит с выводами; ведь она с этой женщиной только познакомилась.

Герцогиня снова утонула в диванных подушках, жестоми предлагая остальным сделать то же самое.

– Если позволите, – проговорила Кейтлин, – я хотела бы немного отдохнуть перед ужином.

Герцогиня кивнула:

– Ужин будет подан в девять. Вам это должно показаться ужасно поздно. – Её полные губы искривились в самодовольной ухмылке, она посмотрела на леди Кинлосс. – Мисс Хёрст приехала из страшно провинциальной части страны. Я побывала там меньше месяца назад, и думала, что умру от скуки.

Что за наглая женщина! Остроумный ответ уже готов был сорваться с губ Кейтлин, но она заставила себя его проглотить. Я обещала маме, что не буду устраивать сцен… Но, уф!

Леди Кинлосс прыснула в руку:

– Возможно, мисс Хёрст предпочла бы хлеб с сыром в шесть, нежели барашка и лобстеров в девять!



Хватит! Кейтлин приклеила на лицо улыбку:

– О, мне всё равно, когда вы накрываете ужин; я только не хочу его пропустить. Я никогда не упускаю шанс попробовать новое вкусное блюдо, обменяться любезностями со своими ближними или стать свидетельницей чьей–нибудь глупости.

Улыбка на лице леди Кинлосс поблекла, а лорд Дервиштон рассмеялся:

– Браво, мисс Хёрст! Хороший ответ! Теперь леди Кинлосс будет мучиться, что из этих трёх вы имели в виду.

Глаза герцогини сузились:

– Полно, Дервиштон, не поощряйте девушку. Она известна своей импульсивностью. Её мать меня предупреждала об этом.

Кейтлин пришлось закусить губу, чтобы удержаться от порыва их всех сразить своим острым язычком:

– Ваша светлость, я совсем не импульсивная.

Лорд Дервиштон фыркнул со смеху:

– Те из нас, кто весь день провёл в седле или, – он наклонил голову в сторону Кейтлин, – пропутешествовал по пыльным дорогам, к девяти чрезвычайно проголодаются.

– Точно, – произнесла мисс Огилви своим нежным голосом. – Ничто не делает меня такой голодной, как путешествие. – Она улыбнулась Кейтлин. – Я добиралась до Бэллоча восемь часов, и если бы мой приезд не пришёлся на время вечернего чая, я могла бы съесть ремень от кареты!

Кейтлин благодарно улыбнулась девушке:

– Я рада, что вам не пришлось идти на такие крайности.

– Я тоже! – Нежные голубые глаза мисс Огилви блеснули. – Я думала, что я…

Дверь открылась, и вошли ещё две пары под аккомпанемент ворчания и рычания Маффина. Лорд Дервиштон представил леди Элизабет, дочь герцога Арджилльского, и её спутника – лорда Дэлфора Берлийского. Оба были одеты чрезвычайно модно и приветливо поздоровались с Кейтлин. Сразу за ними следовали маркиз и маркиза Треймонтские, красивая пара, которая любезно всех поприветствовала, но вскоре была поглощена разговором друг с другом по поводу планировки нового сада, спроектированного для одного из их имений.

Герцогиня и леди Кинлосс поздоровались со вновь прибывшими с гораздо большим энтузиазмом, чем был продемонстрирован Кейтлин, но той было всё равно. О чём она действительно мечтала, это о спальне и о ждущей её ванне. Она посмотрела на двери долгим взглядом.

– Если хотите, я пойду с вами.

Кейтлин обернулась и обнаружила позади себя мисс Огилви с робкой улыбкой на лице. Кейтлин улыбнулась: – Если вы не против, было бы очень мило.

Мисс Огилви взяла Кейтлин под руку:

– Я сонная и тоже хотела бы отдохнуть перед ужином.

Кейтлин вздохнула с облегчением и направилась вместе с девушкой к громадным дверям.

– Большое вам спасибо. Я не очень разбираюсь, куда нужно идти; дом такой огромный.

– И красивый. Вот погодите, когда вы увидите спальни! Они все оформлены в таких очаровательных тонах. Моя – изумрудно–зелёного цвета с бронзовыми кистями на шторах и подвесками на кровати – ну, вам стоит самой на это полюбоваться. Лорд Дервиштон рассказывал мне, что у каждой спальни есть своя собственная туалетная комната, что просто поразительно.

Они почти достигли двери, когда она открылась, и вошёл высокий темноволосый мужчина. Его лицо было суровым и чувственным, его губы изогнуты, глаза того зелёного цвета, какими бывают мшистые камни в холодной как лёд реке.

Кейтлин знала это лицо – оно уже три месяца населяло её сны и её сожаления.

– Александр МакЛин, – прошептала она, и её голос потонул в приветствиях герцогини и её спутников.

МакЛин улыбнулся группе, но на пути к ним его взгляд метнулся в сторону Кейтлин и встретился с её взглядом. Жар, возбуждающий и рвущий на части, пронзил её и в ту же секунду она вспомнила каждый украденный поцелуй, каждое сладострастное прикосновение, каждый запретный момент, проведённый ими вместе в течение тех прекрасных трёх недель, перед тем, как его высокомерность и её порывистая гордость чуть не привели её семью к краху.

Её тело моментально ощутило глубокое, приятное волнение. Чёрт возьми, я должна быть выше этого!

Он пристально вгляделся, но только на мгновенье, а затем – как будто она ничего не значила –

он двинулся дальше по комнате в сторону группы.

– Как грубо! – фыркнула мисс Огилви. – Он никому из нас ни слова не сказал.

Но нет, сказал. Своим холодным, бесстрастным видом он дал понять Кейтлин, что если на неё его присутствие ещё могло произвести эффект, то он по отношению к ней абсолютно ничего не почувствовал.

Она не могла от него оторваться, пока он шёл по толстому ковру. Он был одет в пошитый на заказ наряд для верховой езды, чёрные сапоги блестели, а превосходно сшитый жакет обрисовывал мощную мускулатуру.

Мисс Огилви склонилась ближе к Кейтлин.

– Каким бы грубым он ни был, должна признать, что лэрд МакЛин волнующе красивый мужчина.

Она и половины не знает.

Мисс Огилви разглядывала профиль МакЛина, пока он разговаривал с герцогиней.

– Единственная причина, по которой мой отец хотел, чтобы я побывала на приёме у герцогини, – он надеялся, что я смогу привлечь внимание лорда МакЛина.

– У вас получилось?

– Если честно, нет. Он так занят разглядыванием… – Мисс Огилви покраснела, и бросила извиняющийся взгляд на Кейтлин. – Мне не следует сплетничать.

Нет, пожалуйста! Прошу вас, посплетничайте ещё! Но выразительные губы мисс Огилви сомкнулись в решительную линию, и когда она снова заговорила, речь шла уже о чудесных ужинах и о том, что она раньше никогда не пробовала черепахового супа и надеется, что его подадут снова.

Кейтлин слушала вполуха, её взор снова притянул к себе МакЛин, который теперь разговаривал с лордом Дервиштоном. Странно, но МакЛин не выглядел удивлённым при виде неё. Возможно, герцогиня упомянула о её приглашении. А может…

– Вам не кажется, – произнесла тихо мисс Огилви, – что лэрд МакЛин похож на лорда Байрона?

– Должно быть, вы не встречали лорда Байрона.

– Нет, но я видела картину, и он кажется мрачным и опасным и… – мисс Огилви содрогнулась.

Кейтлин выдавила улыбку:

– Байрон – жирный белый червяк, который влюблён в собственную слизь.

Глаза мисс Огилви округлились, потом она глупо захихикала:

– Правда?

– Я встречалась с ним несколько раз во время своего короткого визита в Лондон, и если честно, он порядком толст и бледен, и шепелявит при разговоре.

– Шепелявит? – сказала мисс Огилви возмущённым тоном. – Это совсем не похоже на то, каким я его себе мечтала. Кэро Лэмб, наверное, сошёл с ума, распространяясь о нём в такой манере.

– Они оба безумны. И невоспитанны. И вулгарны. И оба сотканы из грязи, если можно так сказать.

Губы мисс Огилви задрожали:

– Вы очень откровенны.

– О, простите я…

– Нет–нет! Я нахожу это весьма занятным. Пожалуйста, не сдерживайте свой язычок из–за меня. Я здесь уже неделю, и, похоже, это самое открытое высказывание, какое я тут только слышала.

– Это и мой дар, и моё проклятие, – улыбнулась Кейтлин. – Будет таким облегчением – возможность высказать свои мысли хотя бы одному человеку. – Поверх плеча мисс Огилви Кейтлин заметила, что МакЛин оставил лорда Дервиштона и снова разговаривал с герцогиней.

Рыжеволосая красавица протянула МакЛину томную руку для поцелуя. Он склонился к ней, его тёмные волосы упали ему на лоб, а сам он улыбался хозяйке дома.

От этой картины у Кейтлин подвило живот. Этот мужчина был ходячей угрозой для женского самочувствия.

Мисс Огилви проследила за взглядом Кейтлин и сказала:

– По тому, как её светлость флиртует, никогда не догадаешься, что она замужем. Она все дни напролёт подначивает Дервиштона делать самые неуместные комментарии. Надеюсь, лорд МакЛин будет осторожен.

– Не волнуйтесь за МакЛина; он умеет быть очень изворотливым. – И может заставить женщину поверить – даже всего на три короткие удивительные недели – что она единственная женщина на свете. – Может мы пойдём? Я действительно очень устала.

– Ой, конечно! Вы захотите отдохнуть с дороги перед ужином. – Мисс Огилви взяла Кейтлин за руку и они снова двинулись к двери.

Кейтлин почувствовала, как МакЛин повернулся, его тёмно–зелёные глаза уставились на неё, пока она покидала комнату. Желание обернуться было почти невыносимым, и она вздохнула с облегчением, когда они вышли в фойе.

Лакей провёл их к ним в спальни, которые оказались друг от друга всего через три двери. Девушка предложила Кейтлин встретиться на лестничной площадке в восемь тридцать, чтобы они могли вместе пойти на ужин:

– Найти столовую займёт все полчаса.

Кейтлин согласилась и попрощалась, затем вошла в свою спальню, где Муйрин распаковывала маленький чемодан и дорожную сумку. Служанка весело провела её к камину, где в ожидании стояли чай и пирожные, пообещав, что скоро будет готова ванна.

Сидя у трескучего огня, утоляя голод чаем и пирожными под болтовню служанки, Кейтлин беспокойно думала о присутствии МакЛина, об этом непрошенном дополнении к загородному приёму герцогини. Если и был человек, знавший, как заставить её делать и говорить неподобающие леди вещи, это был именно он.



Она вгрызлась в пирожное с излишним усурдием. Чёрт возьми, она не допустит, чтобы его присутствие нарушило её душевный покой или испортило ей веселье. Пусть делает, что хочет, и говорит, что может; на этот раз она устоит перед его насмешками и попытками её раздразнить. На этот раз командовать будет она, а е её предательское сердце. И никакому мрачно красивому, саркастически настроенному шотландскому лэрду не удастся это изменить.




Мир принадлежит оптимистам, пессимисты — всего лишь зрители. Франсуа Гизо
ещё >>