№03. C. 76-81. Сша и Китай: есть ли угроза холодной войны? - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
А. А. Волович Потребности растущей суперэкономики 1 105.87kb.
Доклад по теме: " холодная война" введение истоки холодной войны 1 175.27kb.
Концептуальные изменения взгляда на боевой состав вмс США после окончания... 1 103.14kb.
Лекции групповых занятий для 8 групп 2 618.18kb.
Ближневосточный конфликт 4 409.22kb.
В дании завершила свою работу комиссия по изучению деятельности так... 1 55.96kb.
"Американские тнк как фактор влияния в Китае" 2 473.85kb.
Геополитический треугольник Россия-сша-китай в зеркале зарубежных... 1 72.13kb.
Доктрины ядерной войны 1 184.01kb.
Холодная война 1 179.96kb.
Сша-кнр: соперничество в юго-восточной азии обостряется я. В. 1 260.16kb.
Викторина «знакомство с Тайванем» 1 15.76kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

№03. C. 76-81. Сша и Китай: есть ли угроза холодной войны? - страница №1/1

Consulting & Business.-2010.-№03.-C.76-81.
США и Китай: есть ли угроза холодной войны?
Физули Кадибеков
Последний месяц запомнился нагнетанием напряженности между Китаем и США. Своеобразным детонатором этого процесса послужило согласие Белого Дома на поставку в Тайвань американского оружия на сумму примерно в $6,4 млрд.
Вашингтон предполагает поставку в Тайвань 60 бое­вых многоцелевых вертоле­тов Black Hawk UH-60M; 114 ракетно-зенитных комплексов Patriot РАС -3; 2 минно-поисковых кора­блей класса Osprey, 12 противолодоч­ных ракет Harpoon Block -2 и усовер­шенствованную командную систему Ро Sheng (Широкая победа), разработанную специально для нужд систем связи тайванских военных. В ближайшем будущем можно ожидать и продажу истребителей F-16, партии подлодок и т.п.

Далее последовала незамедлительная цепная реакция в виде жесткой негативной дипломатической реакции и ноты Пекина на пресловутое решение Вашингтона. Вот лишь часть формулировок: продажа ору­жия, грубое вмешательство в дела Китая, США должны как можно быстрее отме­нить это решение и т.п. Но просто заявле­ниями Пекин не ограничивается и вводит санкции против соучастников военной сделки - американских компаний со звон­кими названиями Google, Boeing, Sinopec, United Technologies, Lockheed Martin и т.п., плюс объявляет о разрыве военных связей с Пентагоном. Американцы менее агрессивны, но также не медлят с отве­том.

Президент США принимает духов­ного лидера Тибета Далай Ламу, кото­рого Пекин считает сепаратистом. В Вашингтоне вновь начинают говорить о намерении ужесточения подхода к торговым отношениям с Пекином и про­должения давления на Китай по поводу курса юаня. «Один из вызовов, с кото­рыми мы сталкиваемся - это курсы национальных валют и то, как они уста­навливаются. Мы должны быть уверены, что американские товары не продаются по искусственно завышенным ценам, а китайские - по искусственно зани­женным», - говорит президент США. Таким образом, поставки американского оружия в Тайвань и последовавшая цеп­ная реакция лишь одна сторона медали. В реальности между двумя странами, помимо разногласий вокруг Тайваня, в настоящее время существует целый букет проблем - та же проблема курса китайского юаня, отношений Пекина с Тегераном и т.п.

Многие считают, что реакция страны на поставки оружия в Тайвань является вполне понятной и законной - Китай уверен в своих силах и хочет объяснить, что американцы должны уважать его политику. Сам Вашингтон оправдывает­ся законом об отношениях с Тайванем, с которым он с самого начала под­держивал теплые отношения. Но сути это не меняет. На фоне происходящего многие заговорили чуть ли о не начале холодной войны между двумя странами. Выдвигались различные сценарии даль­нейшего развития событий, и обсужда­лось, ограничится ли конфликт только воинственной риторикой и обмена кол­костями, или же он зайдет еще дальше, приведя к непредсказуемым событиям.


Температурная спираль
Отвечая на вопрос, так ли велика угроза развития холодного противостоя­ния между Пекином и Вашингтоном, как ее малюют, надо подчеркнуть - продол­жение ухудшения отношений двух стран в перспективе не сулит ничего хорошего ни этим странам, ни миру в целом.

Нынешняя напряженность не являет­ся первой в своем роде. Со дня образова­ния Китайской Народной Республики в 1949 году ее отношения с Вашингтоном стабильно напоминали собой своеобраз­ную спираль потепления и охлаждения. Весьма часто эта напряженность доходи­ла до критической отметки.

Часто подобный процесс сопрово­ждался подливанием в огонь масла как с той, так и с другой стороны. Но это не мешало обеим странам развивать динамичное сотрудничество и поддер­живать некий температурный баланс в отношениях. Что же касается причин время от времени возникающих вспышек напряженности между двумя странами, то в этом по большому счету также нет ничего удивительного. Слишком много различий существует между коммуни­стическим Китаем с политической моно­полией одной партии и США с ее много­партийной демократией, чтобы сходить­ся по всем вопросам. Да и многие из нынешних проблем не являются новыми. К примеру, это не первый, не второй и даже не третий случай, когда Вашингтон охотно вооружает Тайвань - практи­чески схожий скандал гремел совсем в 2008 году при Буше-младшем. Тогда Пекин также реагировал раздраженно и остро, грозя Вашингтону прекраще­нием военного сотрудничества и т.п. С приходом в Белый дом Барака Обамы и после его визита в Китай в ноябре про­шлого года тучи немного развеялись, но не надолго. Интересно, но как толь­ко китайская государственная нефтяная компания подписала выгодный контракт с Ираном (третий поставщик углеводо­родов в Китай), Вашингтон резко воз­мутился по поводу многомиллиардных инвестиций во враждебный ему Тегеран. Совпадение ли это, но очень скоро после этого Белый Дом неожиданно проде­монстрировала желание продать оружие Тайваню.

И это не первый случай, когда в пери­одически возникающих трениях между Пекином и Вашингтоном часто бывают замешаны обе стороны. История пока­зывает, что нынешняя напряженность между двумя странами не является чем-то из ряда вон выходящим событием, высока вероятность того, что спустив пары во взаимной словесной перепалке и угрозах, стороны опять продолжат сотрудничество в привычном русле как это уже не раз было. Этому есть серьез­ные основания. США является одним из основных рынков сбыта для китайских товаров, а Китай в свою очередь одним из основных держателей американских государственных облигаций, главной часть стратегического валютного резер­ва хранится в долларах. Таким образом, обе страны сегодня имеют много общих интересов, чтобы бросить их на алтарь конфронтации. Что особенно актуаль­но в период мирового экономического кризиса. Но есть один тонкий момент, который все же заставляет задуматься о пресловутой угрозе. Раз на раз не приходится, развитие событий очень трудно предсказать, когда дело касается про­блемы Тайваня - краеугольного камня основных противоречий между Пекином и Вашингтоном, проблемы, которая все больше становиться взрывоопасной и непредсказуемой.


Тайваньский гордиев узел
Суть проблемы в том, что Китай счи­тает Тайвань одной из своих провинций, а Тайванскую республику и ее прави­тельство - незаконным, сепаратистским образованием. В этом смысле восстановление своего контроля над островом Пекин считает лишь делом времени. Кажется, обычный пример сепаратиз­ма, коих сегодня в мире насчитывается десятки. Но лишь с первого взгляда. На самом деле случай Тайваня является уни­кальным и феноменальным в своем роде, практически не имеющим аналогов. И его сходство с обычным сепаратизмом является чисто внешним. После граждан­ской войны в Китае в 40-х годах прошло­го века за установление коммунистиче­ского режима в стране, законная власть тогда еще Китайской республики в лице правящей партии Гоминьдан потерпела поражение.

Китайская республика - часто используется название Тайвань, по назва­нию острова, составляющего большую часть контролируемой ныне республи­кой территории (не путать с КНР, образованной в 1949 году) - была основа­на в 1911 году, ранее имела широкое дипломатическое признание, контроли­ровала значительную часть материко­вого Китая, Монголии и прилегающих к Китаю островов, в том числе и Тайвань. Нынешний Тайвань (Китайская респу­блика) является довольно демократиче­ским государством с многопартийной системой, развитой экономикой (один из азиатских «тигров»), высоким уровнем жизни населения (один из самых высо­ких ВВП на душу населения в мире), чем в коммунистическом Китае. Сегодня под контролем Китайской республики оста­ются сам остров Тайвань и несколько относительно крупных и мелких при­легающих островов. Долгое время и по сей день власти Тайваня именно себя считают законной властью Китая, гордо называя себя истинной правопреемницей Китайской республики, заявляя о своих правах на весь континентальный Китай. Правда, в последние годы подобные при­тязания все больше уходят в прошлое.


Китай уверен в своих силах и хочет объяснить, что американцы должны уважать его политику.
Если для Пекина Тайвань - лишь сепаратистское образование, то для самого Тайваня нелегитимным является сам коммунистический режим, который пришел к власти в результате государственного переворота. В годы холод­ной войны именно Тайвань (Китайская республика) признавалась многими западными странами и ООН легитимным правительством всего Китая. И только в начале 70-х годов прошлого века место Китайской республики было передано

КНР с ее коммунистическим режимом. И сейчас Тайвань имеет, пускай ограни­ченное, но дипломатическое признание в мире, практически ежегодно пытается вернуть себе членство в ООН, чему пре­пятствует официальный Пекин. Если рассуждать чисто правовыми и истори­ческими критериями, то конституционно Тайвань имеет не меньшие основания выступать с сепаратистскими обвине­ниями в адрес самого Пекина. Сегодня в большинстве стран мира осознают этот факт. Но в условиях, когда нормализация отношений с маленьким Тайванем грозит ухудшением отношений с Пекином, предпочтение все больше отдается последне­му. Но как показывают реалии - не всег­да. Такой вот тайванский гордиев узел.


Последний - в очереди
Главная опасность нынешней напря­женности между США и Китаем даже не в эпизоде поставок американского оружия, ибо такое уже не раз бывало, а в том, как поведет себя Пекин в отно­шении Тайваня в ближайшем будущем. То, что это поведение будет едва ли дружелюбным, сейчас мало у кого вызы­вает сомнения. Именно Пекин считает Тайвань неотъемлемой частью комму­нистического Китая и твердо намерен вернуть остров в свое лоно. Грозные выпады Пекин делал всегда. Но пред­ставляется, что именно сейчас проблема Тайваня приближается к своему дню икс, который может спровоцировать самые непредсказуемые последствия.

Дело в том, что, вплоть со дня образования КНР в 1949 году, Пекин был занят решением внутренних проблем. Нужно было накормить население, наве­сти порядок, годы пошли на развитие рыночного социализма. Китай имел еще массу территориальных проблем с вели­кими державами, которые удерживали в своих руках отдельные территории Китая. В такой ситуации браться за самую сложную территориальную про­блему в виде Тайваня, поддерживаемой к тому же США и ее союзниками, было минимум не рационально. Вот почему Пекин ограничивался лишь грозны­ми заявлениями. Но времена измени­лись, социалистический лагерь рухнул, отношение к Китаю поменялось, страна успешно развивает рыночную социали­стическую экономику. После развала соцлагеря и СССР, Китай все больше наряду с США претендует на роль супер­державы.



Укрепление экономики и решение многих внутренних проблем привело к тому, что Китай серьезно взялся за решение своих оставшихся от прошло­го территориальных проблем. Курс на собирание земель привел к серьезным успехам. Поднебесная без лишнего шума смогла добиться возвращения себе Гонконга (Великобританией), Макао (Португалией). Китай добился серьез­ных успехов в демаркации своих спор­ных границ, добившись территориальных уступок от Таджикистана, Киргизии, Казахстана и совсем недавно от России. Последним крупным нерешенным тер­риториальным вопросом КНР является Тайвань.
Запах пороха
Пекин все усерднее начинает гово­рить о необходимости возврата Тайваня в свое лоно. И если не будет мирно­го решения, то Пекин может просто решиться на военное вторжение, как это было в Тибете. И вероятность подобной вооруженной интервенции со временем лишь увеличивается. По мнению экспер­тов, Тайвань - единственное на обозри­мый период место на Земле, где может произойти неуправляемая эскалация кри­зиса мирового масштаба, которая может быть вызвана даже внутриполитическими событиями на Тайване. Неудивительно, что Тайвань постоянно вооружается. Другой вопрос - могут ли периодические поставки вооружений в Тайвань помочь последней в предотвращении военной агрессии Пекина? Едва ли - грубая ста­тистика говорит сама за себя. Площадь Тайваня составляет примерно 36 тысяч квадратных километров (это почти в четыре раза больше территории Ливана и больше, чем Армения, население -23 миллиона человек). Остров имеет в длину примерно 400 километров, а в ширину 150 километров. Тайвань почти в 270 раз меньше по площади, чем конти­нентальный Китай, а ее население мень­ше населения КНР почти в 60 раз. Это значит что, в вероятном противостоянии с Пекином у Тайваня при всех военных закупках шансы на успех мизерные. В этом смысле логика Вашингтона в том, что он, поставляя оружие в Тайвань, практически ни чем не угрожает воен­ному доминированию КНР, но неплохо зарабатывает, плюс укрепляя влияние в Тайване. В Пекине это прекрасно понимают. Но сам факт поставки Пекин воспринимает как неуважение к себе, это опять напоминает Пекину о том, что США - главная преграда в решении проблемы, которая не может сохра­няться всегда. Если Китай выступит против Тайваня, то США вынуждены будут реагировать. Это тот случай, где стратегическая неопределенность может привести к внезапной конфронтации, за которой может следовать конфликт. И вероятность такого сценария весьма высока.
Иллюзии сближения
Есть ли надежда избежать конфрон­тации? Один из этих вариантов заклю­чается в сближении позиций. Тайвань и Китай в последние годы все больше пытаются наладить связи. К примеру, в 2005 году лидеры двух оппозиционных партий Китайской республики посетили с визитом КНР, где встречались с пред­седателем страны. Этот визит Пекин расценил как большой успех и прогресс в решении тайваньского вопроса. В 2007 году Тайвань подал заявку на повторное вступление в ООН уже под названием Тайвань, а не китайской республики, как было раньше, чем, по сути, отказался от претензий на континентальный Китай.

Далее Пекин сделал жест в сторону Тайваня, послав его правительству сим­волический подарок в виде миниатюрных медведей-панд, что многие расценили как свидетельство грядущих перемен. Некоторые вообще заговорили о том, что Тайванские власти вскоре сами осознают бесперспективность существования вне юрисдикции КНР и бросятся в объятия Пекина. С одной стороны, в Тайване на самом деле есть много сторонников большей интеграции с Пекином и поиска путей взаимоприемлемого разрешения проблемы. Но с другой стороны, есть и много радикалов, которые признают юрисдикцию Тайваня над всем Китаем, или как минимум выступают за жесткую линию независимости. Такая тенденция наблюдается на самом высшем уров­не. Два предыдущих президента придер­живались точки зрения существования суверенного и независимого государства, отделенного от материкового Китая, и поэтому не видели необходимости фор­мально заявлять о своей независимо­сти. Нынешний президент полагает, что Китайская республика является суве­ренным и независимым государством, включающим в себя как Тайвань, так и материковый Китай.

В этом смысле политические партии Тайваня (Китайской Республики) хотя часто и имеют радикально отличающие­ся взгляды относительно ее независимо­сти, но мало кто выступает полностью против нее. При этом такая неодно­значность наблюдается и в обществе. В Тайване уровень жизни выше и многие боятся его понижения, бизнесмены боят­ся вступать в капиталистический Китай. Однако надежды на успех подобного сближения иллюзорны.
Обнадеживающие прецеденты
Есть ли срединный вариант решения проблемы, который мог бы относитель­но устроить обе стороны и избежать военного столкновения? Думается, есть - опыт самого Китая дает хороший рецепт - в июле 1997 года Гонконг, практически не имеющий ничего общего с коммунистическим Китаем в экономи­ческом и политическом плане, перешел из управления Великобритании в состав КНР. Был объявлен принцип «одна стра­на, две системы». Согласно ей Гонконгу была предоставлена право внутренне­го самоуправления на 50 лет. Именно благодаря этому сегодня Гонконг с ее чистым капитализмом является прак­тически независимым государством в составе КНР со своим правительством, законами, собственной судебной, финан­совой, миграционной, денежной, тамо­женной системами и т.п.
После развала соцлагеря и СССР, КНР наряду с США все больше претендует на роль супердержавы.
Это касается и Макао, возвращенной КНР уже Португалией в 1999 году. В случае Тайваня можно было бы исполь­зовать этот же принцип. Такой подход является идеальным компромиссом - он дал бы Пекину возможность иметь несколько развитых регионов под стать которым со временем могла бы подтя­нуться вся страна.

Компромисс открыл бы дорогу мас­совым тайванским инвестициям, с другой стороны - сам Тайвань избавился бы от напряженности по поводу каждого следующего дня, сохранив внутренне самоуправление. А мир избавился бы от опасного очага конфронтации. Но вопрос - надолго ли?



Сегодня Китай все больше набирает силу, его аппетиты растут. Считается, что если мир в XXI веке и станет много­полярным, то, скорее всего, это будет тандем двух государств - США и Китая. И хотя разговоры о холодной войне между ними на нынешнем этапе не слиш­ком убедительны, в будущем это может измениться.




Все мы — народ, и правительство — тоже. Отто фон Бисмарк
ещё >>